Йосеф жив, Йосеф будет жить! ("Вайешев")
Фото: Getty Images
Йосеф жив, Йосеф будет жить! ("Вайешев")

Судьба Йосефа 

В главе "Вайешев" описывается история пропажи Йосефа, которого его отец посчитал погибшим: "И было, когда пришел Йосеф к братьям своим, они сняли с Йосефа рубашку его, рубашку разноцветную, что на нем. И взяли его, и бросили его в яму; а яма эта пустая, не было в ней воды. И сели они есть хлеб, и взглянули, и увидели: вот, караван ишмаэлитян приходит из Гилада, и верблюды их несут пряности, бальзам и лот; идут они, чтобы свезти в Египет. И сказал Йеуда братьям своим: что пользы, если мы убьем брата нашего и скроем его кровь? Пойдем, продадим его ишмаэлитянам, а рука наша да не будет на нем, ибо он брат наш, плоть наша. И послушались его братья. И когда проходили мимо люди Мидьянские, купцы, они вытащили и подняли Йосефа из ямы, и продали Йосефа ишмаэлитянам за двадцать сребреников; а те отвели Йосефа в Египет. Реувен же пришел опять к яме; и вот, нет Йосефа в яме. И разодрал он одежды свои, И возвратился к братьям своим, и сказал: мальчика нет, а я, куда я денусь? И взяли они одежду Йосефа, и зарезали козленка, и обмакнули одежду в кровь. И послали разноцветную рубашку, и доставили к отцу своему, и сказали: это мы нашли; узнай же, сына ли твоего эта одежда, или нет. И он узнал ее, и сказал: это одежда сына моего; хищный зверь съел его; верно, растерзан Йосеф! И разодрал Йаков одежды свои, и возложил вретище на чресла свои, и оплакивал сына своего многие дни. И поднялись все сыновья его и все дочери его, чтобы утешить его; но он не хотел утешиться и сказал: горюющим сойду к сыну моему в преисподнюю. И оплакивал его отец его" (37:23). 

В конце концов братья Йосефа и сами поверили в его смерть, как это явствует из слов Йеуды: "есть у нас отец престарелый и маленький мальчик, рожденный на старости; брат его умер" (44:20). 

Весь мир, кроме разве что Ицхака, получившего соответствующее откровение, считал Йосефа погибшим. Но Йосеф не только остался в живых, но и весьма преуспел на чужбине, став вторым после Паро лицом в государстве, а кроме того, оказался родоначальником мессианского рода: после того как царство Шломо раскололось, потомки Йосефа правили Северным царством. Оставшееся без Иерусалимского Храма, это царство отклонялось от предписанного Торой богослужения, а после Вавилонского плена и вовсе сошло на нет, но память о мессианском предназначении потомков Йосефа продолжает жить и поныне. 

В традиции мессианство по линии Йосефа с одной стороны связывается с материальной, технической стороной власти, а с другой, представляется обреченным на гибель. В свою очередь, мессианство по линии Йеуды и его потомка Давида - видится мессианством перспективным и духовно ориентированным. 

Об угрозе гибели Машиаха бен Йосефа сообщается в Талмуде. В трактате Сукка 52а приводятся слова из книги Захарии: "И воззрят на меня, которого пронзили, и будут рыдать о нем, как рыдают о единородном сыне ..." (12:10). Слова эти трактуются рабби Досой как предназначенные Машиаху бен Йосефу: "Это потому, что Машиах бен Йосеф убит". 

В следующей брайте сказано: "Сказал Пресвятой Машиаху бен Давиду, который откроется вскоре, в наши дни: "Попроси у Меня что-нибудь, и Я дам тебе" (Теиллим 2:7). Так как видел (Машиах бен Давид), что Машиах бен Йосеф убит, то ответил: "Владыка мира! Я не прошу у Тебя ничего, кроме жизни". "Жизни? Еще прежде чем ты произнес это, пророчествовал о тебе Давид, предок твой, как сказано: Просил у Тебя жизни - Ты дал ему" (Теиллим 20:5). 

Вашими молитвами 

На этом распределении ролей, на идее того, что избавление начнется с материальных успехов Машиаха бен Йосефа, и завершится духовной победой Машиаха бен Давида, со временем сосредоточили свое внимание каббалисты - Аризаль и Виленский Гаон. Неудивительно, что рав Кук идентифицировал с Машиахом бен Йосефом сионистский проект, так что возникшее в 1948 году государство Израиль отождествляется в лагере религиозных сионистов с Машиахом бен Йосефом. 

