У социал-демократов Европы - проблемы
Фото: Getty Images
У социал-демократов Европы - проблемы

Эксперт по европейским проблемам считает, что то, что партиям на крайне правом флаге удалось получить так много голосов рабочих, - довольно парадоксально. 

По опросам общественного мнения, популярность Рабочей партии (социал-демократической, - прим.ред.) Норвегии постоянно снижается. По данным опроса, проведенного Sentios по заказу газеты Dagens Næringsliv на прошлой неделе, популярность Рабочей партии снизилась на 3,2% - до 22,7%.В то время как популярность партии «Хёйре» («Правых») составила 30,5%. 

На выборах в Стортинг осенью прошлого года Рабочая партия показала один из худших результатов за всю свою историю, получив 27,4%. По сравнению с выборами 2013 года она потеряла 3,5%. 

Впрочем, спад переживают не только норвежские социал-демократы. 

Заметный спад 

Spiegel Online, являющийся частью European Data Journalism Network, изучил изменения, которые претерпели социал-демократические и социалистические партии в 17 европейских странах в 2000-2017 гг. Анализ, результаты которого опубликованы в EU Observer, показывают, что в 15 из 17 стран социал-демократические и социалистические партии пережили спад, а кое-где были существенно отброшены назад по сравнению с 2000 годом. 

В 2000 году социал-демократические и социалистические партии были у власти в 10 из 15 стран, которые тогда входили в Евросоюз, пишет Spiegel Online. В то время как сегодня правительственная власть в руках социал-демократов и социалистов лишь у горстки из 28 стран-членов ЕС. 

«Если вернуться во времени на 15-20 лет, то тогда власть в Европе находилась почти исключительно у социал-демократов», - говорит эксперт по европейским проблемам, генеральный секретарь Норвежского Атлантического комитета, Кейт Хансен Бундт (Kate Hansen Bundt) в беседе с Nettavisen. 

«Когда в Великобритании у власти находился Тони Блэр, а в Германии - Герхард Шрёдер, социал-демократы занялись совершенно очевидным перетягиванием каната с буржуазными партиями в борьбе за избирателей, голосующих за центристов, тем самым подтолкнув своих избирателей вправо», - говорит Бундт. 

Структурные и политические изменения

Поэтому Бундт считает, что ослабление позиций социал-демократов в Европе может объясняться сочетанием структурных и политических обстоятельств. Она говорит, что структурные изменения связаны с развитием технологий, глобализацией и иммиграцией из незападных стран, в то время как политические изменения больше связаны с отсутствием различий между буржуазным и социалистическим флангом в традиционных государствах всеобщего благосостояния. 

«Базой социал-демократов было рабочее движение и рабочий класс, т.е., в основном, промышленные рабочие. Во многих государствах, особенно в Западной Европе, их численность снижается. Это объясняется как развитием технологий, в частности, роботизацией в промышленности, так и глобализацией, когда многие рабочие места просто исчезли, переместившись в страны с низкими производственным издержками - на восток Европы или в Азию», - говорит Бундт. 

«В некоторых частях Европы уже давно высок уровень безработицы, и социал-демократические партии не смогли отреагировать на фрустрацию, которую переживают оказавшиеся за бортом. Довольно парадоксально, что партиям на крайне правом флаге удалось получить так много голосов рабочих. Они смогли это сделать, благодаря тому, что изображают из себя партии, выступающие против глобализации, против иммиграции и за благосостояние», - считает Бундт. 

Различия уменьшаются 

Бундт указывает на то, что в экономической политике сейчас также меньше различий между двумя прежними противоположными полюсами - социал-демократами и консерваторами, чем это было раньше. 

«И те, и другие, например, выступали за быструю глобализацию, которую мы переживаем на протяжении последних 20 лет, не принимая в расчет тех, кто в результате нее потерял. Потому что такие тоже есть», - говорит она. 

«Различия стали очень небольшими. В Германии консерваторы и социал-демократы восемь лет сотрудничали в правительстве, сейчас они ведут переговоры о создании большой коалиции, за которую проголосовало всего 53%». 

