Визит в Израиль. Без шанса на успех
Фото: Getty Images
Визит в Израиль. Без шанса на успех

Израиль отверг российские предложения по Сирии, сообщает информационное агентство Reuters со ссылкой на собственные источники в Израиле, знакомые с ситуацией. Экстренный визит главы МИД России и начальника Генштаба вооруженных сил РФ в Израиль и их переговоры с премьером Израиля по проблеме проиранских войск в Сирии были безрезультатны. 

23 июля глава МИД России Сергей Лавров и начальник Генштаба вооруженных сил РФ Валерий Герасимов прибыли с заранее не анонсированным визитом в Израиль для переговоров с главой правительства Израиля Беньямином Нетаниягу. Как отмечала газета "Коммерсантъ", встреча связана с тем, что операция сирийской армии в районе Голанских высот близка к завершению, а Россия пообещала, что в ходе операции проиранские силы, воюющие на стороне президента Сирии Башара Асада, будут отведены от израильской границы. 

Россия предлагала, чтобы вдоль линии перемирия на Голанских высотах была создана зона шириной 100 километров (ранее речь шла о 80 километрах, но это не устраивало Израиль), куда бы не входили иранские военные. Однако источник заявил, что в Израиле отклонили это предложение, причем Нетаниягу подчеркнул, что израильская сторона не допустит укрепления позиций Ирана даже в 100 километрах от контролируемой Израилем территории. 

Уже после переговоров российский МИД решил ответить и на заявление Госдепа США о том, что Россия не выполняет обязательств по юго-западной зоне деэскалации. "Хотели бы подчеркнуть, что в реальности дело обстоит противоположным образом. Именно Вашингтоном в течение многих месяцев ничего не было сделано для того, чтобы в юго-западной зоне деэскалации отделить так называемые умеренные отряды оппозиции от террористов ИГИЛ и "Джебхат ан-Нусры" (запрещенных в России - прим.ред)",- цитирует газета заявление МИД РФ. 

Напомним, переговоры в Иерусалиме проходили после того, как 22 июля Израиль эвакуировал из Сирии по запросу США, Канады и ряда европейских стран активистов организации "Белые каски" с семьями - около 800 человек. Эти действия не встретили в России одобрения: как заявила в понедельник в эфире телеканала "Россия 24" официальный представитель МИД РФ Мария Захарова, "Белые каски" занималась в Сирии не оказанием гуманитарной помощи, а провокациями и распространением дезинформации. 

"Я прекрасно понимаю, почему сирийцы - и официальные лица, и простые сирийцы - называют "Белые каски" и всех, кто с ними как-то ассоциируется, преступниками. Эти люди, которые называли себя гуманитарщиками, занимались деятельностью провокационной и по-настоящему преступной, это доказанный факт. Россия неоднократно, каждый месяц по несколько раз, предоставляла факты того, что делают на самом деле "Белые каски". Это и провокация с использованием химических отравляющих веществ, и дезинформация", - приводит информационное агентство ТАСС выказывание Захаровой. 

О том, почему переговоры в Иерусалиме ни к чему не привели, и о том, в каком положении может оказаться Россия в случае каких-либо провокаций, с "Полит.ру" поговорил Алексей Малашенко, руководитель исследований в Институте диалога цивилизаций. 

"Конечно, на встрече в Иерусалиме роль России как переговорщика не закончена: переговоры будут продолжаться, потому что тот же Израиль, несмотря на американские гарантии, не может обойтись и без российских гарантий. Другое дело, что в Израиле у того же Нетаниягу (а он, кстати говоря, совсем недавно был в Москве) завышенные ожидания. Он думал, что это будет не компромисс, а полная гарантия безопасности Израиля, причем на его условиях. 

И тут возникает проблема, потому что Москва в этой ситуации играет сразу на нескольких "шахматных досках", причем не всегда удачно. И в данном случае она играет и партию с Израилем, и партию с Ираном. Отказываться от взаимодействия с Ираном Москва не может, но и бросить Израиль на произвол судьбы она тоже не может. Это очень тяжелое положение, и одной поездкой Лаврова дела не решить. Тем более, что Москва изначально выступала с предложением, чтобы КСИР, Корпус Стражей Исламской революции, то есть иранские войска, отошли на 80 километров от Голанских высот. А насколько сейчас можно судить о происходящем, Израиль требует, чтобы там не было вообще никаких иранских войск. 

Россия этого на сегодняшний день полностью гарантировать не может, потому что она сохраняет достаточно приличные связи и с Ираном. Тут и экономика, и поддержка мирной иранской ядерной программы, и так далее, и тому подобное. Так что Сергей Лавров в данном случае оказался между двух огней, а Нетаниягу, повторю, ощущает себя на коне и чувствует, что может не то чтобы диктовать, но по крайней мере настаивать на тех условиях, которые ему выгодны. 

Это для него особенно важно: для Москвы вся эта ситуация - просто геополитика, свидетельство собственной силы. А для Нетаниягу и его людей это - в прямом смысле слова проблема выживания. Потому что Израиль находится в непосредственной близости от КСИРов, а Иран - это то государство, которое может пойти на что угодно. И если произойдет какой-то серьезный конфликт между Ираном и Израилем, то это внутренняя проблема Израиля, и там очень многие пострадают. 

Так что договор тут безумно сложен: на сегодняшний день на Ближнем Востоке Иран и Израиль - непримиримые противники, а Россия работает и с тем, и с другим. Совсем недавно в Москве побывал и Велаяти, советник иранского лидера Рухани, и с ним велась очень благожелательная беседа. Что, естественно, Израилю не нравится. Так что главный вопрос для Москвы сейчас в этой сфере - как не сделать окончательного выбора, как сохранить свое влияние и присутствие и с той, и с другой стороны. Это очень сложная проблема, и отказываться ни в чью пользу Москва не может. 

С моей точки зрения, в Кремле еще недооценивают эту ситуацию - позиция должна была быть более ясной. А в сложившихся условиях я просто не вижу выхода, и как все это будет продолжаться, не знаю. В целом мое мнение (возможно, я неправ) таково: в конечном счете все же возобладает стремление сохранить хорошие отношения с Израилем. Хотя это, конечно же, отразится на российско-иранских отношениях и на многом другом. Если не понять Нетаниягу, не понять, насколько это важно для Израиля и просто предлагать, что иранцы останутся в Сирии так или иначе, это будет не лучший выход. Но тут нужен какой-то гениальный дипломат, чтобы все это уладить, а пока у нас на этот счет сложновато. 

По сути ведь выбор в этой ситуации России совершить невозможно. Я уже не говорю о том, что это - комплексная проблема. Мы говорили про Иран и Израиль, но есть ведь еще Турция, есть сам Башар Асад, есть Америка… Это и вправду такая сложная игра на нескольких шахматных досках, что тут действительно нужен "великий шахматист Алехин". Да, в настоящее время достигнуть каких-либо договоренностей не представляется возможным, но ведь это "настоящее время" началось не вчера и не позавчера - оно продолжается уже который год. И думать, что поездка Лаврова с Герасимовым что-то изменит, нет оснований. Потому что получается, что мы лобзаемся и с Нетаниягу, и с Рухани, а так же нельзя.

И последнее, что я могу сказать: не приведи господь, случится какая-то серьезная провокация! А они ведь постоянно бывают: то дрон собьют, то обстрелы начинаются, то "Хизбалла" вылезает. Так вот, если что-то серьезное случится, то России будет очень тяжело - она окажется в ответе за все. Американцам проще: они против Ирана, позиция ясна. А у России она неясна",- объяснил Алексей Малашенко.

counter
Comments system Cackle