Первородное чувство ("Трума")
Фото: Shutterstock.com
Первородное чувство ("Трума")

Отроки и младенцы 

В недельной главе "Трума" дается предписание сделать Скинию, в том числе ковчег и крышку с керувами: "И сделай крышку из чистого золота: два локтя с половиною длина ее и полтора локтя ширина ее. И сделай двух Керувов из золота; чеканной работы сделаешь их на обоих концах крышки. И сделай одного Керува с одного края и одного Керува с другого края, из самой крышки сделайте Керувов на обоих краях ее. И будут Керувы с распростертыми вверх крыльями покрывать крыльями своими крышку, а лицами своими друг к другу; к крышке да будут лица Керувов. И положи крышку на ковчег сверху; а в ковчег положишь откровение, которое Я дам тебе. И буду Я открываться тебе там и говорить с тобою поверх крышки, из среды двух Керувов" (25:17-22). 

Согласно традиции, Керувы имели облик мальчика и девочки, и в то время пока Всевышний говорил, их крылья дрожали, порой же они и вовсе соприкасались, как это утверждается в трактате Йома (54.а): "…когда народ Израиля приходил (в Иерусалим) на праздники, открывали перед ними завесу Святая Святых и показывали им обнимающихся друг с другом Керувов. И говорили им: вы видите, ваша связь с Богом дорога, как связь мужа и жены". 

О подобии союза Израиля с Богом брачному союзу говорят также и пророки ("Я простер крыло Мое над тобою, и покрыл наготу твою, и поклялся тебе, и вступил в союз с тобой – слово Господа Бога – и ты стала Моею" (Йехезкель 16.8-9) 

Но как следует понимать, что Керувы имели детские лица (что частично выводится из семантики: слово "круви" по-арамейски значит: "как дитя")? Разве это подходящий возраст для любви? Не проблематична ли такая символика? Не правильнее ли было представлять Керувов либо "херувимчиками" - младенцами, либо хотя бы юношами? 

Действительно, европейской скульптуре и живописи хорошо знаком этот "сюжет", но всегда в "политкорректной" версии: перед нами не мальчик или девочка пубертатного возраста, а либо взрослое сформировавшееся лицо, либо пухлое младенческое личико неопределенного пола. 

Не уместнее ли, не адекватнее ли такое видение? Ведь младенец с одной стороны несет в себе самый чистый, самый незамутненный образ Творца, а с другой лишен вожделения - чувства недостойного и эгоистического. С другой стороны, если уж обращаться к образу супружеской любви, то ее скорее выразят взрослые лица. При чем здесь дети? 

Прежде чем попытаться ответить на этот вопрос, следует отметить, что религиозные чувства не только подобны любовным, но находятся с ними в непростых, а порой и в конкурентных отношениях. 

Религиозная и любовная сферы тщательно разделяются. Мужчины и женщины молятся отдельно; в спальной комнате не должны находиться священные тексты, а при даровании Торы Моше "сказал народу: будьте готовыми к третьему дню, не приближайтесь к женщине" (19:15). В конце концов, монашеская традиция зародилась в еврейской среде, в среде ессеев. 

Зародилась, но все же не развилась. В свою очередь в христианском мире тенденция разделения между любовью земной и любовью небесной зашла столь далеко, что эти сферы стали противопоставляться. 

Метафизическое обеспечение 

Основатель ордена редемптористов Альфонсо Лигуори (1696-1787) писал: "Согласно древнему закону, евреи были народом, избранным Богом, в отличие от египтян. Согласно же новому закону, избранники Бога монахи, в противоположность светским людям". 

Впрочем и многие светские люди того времени - времени зарождения феминизма - столкнулись с проблематичностью любовного желания. Некоторые секулярные европейцы той поры оказались неспособны к брачной жизни, по-видимому, по той простой причине, что любовь подразумевает владение другой личностью, по определению являющейся суверенной. 

"Поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице, и в лице всякого другого как к цели, и никогда не относился бы к нему только как к средству", - учил Кант. Эта формулировка мудро допускает, что частично один человек может являться средством для другого. Нетрудно пользоваться услугами официанта и одновременно проявлять к нему уважение. Но любовная сфера – это не сфера обслуживания, в ней ничего не гарантировано. Прикосновение к женщине не может быть ни потребительским, ни лживым. 

