Обыденное сознание
Фото: Getty Images
Обыденное сознание

Обыденное сознание – это то самое, что нам строить и жить помогает. Это совокупность информации, полученной людьми из повседневного опыта. Это как автопилот с заложенными в нем реакциями на отклонения. 

В большинстве жизненных ситуаций обыденное сознание позволяет не задумываясь делать правильные выводы. Но не в политике. Не зря сказано, что язык дан дипломату, чтобы он мог скрывать мысли. Поэтому, когда о ком-то из них говорят, что он большой сторонник мирного урегулирования, следует отключить упомянутый автопилот, услужливо предлагающий к указанному стороннику присоединиться, и попытаться понять, о какого рода урегулировании идет речь и за счет чего или кого планируется его осуществить. 

Вспомнить об этом полезном правиле нас заставил выложенный на днях на сайте «Маарив» текст, посвященный беседе бывшего госсекретаря США с советником руководителя Палестинской автономии. Оба эти персонажа, Джон Керри и Хусейн Ага, аттестуются изданием именно как сторонники мирного урегулирования, что сразу же настораживает, причем прочтение материала это ощущение лишь усиливает. 

На первый взгляд все выглядит замечательно. Занимаясь Ближним Востоком, Керри едва ли не жил здесь, а частота его встреч с региональными лидерами заставляла думать о глубокой личной заинтересованности. «Маарив» называет Керри давним другом израильского премьера и последовательным сторонником самого Израиля, считающим, что выживание еврейского государства может быть обеспечено лишь подлинным мирным процессом, а формула «два государства для двух народов» – единственное решение, в рамках которого Израиль сохранит характер еврейского демократического государства. 

Хусейн Ага – это, можно сказать, профессионал в области мирных переговоров с Израилем. «Маарив» пишет, что именно он провел «Лондонский трек», тайные переговоры с Израилем в период между 2010-м и 2013 годами, а до этого способствовал подготовке так называемого «соглашения Бейлин – Абу-Мазен» в 1995 году. 

И вот эти два сторонника переговорного процесса встречаются. Ага по-прежнему приближен к Аббасу. Керри, в силу обстоятельств, не имеет влияния на внешнеполитический курс Америки. Тем не менее, им есть о чем поговорить. 

Впрочем, судя по словам Хусейна Аги, ставшим известными благодаря источникам в окружении Аббаса, говорил в основном бывший госсекретарь. Причем, как показалось Аге, он был одержим мечтой о мире между израильтянами и палестинцами. Возможно, палестинский ветеран переговорного процесса выразился таким образом для того, чтобы хоть как-то завуалировать большевистский задор, не совсем понятный в устах человека, еще недавно стоявшего, так сказать, на страже интересов своей страны. 

Впрочем, все выстраивается, если вспомнить, что кое-кто считал, что главной мотивировкой активной внешнеполитической деятельности Керри на Ближнем Востоке является его мечта о получении Нобелевской премии мира. 

Поэтому мы не видим ничего странного, когда бывший госсекретарь предлагает палестинским арабам помощь в попытке вновь запустить мирный процесс. Когда он рекомендует Аббасу представить свой собственный мирный план. Когда обещает использовать все свои контакты и возможности для поддержки этого плана. Просит Агу передать Аббасу, чтобы тот нападал не на США, а исключительно на президента Трампа, который, мол, несет полную ответственность за ситуацию. Да что там, Керри обещает не мелочиться. Он обеспечит поддержку новому плану со стороны европейцев, арабских государств и всего международного сообщества. 

Конечно, Керри не одинок. Он многозначительно дает понять, что в американском истеблишменте, а также в американской разведке многие, очень многие недовольны работой Трампа и тем, как и куда он ведет страну. 

Главное сейчас вот что: «Затягивайте время, на дайте себя сломать и не идите ни на какие уступки Трампу: велики шансы, что он долго не продержится». 

Но к чему Керри ведет? На что толкает Америку? Трамп не продержится. Кто тогда встанет у кормила? Кто подхватит звездно-полосатый флаг, выпадающий из руки немощного кормчего? 

Вы, уважаемые читатели, уже все поняли. Конечно, такой человек есть. Вот же он – Джон Форбс Керри. 

Похоже, что Керри встретился с Агой только для того, чтобы подготовить фронт работ для своего будущего президентства. Ага говорит, что был удивлен словами собеседника, когда тот серьезно рассуждал о возможности баллотироваться на пост президента в 2020 году. 

От нетактичного вопроса о возможных помехах со стороны возраста Керри отмахнулся: он ненамного старше Трампа и не будет иметь с этим проблем. 

Что общего у Керри и Аги? Оба они, действительно, сторонники мирного разрешения конфликта. Оба приложили много усилий для того, чтобы были написаны тонны документов, не имеющих практической ценности. Усилия Керри, направленные на то, чтобы заморозить поселенческую активность Израиля в Иудее и Самарии, вполне сопоставимы с таковыми при разработке «соглашения Бейлин – Абу-Мазен». Смерть Рабина прервала дальнейшую работу в этом направлении, но к чему вели соглашения в случае их заключения? Об этом можно прочесть в интернете; заметим лишь, что текст соглашения представляет собой сценарий одного из сезонов, как это называется, бесконечного сериала, в котором идет речь о двух государствах и двух народах, тогда как налицо лишь одно, созданное евреями, а создание второго зависло из-за отсутствия собственно народа. Ибо палестинские арабы, за исключением радикализованной политической верхушки, не считают себя чем-то отдельным от остальных арабов. По крайней мере, жители автономии, на законном основании работающие в Израиле, дорожат этой возможностью больше, чем того хотел бы Аббас. 

Когда создавалось еврейское государство, задолго до его официального провозглашения, кроме каркаса будущих структур и армии существовала нематериальная, но от этого еще более ценная основа – та аура, которая появляется в условиях единодушного желания множества людей жить и работать в своей стране. У автономии такой ауры нет и быть не может. Простые палестинцы не ощущают никакой пользы от Рамаллы. 

Про Израиль недруги говорят, что он существует благодаря поддержке мирового еврейства. Поддержка существует, и она говорит вовсе не о слабости Израиля как государства, а о его силе. Палестинскую автономию, как это ни странно звучит, поддерживают в основном США, по крайней мере, в финансовом плане. Арабская же умма спокойно наблюдает за ужимками политического Франкенштейна, выращенного ею с единственной целью – помешать евреям в создании Израиля – и оказавшегося никому не нужным ввиду невозможности выполнить свое предназначение. 

Наверное, здесь не лишним будет кратко резюмировать происшедшее. 

Возврат в политику Керри и введение в политический ближневосточный контекст того единственного, чем он владеет – пресловутого плана двух государств, – означали бы даже не топтание на месте, а стремительное отступление на позиции тридцатилетней давности. 

Не факт, что и усилия Трампа приведут к результату. Но это будет означать лишь, что опробован еще один подход, что он не удался и надо искать следующий. Именно в этом заключается новаторство, в котором проигравшие выборы демократы отказывают победителю. И уяснить это можно, даже исходя из обыденного сознания.

counter
Comments system Cackle