"Наши солдаты боятся прокурора больше, чем Ихье Синвара". Речь Нафтали Беннета
Фото: mnenia.zahav.ru
"Наши солдаты боятся прокурора больше, чем Ихье Синвара". Речь Нафтали Беннета

Всем доброе утро. Государство Израиль столкнулось с кризисом доверия к системе безопасности. И проблема не в наших врагах - враги были у нас всегда, числом не меньшим, чем сегодня. Во время Войны за независимость в Израиле жило всего 600 тысяч человек, остановили шесть арабских армий. У них было мало оружия, но много веры. Так победили и в Шестидневной войне. Жесткое враги - не что-то новое для нас. 

И нынешнее положение не более опасно, нежели несколько месяцев назад, когда премьер пытался распустить свое правительство по политическим причинам, из-за Корпорации общественного вещания. Сейчас то же самое положения. И тогда не было верно превращать вопросы безопасности в политические. Не грозит нам никакой Апокалипсис. Есть враги. Но не враг беспокоит меня. 

Что-то плохое происходит с нами, изнутри. Видно многим, в том числе и в последнее десятилетие, за время правления Нетаниягу, что государство Израиль перестало побеждать. Я видел это собственными глазами во время Второй ливанской войны, в качестве командира Западной группы войск. Видел эту неразбериху, эту путаницу, утрату боевого духа. Я потерял в Ливане моего хорошего товарища, подполковника Эммануэля Морено, да будет благословенна память о нем. Из-за той войны я оставил хай-тек, который очень любил, и пошел в политику. 

Господа, мы налагаем на наших бойцов оковы, одни поверх других. Оковы юридические и оковы концептуальные. Наши бойцы военного прокурора боятся сильнее, чем Ихье Синвара. От сокрушающих врага мы превратились в подыгрывающих врагу. Вещи, которые были ясными, вдруг оказалось возможно подвергнуть сомнению. И из-за этого нашелся тот, кто решил обозначить террористов, запускающих по нам воздушные шары со взрывчаткой, лживым определением "дети" — вопреки тому, что большинство из них - около двадцати лет. И в тот момент, как мы сами называем их детьми, это создает почву для предпочтения: лучше пусть они ставят под угрозу наших детей, чем мы убьем их. 

После того, как ХАМАС выпустил более 530 ракет по израильским населенным пунктам, и ракету "корнет" по автобусу с военнослужащими, мы вдруг рассказываем сами себе о чудесах, о том, что все в порядке и ХАМАС сдержан, как никогда ранее. Когда любой незаконно пристроенный балкон в Тель-Авиве разрушается в течение считанных дней, правительство Израиля опасается демонтировать незаконный арабский форпост Хан аль-Ахмар, вопреки всем постановлениям БАГАЦа, из страха: "Что скажут о нас в Европе? Как обойдутся с нами в Гааге?" 

Прямомыслие уступило место юридической казуистике, оторванной [от реальности], механизмы реализации стали тяжелыми и неповоротливыми. Убийцы израильтян удостаиваются, на наших глазах, ежемесячных зарплат в 15 тысяч шекелей за то, что они сделали. Их семьи получают уважение и пособи - а мы стоим напротив них и ничего не делаем для того, чтобы положить этому конец. У нас уходят долгие месяцы на то, чтобы разрушить дом террориста, но и тогда мы переживаем, как бы чего не случилось, и осторожно разрушаем полкомнаты - как будто сами думаем о нем и о его семье, как о жертвах. Послушайте, в этот самый момент стоят 102 домов террористов, которые ЦАХАЛ разметил, но нам не хватает духа, не хватает силы разрушить их! 

ХАМАС и "Хизбалла" наглеют все сильнее изо дня в день, потому что полагают, что мы опасаемся конфликта с ними. То, что глава правительства называет ответственностью, воспринимается нашими врагами как нерешительность. И разница между ними становится все тоньше. 

Господа! Корабль безопасности Израиля идет в последнее десятилетие в неверном направлении. И опаснее всего, что мы начали думать, будто проблеме террора нет решения. Дескать, нет его для террористов, для ракет, ничего не поделаешь! Но нет - есть, что делать! Когда Израиль захочет победить - мы вновь станем побеждать. Это не рок! Можно взять корабль, идущий в определенную сторону, и поменять его курс. 

Мы пошли в политику, чтобы представить альтернативу. Сменить нерешительность - мощью, усталость - инициативностью, растерянность — верой. 

И вот, например, в последние годы, в том числе при правительствах Нетаниягу, освобождали террористов оптом. "Потому что так надо!" Но мы пришли и сказали, поставив ультиматум около пяти лет назад: "Хватит! Больше такого не будет". И с того времени перестали выпускать [террористов], и даже - впервые в истории государства Израиль - вернули освобожденных террористов в тюрьму. 

