"Дерзкий" Трамп и последний шанс для Ирана
Фото: Getty Images
"Дерзкий" Трамп и последний шанс для Ирана

Мир еще не пришел в себя от решения Дональда Трампа по переносу посольства в Иерусалим, а он уже оглушил нас следующим – заявил о возможном выходе из ядерной сделки с Ираном.

Легкость, с которой Дональд Трамп одним словом, одним движением руки изменяет устоявшиеся каноны, ломает подписанные договоренности и устраивает международную бурю там, где еще вчера был если не полный штиль, то, по крайней мере, легкий бриз, вызывает восхищение. Примерно такое же, какое вызывает слон, выходящий на дорогу, грациозно наступающий своей изящной ногой на автомобиль и заставляющий оставшихся в живых в панике разбегаться в разные стороны. Мир еще не пришел в себя от его решения по переносу посольства в Иерусалим, а он уже оглушил нас следующим – заявил о возможном выходе из ядерной сделки с Ираном. 

Согласно условиям соглашения, подписанного администрацией Обамы в 2015 году, президент США каждые три месяца должен подтверждать конгрессу, что выполнение соглашения соответствует американским интересам, одобряя таким образом ядерную сделку с Ираном. Это одобрение необходимо для дальнейшей приостановки санкций против Ирана, принятых в свое время в ответ на его ядерную программу. На этот раз Трамп заявил, что он продлевает приостановку санкций, наложенных на Иран, в последний раз – еще на 120 дней, – и призвал конгресс выдвинуть Ирану дополнительные условия дальнейшей приостановки санкций.

Трамп назвал Иран главным спонсором терроризма и потребовал от своих европейских союзников по соглашению помощи в оказании давления на Иран, назвав это "устранением ужасных недочетов сделки по иранскому атому". Он пригрозил, что в случае, если не удастся прийти к консенсусу с конгрессом и союзниками, ядерная сделка с Ираном будет отменена "мгновенно". "Это — последний шанс, — отметил он в своем заявлении. — В случае, если достигнуть соглашения будет невозможно, США больше не будут продлевать приостановку санкций". 

Дополнительные условия, о необходимости которых заявил американский президент, должны зафиксировать новые "триггерные точки" для Ирана: ограничения на программу создания иранских баллистических ракет и отмену предельных сроков действия ограничений на ядерные исследования в Иране. Причем в контексте этого документа ни Китай, ни Россия, которая являлась одним из главных переговорщиков по Ирану, Трампом не упоминаются. 

Но Совместный всеобъемлющий план действий (JCPOA) – это не двусторонний договор между Ираном и Соединенными Штатами, его нельзя денонсировать решением одной страны, о чем Трампу и напомнил ЕС. Любые односторонние изменения JCPOA могут привести к разрыву сделки и возвращению к ядерному противостоянию на Ближнем Востоке. 

Партнерами США по JCPOA являются Великобритания, Франция, Германия, Россия и Китай. И они не готовы так легко отказываться от соглашения, заключенного с таким невероятным трудом. Тереза Мэй, Эммануэль Макрон и Ангела Меркель в своем совместном заявлении уже отметили, что соглашение с Ираном соответствует их общим национальных интересам в сфере безопасности, и они не согласны с решением Трампа. Того же мнения придерживается и Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини. Она считает, что сделка имеет важное значение для предотвращения гонки ядерных вооружений, и Иран полностью выполняет обязательства по соглашению. 

"Сделка работает, она выполняет свою основную цель, что означает, что иранская ядерная программа контролируется и находится под пристальным наблюдением", — заявила Могерини. Про Россию и говорить нечего – она всегда счастлива по любому поводу заявить о "недопустимости использования агрессивной и угрожающей риторики в международных отношениях" со стороны США. Единственный участник, который пока официально не отреагировал на решение Трампа, это Китай, но ранее он уже призывал США к сохранению соглашения.

JCPOA – один из нескольких принципиальных вопросов внешней политики, в которых основные европейские лидеры не согласны с позицией администрации Трампа. Причина этого несогласия не только в том, что ЕС доволен сделкой и верит в исполнение Ираном своих обязательств по ней, но и в том, что многие европейские страны после отмены санкций уже начали инвестировать в Иран. Первый официальный визит президента Ирана Роухани после снятия санкций был в Италию и Францию, а до этого он провел в Тегеране встречу с председателем КНР Си Цзиньпином, целью визита которого в Иран было укрепление торговые отношений двух стран на фоне скорого прихода в страну западных компаний. Так что на фоне этого инвестиционного интереса неудивителен и тот факт, что лидеры европейских стран очень нехотя и с большой задержкой отреагировали на недавние протесты в Иране. Например, та же Федерика Могерини выступила с заявлением только вечером 1 января, когда накал протестов начал снижаться, причем заявление ее выглядело довольно "дежурным". 

Иран уже назвал действия Трампа враждебными и незаконными, заявив, что ответит на них "соответствующим образом". "Иран не примет никаких поправок к этому соглашению, ни сейчас, ни в будущем. Он также не позволит, чтобы какие-либо другие проблемы увязывались с JCPOA", — отмечается в заявлении МИДа Исламской республики. А первый вице-президент Ирана Эсхак Джахангири написал в своем Instagram, что "США проиграют, если отменят "ядерный договор". 

Единственные, кто выразил поддержку решению Трампа, — это Саудовская Аравия, региональный соперник Ирана, и, конечно же, Израиль. По мнению Биньямина Нетаниягу, американский президент "дерзко выступил против террористического режима Ирана". 

Иерусалим изначально противился заключению соглашения с Ираном, считая его опасным не только для Израиля, но и для всего мира. "Иран отхватит джек-пот, приз в сотни миллиардов долларов, которые позволят ему продолжать агрессию и террор в регионе и по всему миру", — говорил тогда Нетаниягу. Иерусалим не сомневался: несмотря на заверения участников соглашения о том, что все иранские объекты будут под полным контролем иностранных инспекторов, после снятия санкций Тегеран обманет международное сообщество и все равно получит ядерное оружие. Насколько это опасение реализовалось, пока с уверенностью сказать трудно, но то, что ослабление международного давления и приток финансовых ресурсов в страну позволили Ирану увеличить свои военные формирования в Сирии, Ливане, Ираке и усилить свою экспансию в регионе – это факт. 

И вот тут самое время вспомнить о секретном договоре, который, по информации ряда СМИ, был заключен в декабре минувшего года между Израилем и США. В переговорах в Белом доме участвовали представители МИДов и сотрудники спецслужб обеих стран. Речь шла о создании четырех совместных рабочих групп для противодействия политике Ирана в ближневосточном регионе. Задачи этих групп, как сообщали СМИ, – препятствие укреплению иранских военных формирований в Сирии и взаимодействию Тегерана с боевиками "Хизбаллы", ХАМАСа и других террористических группировок, противодействие реализации ядерных амбиций Тегерана, прекращение действия иранской ракетной программы, а также мониторинг подготовки Ирана к новому противостоянию с Израилем. Было то или не было – официальные лица обеих стран тогда комментировать отказались. Зато теперь в действиях Трампа мы видим явные признаки реализации этого соглашения на практике. И в этом контексте заявление Нетаниягу о "дерзком выступлении против террористического режима Ирана" звучит особенно трогательно.

counter
Comments system Cackle