Сумасшедшие бочки
Фото: Getty Images
Сумасшедшие бочки

Как взлетали и падали цены на нефть

Цена на нефть, преодолев рубеж $70 за баррель, вновь стала весьма горячей темой в мире. С тех пор как разнообразие нефтяных поставок и источников энергии сделалось былью, вряд ли какие-то колебания нефтяных цен вызовут потрясения, случавшиеся в былые времена,— не столь уж и далекие, впрочем. 

«Добыча нефти началась сравнительно недавно, но развилась чрезвычайно быстро до громадных размеров, благодаря той легкости, с которою она производится, и большим запасам нефти в некоторых месторождениях. С драгоценными свойствами нефти и различных ее дистиллятов познакомились впервые в 1859 году, когда одной из буровых скважин близ Титуссвилля в Пенсильвании был открыт первый большой фонтан жидкой нефти, из которого уже в продолжение того же года было добыто до 60 000 тонн этого ископаемого. Уже в 1873 году добыча нефти в Пенсильвании достигла одного миллиона тонн. В 1889 году той же цифры достигла и добыча нефти на Кавказе.

Добыча нефти из других месторождений представляется крайне небольшой. Так, в Канаде, где добыча началась в 1862 году, количество добычи лишь немногим превосходит 100 000 тонн ежегодно. Добыча нефти развивается и в Восточной Азии, что значительно сокращает вывоз американской нефти в различные гавани этой части материка. Первое место по добыче нефти здесь занимают Бирма и Япония. 

Следует сказать, что месторождения нефти, как и других ископаемых, дают повод к спекуляциям и возникновению различных дутых предприятий. В этом смысле можно говорить о нефтяной горячке подобно тому, как мы говорим о золотой горячке, и поучительным примером слепого увлечения бумагами нефтяных компаний может служить образование синдиката кавказской и американской нефти» (энциклопедия «Промышленность и техника», 1904 год). 

Монополия и прогресс 

После окончания Гражданской войны в США стремительно формировалась нефтяная отрасль, и ключевую роль в этом бурном процессе играли цены на нефть и нефтепродукты. В 1865 году они оказались слишком высоки: спрос значительно превышал предложение — последствия войны. Дело было не столько в трудностях разведки и добычи (особенно когда нефть залегала неглубоко), сколько в катастрофической нехватке оборудования для нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ), а также средств транспортировки. Поэтому главными задачами стали поиск капитала и развитие новых форм менеджмента. 

В 1867 году 28-летний Джон Рокфеллер объединил пять НПЗ в одну фирму, которая сначала называлась Rockefeller, Andrew & Flagler. Три года спустя в целях привлечения капитала фирма была преобразована и переименована в Standard Oil Company of Ohio. Ее подразделение под названием Clevandon Plant могло перерабатывать фантастические по тем временам объемы нефти — 500 баррелей в день. Впрочем, это составляло всего 4% всей американской добычи. 

Где Standard Oil Company совершила настоящий прорыв, так это в доступе к транспортным сетям и в деле получения льготных тарифов.

В 1871 году власти Пенсильвании разрешили регистрацию South Improvement Company. Эта транспортная компания, где 900 из 2 тыс. акций принадлежали Рокфеллеру, провела успешные переговоры с тремя крупнейшими на то время железными дорогами и стала пользоваться их услугами по сниженным тарифам, тогда как конкуренты Standard Oil платили по обычным. В результате к 1879 году Standard Oil контролировала 95% американского рынка нефтепродуктов. 

Черная скважина

Компания действовала агрессивно и безжалостно, так что настроила против себя американское общественное мнение и после 1880 года постоянно фигурировала в расследованиях, инициированных отдельными штатами (в 1899 году Standard Oil переехала в Нью-Джерси, где режим в отношении большого бизнеса был более мягким). Кроме того, ей вчиняли судебные иски на основании обвинений в монополизме. Здесь стоит сказать, что к 1903 году Standard Oil контролировала 85% американской добычи нефти и 90% американского нефтяного экспорта. 

Однако, с другой стороны, несомненные коммерческие успехи компании стимулировали разведку и разработку нефтяных месторождений по всем США и, позднее, в Латинской Америке, Румынии и России. 

В 1901 году градус общественного мнения довел работников Standard Oil в Техасе до грандиозной забастовки, а американские власти — до решения зарегистрировать полторы тысячи новых нефтяных компаний (в их числе были будущие мировые гиганты Texas Oil и Gulf Oil). Стало ясно, что Standard Oil не удастся удержать свое почти монопольное положение на рынке.