Тенденция к тому, что все больше избирателей, традиционно голосовавших за социал-демократические партии, перебегают к партиям, находящимся на крайне правом фланге, проявилась и во время парламентских выборов в Германии осенью прошлого года. 

«В Германии социал-демократы проиграли 500.000 голосов сравнительно новой правопопулистской партии «Альтернатива для Германии» (АдГ). За АдГ голосовали многие простые рабочие, особенно в бывшей ГДР», - подчеркивает она. 

Боязнь будущего 

Бундт замечает далее, что, хотя в Германии уровень безработицы невысок, опросы (общественного мнения) показали, что на многих повлияла боязнь того, к чему развитие технологий и дальнейшая глобализация могут привести в перспективе. Кроме этого, следует учитывать и миграционный кризис. 

«Боязнь того, как иммиграция, особенно не из стран Запада, может изменить европейские общественные ценности и стать вызовом для государств всеобщего благосостояния, характерна не только для Германии, но и большинства стран Европы», - утверждает Бундт. 

«Возможно, социал-демократам следовало обратить внимание на этот страх перед будущим. Но они этого не сделали, и голоса многих рабочих ушли к правому флангу», - говорит она. 

Правопопулистские партии - такие, как «Шведские демократы», «Национальный фронт» во Франции, «Альтернатива для Германии» и «Партия свободы» в Нидерландах обрели очень значительную поддержку благодаря миграционному кризису. 

«Наверняка многие ищут новые решения, потому что видят, что старый рецепт не срабатывает. Так что избиратели движутся по направлению к ультраправым в большинстве европейских стран». 

Падение с 40 до 20% за 20 лет 

В Германии на выборах 2017 года социал-демократическую партию, СДПГ, поддержали 20,5%. Это худший результат СДПГ на выборах после II мировой войны, по утверждению EU Observer. В 1998 году партию, лидером которой был Герхард Шрёдер, поддерживали 40%. 

Во время президентских выборов во Франции в прошлом году кандидат в президенты от Социалистической партии Бенуа Амон в конце концов получил 6%. Он оказался на пятом месте в президентской гонке. Предшественник и бывший президент Франсуа Олланд стал самым непопулярным президентом в истории Франции и отказался выдвигать свою кандидатуру на второй срок. 

И в Нидерландах, и в Чехии социал-демократы показали очень неважный результат во время парламентских выборов в прошлом году. По сравнению с предыдущими выборами в парламент их поддержка снизилась соответственно на 19 и 13%, по данным EU Observer. По данным норвежского информационного агентства NTB, поддержка Социал-демократической партии Нидерландов (СДРПН) во время парламентских выборов в прошлом году упала настолько, что число ее мандатов в парламенте сократилось с 38 до 9. 

Греческая социал-демократическая партия ПАСОК превратилась практически в малозначительную партию. Во время выборов в парламент в 2012 году ее поддержка упала более чем на 30%. 

Социал-демократическая партия Австрии (СДПА) за последние 15 лет лишилась поддержки 10% избирателей.

Италия, Испания и Португалия 

В 2000-е годы социал-демократические партии в Италии, Испании и Португалии нередко получали на выборах более 40% голосов. Всем этим партиям сегодня до такого результата далеко. Испанскую социал-демократическую партию (PSOE) на выборах 2016 года поддержали 22% избирателей, по словам The New York Times. Для сравнения: на выборах 2004 года PSOE получила 43,3% голосов, а в 2008 году - 43,9%. 

С начала 2000-х годов поддержку избирателей постепенно теряют и социал-демократы в Швеции и Финляндии. 

Великобритания

До недавнего времени и Лейбористская партия в Великобритании следовала той же тенденции к снижению популярности, в 2001-2015 гг. она, по данным EU Observer, лишилась 10% голосов, Тем не менее, на парламентских выборах в прошлом году лейбористам удалось заручиться большей поддержкой. 

Томас Пауст (Thomas Paust), Nettavisen, Норвегия

counter
Comments system Cackle