Таким образом, отдельный и непростой вопрос в этой связи представляет собой вопрос гибели Машиаха бен Йосефа. 

После подписания в 1993 году Норвежского соглашения и особенно после уничтожения Ариэлем Шароном Гуш-Катифа, прибрежного еврейского анклава в секторе Газа, смерть Машиаха бен Йосефа стала многим казаться реальностью. А среди некоторых религиозных сионистов стало укрепляться мнение, что на смену предавшему свои идеалы умирающему светскому государству должно прийти мессианское государство галахи. 

Этот сложный вопрос адекватно может быть осмыслен лишь в контексте двух традиционных положений. 

Первое: согласно пророчеству, Машиаха бен Йосефа и Машиаха бен Давида ожидает объединение, как сказано: "Так сказал Господь Бог: Вот я беру посох Йосефа, который в руке Эфраима и колен Израиля, объединившихся с ним; и положу его к посоху Йеуды, и сделаю их посохом единым, и превратятся они в один в руке моей" (Йехезкель 37, 15-27). Второе: предрекаемая Талмудом смерть Йосефа отрицается каббалой. Согласно каббалистической доктрине, Машиах бен Йосеф будет лишь выглядеть мертвым, как выглядел мертвым в глазах своего отца Йосеф. Он выглядел мертвым, однако оказался живым. Также и его помазанник - сын. Он не умрет, а если даже и умрет, то воскреснет по молитве Машиаха бен Давида. Речь таким образом идет о перерыве, о временном замирании. Как сказал по поводу приведенной Гемары Магараль: "в восхождении Машиаха бен Йосефа будет момент, когда оно прекратится, и возобладают над ним народы, и будет перерыв в его восхождении" ("Нецах Исраэль" 34). 

Итак, сионистское государство - Машиах бен Йосеф, как и его предок - Йосеф, близок к гибели, даже выглядит мертвым, но на самом деле оно живо, и за сохранение его жизни следует молиться, что и делают религиозные сионисты, произносящие в субботы и праздники перед мусафом: "Отец наш небесный, скала Израиля и Избавитель его, благослови государство Израиль - начало роста Избавления нашего". 

Харедим, как известно, не произносят не только такой - "исповедальной" - молитвы, но не молятся за "циейним" вообще. Т.е. не молятся даже о том, чтобы Всевышний "благословил еврейское государство, как Он благословил Авраама, Ицхака и Йакова". 

Это отлынивание тем более досадно, что вся аргументация ультраортодоксов, оправдывающих свою социальную безучастность, сводится к тому, что можно назвать "молитвенным участием". 

Действительно, всякий раз, когда речь заходит об аморальности уклонения от армейской службы, харедим терпеливо объясняют, что изучение Торы - это их вклад в защиту страны, что кропя над Гемарой, они фактически проходят альтернативную службу. Но если это правда, то резонно спросить, почему они не молятся ни за эту самую страну, ни за ее армию? Как можно посвящать учебу какому-то делу и одновременно за это дело не молиться? 

Может быть 30, даже 20 лет назад ортодоксы чувствовали себя совершенно чуждыми сионистскому государству, но сейчас ситуация иная. Согласно данным, опубликованным полгода назад харедимной газетой "Ятед Нееман", 45% ортодоксов считают себя "сионистами". Сегодня уклонение от молитвы за государство - обидный и опасный анахронизм. 

Остается лишь надеяться, что эти "45%" выкладываются в благословении "Вэ-ле-Йерушалаим". 

Действительно, одно из Восемнадцати благословений гласит: "И в Йерушалаим, Твой город, возвратись милосердно и пребывай в нем, как Ты обещал; и возведи его вскоре в наши дни, как строение вечное, и трон Давида без промедления в нем установи". 

В сефардских сидурах в этом месте обычно мелким текстом напечатано разъяснение, что молящийся призван подразумевать здесь избавление от смерти Машиаха бен Йосефа. Так что в конце концов все, кто ожидают Машиаха сына Давидова, не перестают неявно молиться также и за сына Йосефа, а тем самым невольно и за государство Израиль.

counter
Comments system Cackle