В любом случае история с Standard Oil впервые указала на связь между ценами на нефть и нефтепродукты и возникновением гигантских компаний. Арифметика здесь простая. НПЗ, способный перерабатывать 500 баррелей сырья в день, может продавать керосин по $0,06 за галлон. Завод, рассчитанный на 1500 баррелей нефти в день, предлагает галлон керосина за $0,03. 

На начальной стадии своего роста компания Рокфеллера снизила розничную цену керосина на 70%.

Между тем в то время керосин занимал почетную позицию в списке товаров массового потребления — им пользовались все без исключения американские домохозяйства. 

Как заметил американский журналист Генри Ллойд в книге с труднопереводимым названием «Wealth Against Commonwealth», вышедшей в свет в 1894 году, «Рокфеллер, стремившийся повлиять на законодательный климат Пенсильвании, делал с законодателями все, что хотел,— разве что не подвергал их нефтепереработке». Однако именно он обеспечил быстрое снижение цен на нефтепродукты — сначала для бытового потребления, а потом и для транспорта. 

Русские идут 

На рубеже 1950–1960-х годов мировые цены на нефть были предметом пристального интереса — в связке с Советским Союзом. СССР в 1950 году произвел 37,9 млн тонн нефти, из них на экспорт ушло 0,3 млн и туда же отправилось 0,8 млн тонн нефтепродуктов. В 1954-м соответствующие показатели составили 59,3 млн, 2,1 млн и 4,4 млн тонн. А в 1958 году СССР довел добычу нефти до 113,2 млн тонн, а экспорт нефти и нефтепродуктов — до 9,1 млн и 9 млн тонн. Цифры 1962 года: 186,2 млн, 26,3 млн и 19,1 млн тонн.

То есть СССР наращивал нефтяные добычу и экспорт темпами, которые иначе как ударными и не назовешь. На советских кинозрителей должен был производить глубокое впечатление фильм 1963 года «Тишина», где главный герой, бывший фронтовик, хлебнувший горя в сталинские годы, но не сломленный, отправляется добывать черное золото; финальные кадры — на трубе с нефтью из нового фонтана выводится надпись «XX съезд».

Вот что сообщала о ситуации 1959–1960 годов американская пресса. За пределами США в границах «свободного мира» нефтедобыча быстро растет. В Африке (в данном случае ее отнесли именно к этому миру) в 1959 году ввели в строй 400 новых скважин — и еще 500 должны дать нефть в 1960-м. В результате освоения новых месторождений в Сахаре вывоз нефти из французской Сахары значительно увеличился и скоро будет покрывать 80% потребностей Франции в этом сырье. Страна озабочена поиском рынков сбыта для нефти, что обострит конкуренцию в Европе и в мире. В Азии Япония ввела в эксплуатацию 370 скважин и не собирается на этом останавливаться: в 1960 году будет задействовано еще 370. 

В целом добыча нефти за пределами США за 1959 год увеличилась на 7%. Такая динамика обостряет и без того серьезную проблему мирового перепроизводства нефти, что неизбежно приведет к падению цен. 

Новым элементом в мировой нефтяной картине является растущая конкуренция со стороны Советского Союза, сопровождаемая увеличением добычи в этой стране. В 1957 году СССР произвел 802 млн баррелей нефти. К 1959-му объем добычи вырос до 919 млн баррелей — плюс 14,6%. В соответствии с планом наращивания нефтяного экспорта советские официальные лица предполагают ежегодное увеличение добычи на 11% в период до 1965 года. 

Нефтяной экспорт советского блока в некоммунистические страны за три года (с 1957-го) более чем удвоился. Главный покупатель советских нефтепродуктов — Италия, за ней идут ОАЭ. Советский профильный экспорт в Норвегию за три года вырос вдвое, примерно такие же результаты показали поставки в Бельгию, Австрию, Грецию и Францию. В Западном полушарии Уругвай договорился с СССР о покупке сырой нефти, а Бразилия намерена получать от Советов нефтепродукты и оборудование для нефтедобычи, для чего подписала с СССР торговое соглашение. В Азии Япония становится крупным покупателем советской нефти. Индия не только покупает нефть у СССР, а еще и договорилась с ним о помощи в разведке месторождений и в строительстве нефтеперерабатывающего завода.

В соответствии с февральским соглашением 1960 года Куба намерена покупать примерно 8,8 млн баррелей советской нефти в год, объем на 1960 год — 6,3 млн баррелей. В мае 1960-го кубинское правительство потребовало от трех принадлежащих иностранцам НПЗ, чтобы они в течение второго полугодия купили по 2,1 млн баррелей русской нефти каждый. 

Три компании, владеющие этими заводами (две американские, одна британо-голландская), отказались перерабатывать русскую нефть, и в июне 1960 года организация под названием «Кубинский институт нефти» заводы конфисковала.