Если целибат некоторых творческих личностей, как например, Гоголя, еще можно объяснить психологическими расстройствами, то другие чуткие натуры затруднялись прикоснуться к женщине по метафизическим соображениям, а точнее по их отсутствию. Именно такая сложность угадывается в неустроенности брачной жизни Чаадаева, Кьеркегора, Андерсена, Канта. Последний перед смертью выразил радость по поводу того, что никогда в жизни не совершал нелепых "телодвижений, лишенных метафизического смысла". Кьеркегор умер в отчаянии от той же неспособности увидеть в этих движениях метафизический смысл, а потому и их осуществить. 

Метафизический смысл любовных отношений, заключенный в словах "ваша связь с Богом дорога, как связь мужа и жены" представляет собой альтернативу этим тупикам европейской сексуальности. В иудаизме любовная и религиозная сферы строго разведены, но одновременно и теснейшим образом сопряжены. 

В "Песни песней" не упоминается имя Бога. Эта книга выглядит чисто любовной лирикой, но традиция усматривает в ней также и гимн любви к Создателю, как сказано: "Целый мир не стоит того дня, в который Песнь Песней была дана Израилю, ибо все писания (ктувим) Святы, а "Песнь песней" - Святая святых" (Ядаим 3:5). 

Согласно талмуду, "неженатый мужчина - не человек". "Зоар" называет сексуальное влечение не "йецер-ара" ("дурное побуждение"), как склонен был бы определить христианин, а "йецер-атов" – ("доброе побуждение"). А ученик рабби Моше Кордоведо рав Элияху ДеВидас в книге по этике "Решит Хохма" пишет, что тот, кто не испытал любви к женщине, не может любить Бога. 

Но почему все же "муж и жена", символизирующие в Святая Святых союз Бога с Израилем - малолетки? 

Храму посвящается первородное, поэтому и символизирующие супругов Керувы имели черты отроков, испытывающих первую влюбленность. Влюбленность первозданную, по-детски непосредственную, дорефлексивную. 

Полное совершеннолетие наступает в двадцать лет, но первые признаки взросления проступают в 13 у мальчиков, и в 12 у девочек. Когда в книге "Зоар" говорится, что в 13 лет у мальчика возникает "доброе влечение", то подразумевается не только чувство любви, но и чувство ответственности. 

"Что есть ответственность? – спрашивает Франкл. - Ответственность - это то, перед чем нас ставит жизнь и чего мы стараемся избежать. Ответственность чем-то напоминает пропасть. Чем дальше и основательнее мы ее изучаем, тем более потрясает нас ее глубина - вплоть до того, что от нее начинает кружиться голова. Поскольку, как только мы начинаем задумываться о сущности человеческой ответственности, мы не можем не содрогнуться, ибо в ней есть что-то пугающее и - в то же самое время - что-то величественное. Страшно осознавать, что в любой данный момент мы несем ответственность за все, что за ним последует; что каждое решение - от мельчайшего до самого крупного - это решение навеки; что каждый раз мы либо реализуем, либо упускаем возможность, имеющуюся только на данный конкретный момент. Каждый момент содержит в себе тысячи возможностей, но мы можем выбрать только одну из них; тем самым все остальные возможности отвергаются, обрекаются на небытие, и это тоже навечно. Но разве не прекрасно осознавать, что наше будущее, а вместе с ним будущее всех и всего, что нас окружает, зависит - хотя бы и в малой степени - от того, какое решение мы принимаем в данный момент? То, что мы реализуем этим решением, что мы тем самым привносим в мир, таким образом сохраняется; претворив его в жизнь, мы не даем ему исчезнуть бесследно". 

Это вглядывание в пропасть начинается в отрочестве, когда предпринимаются первые попытки выбора жизненного пути. 

Маленький ребенок не задумывается о будущем, им всецело владеет "йецер-ара", то есть "дурное побуждение", его желания в основе своей эгоистичны. Но в 13-й день его рождения ему вменяется исполнение заповедей. Влечение к противоположному полу вручается как дар тому, кто начал принимать самостоятельные решения. Чувство влюбленности и ответственности сплавляются воедино. И именно это сильное первородное чувство присутствует в Святая святых. 

counter
Comments system Cackle