Кто, если не Трамп?
Фото: Reuters
Кто, если не Трамп?

К годовщине каденции Дональда Трампа его недоброжелатели много пишут о спаде американского влияния и ослаблении авторитета США в мире. Между тем, все главные события, которые обсуждает мир, так или иначе связаны с Америкой, и в первую очередь – с ее президентом. 

Достаточно посмотреть на Ближний Восток и перемены, которые произошли в палестино-израильских отношениях. Пожалуй, впервые в истории президент США открыто занимает в этом противостоянии сторону Израиля и не поддается на палестинский шантаж. Так, вице-президент США Майк Пенс, инициатор признания Иерусалима, все же приехал в эти дни в регион, несмотря на отказ руководства ПНА встречаться с ним. Оказалось, что американским посланникам и без Абу Мазена есть с кем здесь разговаривать. 

Когда Трамп в своих предвыборных речах обещал перенести посольство в Иерусалим, многие видели в этом лишь электоральный ход с целью привлечь голоса избирателей-евангелистов. Его первые месяцы в Белом доме вроде бы подтверждали эти подозрения. Да, Трамп приехал в Израиль с одним из первых своих визитов и произносил там прочувствованные речи, но вопрос переноса посольства был отложен на неопределенное время. Обозреватели понимающе рассуждали о том, что президенту не стоит затрагивать тему Иерусалима, если он хочет добиться соглашения израильтян и палестинцев – чтобы не сердить последних. Все указывало на то, что новый президент пойдет проторенным путем своих предшественников, и его доверенные лица точно так же сновали между Иерусалимом и Рамаллой… 

И вдруг Трамп официально признает Иерусалим столицей Израиля! Абу Мазен в истерике отказывается от договоров Осло и посредничества Вашингтона в мирном процессе, Организация исламского сотрудничества (ОИС) в ответ объявляет Восточный Иерусалим столицей Палестины, европейские страны осуждают, Генеральная ассамблея ООН принимает антиамериканскую резолюцию... А Белый дом, словно не замечая этой бури, готовится к переносу своего посольства уже в 2019 году, не собираясь строить для него новое здание. 

В первый момент многие говорили, что выступление президента США по Иерусалиму скорее пойдет во вред Израилю, чем на пользу. Но в итоге международное сообщество пошумело и переключилось на более актуальные проблемы, хотя Аббас все еще мутит воду в кулуарах ООН. 

Трамп потребовал от палестинской администрации прекратить выплаты семьям палестинских шахидов и заключенным террористам. И хотя Абу Мазен обещает, что этого никогда не произойдет, не исключено, что ему придется пойти на попятный, а также отступиться от идеи "больше не иметь дела с Вашингтоном". Ведь другое требование США уже выполнено – заключен договор между ХАМАСом и ФАТХом. Попытки палестинского примирения происходили чуть ли не каждый год, но только сейчас ХАМАС добровольно отказался от власти в Газе. Конечно, здесь сыграло свою роль множество факторов, но это произошло именно при Трампе. 

При Трампе США вышли из ЮНЕСКО из-за антисемитской политики этой организации (шаг, на который не решался даже сам Израиль) и сократили на 65 миллионов долларов дотации Ближневосточному агентству ООН для помощи палестинским беженцам и организации работ (БАПОР). Представитель Госдепартамента обвинил БАПОР в том, что оно не решает, а культивирует проблему палестинских беженцев. Бельгия и Голландия попытались возместить агентству этот ущерб, но в целом международное сообщество больше настроено помогать беженцам из реальных горячих точек. 

Одним словом, Трамп ведет себя по отношению к Израилю как настоящий друг, по крайней мере, пока. Трудно однозначно сказать, к чему приведет эта дружба. Ведь у президента все же есть план урегулирования, и вряд ли он не предусматривает уступок со стороны Израиля. Поговаривают о новом формате переговоров с участием Египта, Иордании и Саудовской Аравии. 

Создание ближневосточной коалиции – еще одно достижение Трампа. Не случайно одну из первых своих поездок за границу в качестве президента он совершил в Саудовскую Аравию. Тем самым был задан вектор на восстановление отношений с суннитскими странами и консолидацию антииранских и антитеррористических сил. Около 40 стран готовы объединиться против "регионального зла" - ИГИЛ, Аль-Каийды, Ирана и режима Асада. Гипотетическая заинтересованность Израиля и арабских стран в стратегическом союзе вдруг стала реальностью. Суннитские монархии еще не объявили себя нашими друзьями, но уже не ведут себя, как враги. Впрочем, Эр-Рияду ничего другого не остается после подписания с США многомиллиардных контрактов, в том числе и на поставки оружия. 

Хотя Трамп в начале своей каденции говорил о том, что Америка больше не будет заниматься решением чужих конфликтов, именно благодаря американским энергичным действиям в Сирии и Ираке стал возможен разгром ИГИЛ и освобождение Мосула. Численность войск США была увеличена, усилились авиаудары по позициям джихадистов. Недавно госсекретарь США Рекс Тиллерсон сообщил, что Штаты сохранят военное присутствие в Сирии, чтобы препятствовать усилению Ирана и добиваться такого мирного соглашения, при котором Башар Асад не останется у власти. При поддержке США на территории бывшего халифата создан курдский анклав. Этот шаг уже спровоцировал столкновения между курдами и турецкой армией, так что говорить о стабилизации в Сирии пока рано. Влияние Ирана и России по-прежнему остается здесь значительным и в военном, и в политическом смысле. На помощь Москвы как нового главного спонсора урегулирования уповает и Аббас. 

Наконец, в отношении Ирана президент придерживается крайне жесткой позиции, намереваясь пересмотреть ядерную сделку и усилить санкции. Эти шаги, как и другие декларации и действия Белого дома, могут иметь разные последствия, вплоть до самых опасных и нежелательных. Но факт, что именно Трамп и никто другой определяет сегодня ситуацию и на Ближнем Востоке, и во многих других регионах.

counter
Comments system Cackle