В настоящее время в плане нефти СССР находится по отношению к остальному миру в таком же положении, в каком находились США в середине 1920-х. Однако советское нефтяное производство имеет здесь преимущество в виде оборудования, которого в 1920-е просто не существовало. Более того, советская нефтяная промышленность имеет миллионы акров месторождений, к разработке которых еще даже не приступала.

Ясно, что сейчас СССР — главный фактор неизбежного и катастрофического падения мировых цен на нефть. На Ближнем Востоке их уже начали снижать, чтобы справиться с советской конкуренцией. Именно она в сентябре 1960 года заставила представителей Саудовской Аравии, Ирака, Кувейта, а также Ирана и Венесуэлы встретиться в Багдаде, чтобы обсудить проблему падения цен. Единственный конкретный результат встречи — создание ОПЕК. 

Беда и мать родна 

Если в 1960 году кардинального изменения нефтяных цен удалось избежать, то в 1973-м они совершили скачок, который потряс мир. И СССР с США приняли в этой истории живейшее участие.

Началось все с Уотергейтского скандала, который запустил машину расследования американского Конгресса в отношении президента Ричарда Никсона. Демократы, имевшие в Конгрессе большинство, начали атаку на «имперское президентство», как они выражались. Дело облегчалось тем, что один из сотрудников Белого дома в июле 1973 года признал, что все разговоры президента в его резиденции автоматически записывались. По странному стечению обстоятельств Никсон, когда стал президентом, приказал демонтировать систему звукозаписи, установленную при его предшественнике Линдоне Джонсоне. Но затем в феврале 1973 года распорядился оснастить резиденцию новым комплексом такой аппаратуры — по мнению Никсона, это помогло бы избежать неверной интерпретации его вьетнамской политики будущими либеральными историками. 

Судебные и сенатские следователи потребовали, чтобы президент представил им записи, сделанные в Белом доме, и начали процедуру импичмента.

Утопавшему в скандале Никсону было затруднительно заниматься даже внутренними проблемами вверенной ему страны, не говоря уже о том, чтобы предотвратить назревающий кризис за ее пределами. 6 октября 1973 года Египет и Сирия атаковали Израиль. Тот проморгал готовящееся нападение и за четыре дня потерял пятую часть своей боевой авиации и треть танков. Никсон, несмотря на то что его продолжали терзать родные американские СМИ, взялся за дело и организовал помощь союзнику. За 72 часа был налажен воздушный мост длиной 6400 миль, по которому в Израиль ежедневно поставлялось по тысяче тонн военного снаряжения и боеприпасов,— американские ВВС за 32 дня совершили 566 вылетов. 

2000 лет с конфискацией имущества

СССР энергично участвовал в конкуренции поставок, однако несколько отстал: Египту и Сирии ежедневно направлялось только 500 тонн грузов, притом что дальность полета была значительно меньше, чем в случае с американской помощью. 

Если бы обошлось без американской и советской поддержки, на мировые нефтяные цены этот ближневосточный конфликт, возможно, и не повлиял бы — производители нефти не были бы так политизированы. А так повлиял, и очень серьезно. ОПЕК после его завершения немедленно подняла свою цену барреля нефти до $11,65, то есть на 385%.

Это породило долгий период нестабильности в мировой экономике. В США разразилась инфляционная рецессия, и оставшаяся часть десятилетия была очень трудной для американцев. Только за 1974 год оптовые цены выросли на невероятные для США 18%. Безработица в 1975 году достигла максимального за период после Второй мировой войны уровня — 8,5%. ВВП США упал на 2% в 1974 году и на 3% в 1975-м. В остальных индустриальных странах картина была столь же непривлекательной. 

В долгосрочной перспективе индустриальные страны от такого невиданного ценового скачка, может быть, и выиграли. Они сочли, что слишком зависели до сих пор от дешевой ближневосточной нефти, так что теперь нужно диверсифицировать источники поставок, уделять больше внимания альтернативным источникам энергии и внедрять энергосберегающие технологии. Тем не менее в индустриальных странах вспоминают о 1970-х годах (после скандала с президентом Никсоном) с содроганием.

Чего нельзя сказать об СССР. После ценового скачка страна нежданно-негаданно получила огромное количество нефтедолларов, и в известном смысле жить советским гражданам стало лучше и веселее. Так, в продаже появился какой-никакой импортный товар, в том числе из капстран (по здравому размышлению проблемы со снабжением решались фактически благодаря арабо-израильской войне, но граждане в массе своей об этом, естественно, не догадывались). 

Кончилось все, как известно, очень плохо. После 1986 года, когда мировые цены на нефть рухнули, товаров в магазинах очень скоро не стало вовсе — ни импортных, ни отечественных, ни промышленных, ни продовольственных.

counter
Comments system Cackle