Мы доказали делами: можно изменить курс. В академии, в образовании, в юриспруденции, в государственной политике. Еще несколько лет назад весь народ Израиля думал, что позднее будет основано палестинское государство - мы пришли и изменили курс, с левого - вправо. 

Что касается необходимости изменений в оборонной концепции Израиля: нам стоит восстановить боевой дух, восстановить разрушенный фактор сдерживания, вновь начать действовать креативно и современно. 

Я обратился несколько дней назад к главе правительства с тем, чтобы он назначил меня на должность министра обороны, после оглушительного провала предыдущего - он сбежал с поля битвы. Я просил действовать ровно наоборот: взять ответственность в тяжелую минуту, укрепиться - вопреки трудностям, о которых всем известно. Не было ни одного советника и ни одного моего товарища, который бы сказал, что это мне на пользу. Все говорили - ты не сможешь провести перемены, за несколько месяцев, со всеми ограничениями, правительство рушится - но я решил это сделать. И в беседе в пятницу сказал главе правительства, что, хотя я ни в коем случае не ставлю ему ультиматум, я учел его оценку и его речь о том, что он ищет достойного кандидата на пост министра обороны. Но на самом деле Нетаниягу решил, по его собственным причинам, оставить этот пост за собой. 

В своей речи Нетаниягу пообещал израильскому обществу изменить процесс, привести к перевороту в вопросах безопасности, изменить курс, которого придерживались 10 лет, в сторону силы. Если глава правительства сказал это всерьез - а я хочу верить тем словам, которые он произнес вчера вечером - тогда вот что я скажу здесь премьер-министру: мы в этот момент откажемся от всех наших политических требований и окажем всяческую поддержку тебе, чтобы Израиль вновь стал побеждать. 

Предполагаю, я заплачу определенную политическую цену, в ближайшие часы и дни - ничего, мы справимся с этим. Предпочитаю, чтобы глава правительства победил меня в политическом бою, нежели Хания победит государство Израиль. 

Хочу рассказать вам, о чем то, случившемся со мною вчера. После того, как я и министр Шакед уведомили о проведении этой пресс-конференции, и после того, как появились слухи о том, что мы намереваемся подать в отставку, все начали меня искать. И вдруг я увидел имя профессора Аумана, лауреата нобелевской премии по экономике, ведущего мирового специалиста по Теории игр… Хочу вам рассказать, что ровно четыре года тому назад, в разгар моих коалиционных переговоров с премьер-министром о вступлении в нынешнее правительство, именно профессор Ауман посоветовал мне своим приятным голосом сконцентрировать все усилия на одном требовании и идти с ним до конца. И я действительно сконцентрировался на одном требовании - портфеле министра юстиции для Айелет Шакед. И я пошел с этим до конца, все остальное - история. Так вот, вчера профессор Ауман, патриот Израиля и отец, потерявший сына в первой ливанской войне, сказал мне: "Нафтали, не подавай в отставку!". Я спросил у него - "почему?" Ведь, согласно теории игр, я должен поступить прямо противоположным образом, это противоречит тому, что ты мне советовал 4 года назад и это усложнит мои следующие коалиционные переговоры с Нетаниягу?" И тогда профессор ответил мне: "Ты прав, ты говоришь все правильно. Но страна - важнее всего!" 

Я не знаю, сколько времени продержится это правительство при поддержке 61-го депутата кнессета, часть из которых - "бунтовщики". Я не изменил своего прогноза о том, что будет очень трудно удержать такое правительство на плаву, но мы можем попробовать. Если правительство действительно начнет возвращаться в правильное русло и действовать, как настоящее правое, это стоит сделать. 

Мяч переходит к главе правительства. В ближайшие недели обещанный переворот в области безопасности будет проверен делом. Сможем ли мы оставить позади политику попустительства в отношении ХАМАСа? Будет ли эвакуирован, наконец-то, Хан эль-Ахмар? Положим ли мы конец "пионерским лагерям" для террористов и крупным суммам денег, которые они получают? Перестанет ли, наконец, быть выгодным делом убийство евреев в Эрец-Исраэль? 

Это будет проверка делом, а не разговорами. Обществу надоели пустые слова. Мы не станем стоять на трибунах, контролируя главу правительства, мы подставим плечо и сделаем все возможное, чтобы помочь. И я хочу сказать, что отсюда, с большой радостью и любовью, я возвращаюсь руководить системой образования израильских детей. 

Большое спасибо! 

Нафтали Беннет

counter
Comments system Cackle
Загрузка...