Президент в Бразилии избран, что дальше?
Фото: Reuters
Президент в Бразилии избран, что дальше?

Голосование поставило много вопросов, ответы на которые даст время 

В минувшее воскресенье в Бразилии прошел второй тур всеобщих выборов. Победу одержал правый популист Жаир Болсонару, получивший 55% голосов против 45% у его соперника из левой Партии трудящихся (ПТ) Фернанду Аддада. 

Избранному президенту 63 года, он отставной военный, депутат нижней палаты парламента с 28-летним стажем, сменивший за это время восемь партий. В своей первой речи он провозгласил целью превращение Бразилии в "великую нацию" и обещал защищать Конституцию, демократию и свободу. 

В Бразилии впервые с 1985 года (перехода к демократии после 21 года правления военных) к власти в ходе демократических выборов пришел крайне правый политик, который в ходе кампании демонстрировал тяготение к авторитаризму, презрение к демократическим институтам, жонглировал расистскими, сексистскими, гомофобскими выпадами, отличался неприкрыто агрессивной риторикой в отношении левых – своих главных политических противников. Печальным фактом стало даже не столько появление такого политика (см. "НГ-дипкурьер" от 15.10.18), сколько массовая поддержка электоратом его лозунгов. 

В разделявших два тура неделях ярко и пугающе быстро сконцентрировались главные черты президентской гонки – нарастание радикализма и политической поляризации, провал центристских партий и лидеров, молниеносный рост электорального ресурса Болсонару и беспрецедентная агрессивность его кампании. Поставив в центр кампании борьбу против криминала, он выступил за свободное ношение оружия. 

Болсонару активизировал свою кампанию там, где победил Аддад, – на северо-востоке. Решив смягчить дискурс, он заговорил об "умиротворении". Призывы к приватизации сменились отказом от нее (на что даже поддерживавшие его биржи отреагировали падением), оскорбления ЛГБТ – совместным фотографированием с геями (одновременно с… апелляцией к католикам и евангелистам). Болсонару допустил появление женщин и афробразильцев в правительстве. Когда на его прежние расистские высказывания восторженно отозвался бывший шеф американского ку-клукс-клана Дэвид Дьюк, Болсонару поспешил откреститься от такой поддержки. Ход кампании, однако, показал, что это были конъюнктурные шаги, не говорившие о его отказе от своих убеждений. А оправдание военного режима и преступлений тех, кто пытал и убивал, и вовсе было неоднократно подтверждено. 

Совсем другая, гораздо более сложная задача стояла перед Аддадом. Ему предстояло объединить демократов, призвать проигравших кандидатов от правого и левого центра на свою сторону, выработать новые лозунги, а главное – убедить избирателей, что он сможет не просто проводить необходимые стране реформы, но и делать это лучше своего соперника. Но ни смена курса, ни публично принесенные Аддадом извинения за ошибки и прегрешения ПТ, ни даже невероятное для партии с 38-летним стажем политической борьбы обещание не идти на выборы 2022 года, ни отчаянное письмо экс-президента Луиса Инасиу Лулы да Силвы за день до голосования не помогли левым. 

Общество бесповоротно ушло в ином, противоположном направлении. Уставший от продажных политиков всех мастей, невыполненных обещаний властей победить коррупцию и вернуться на путь развития, преодолеть кризис и выплеснувшееся на улицы бразильских городов насилие электорат отвернулся и от левых, и от центристов, и от известных, но оказавшихся малоэффективными фигур, и от нынешних правителей-правоцентристов с их нижайшим рейтингом в 1–2%. Общество справедливо жаждало обновления всех сторон жизни и нашло его на крайне правом фланге бразильской политики. Его не испугали ни симпатии к диктатуре, ни предполагаемые министры из бывших военных, ни расистские и антидемократические выпады, ни презрение к общепризнанным правам человека. 

С тревогой и ожиданиями встретили итоги кампании в соседних латиноамериканских странах. Внешнеполитические предпочтения Бразилии пока не конкретизированы, за исключением уже провозглашенного сближения с США, Европой, Японией и Израилем. 

Сейчас, когда глава государства избран, множатся вопросы о его будущей политике, которая во многом оставалась загадкой в ходе кампании. Ответ даст время: предстоит двухмесячный переходный период, когда будет сформировано правительство и определены основные параметры развития. 

1 января 2019 года 38-й президент Бразилии вступит в должность.

counter
Comments system Cackle