Падение режима аятолл - лишь вопрос времени
Фото: Reuters
Падение режима аятолл - лишь вопрос времени

Даже если диктатура в Иране и сумеет пережить нынешнюю волну беспорядков, в конце концов, она все равно будет отправлена на подобающее ей место на свалке истории.

Вот уже целую неделю на улицах иранских городов бушуют столкновения между тысячами демонстрантов и службами безопасности, а многочисленные комментаторы все еще пытаются разобраться в факторах, приведших к потрясениям в этой стране. В качестве одной из основных причин того, что толпы сжигают полицейские участки и скандируют «смерть диктатору» (имея в виду Верховного лидера аятоллу Хаменаи), часто указывают на чудовищную нищету, от которой страдает иранский народ. 

Действительно, экономическую ситуацию в Иране уже давно нельзя назвать успешной, но взрывы протеста были вызваны даже не столько бедностью самой по себе, сколько колоссальным разочарованием, захлестнувшим общество вслед за обещаниями режима улучшить ситуацию. 

Два года назад, сразу после подписания ядерного соглашения, отмены большинства введенных против Ирана санкций и получения невероятно щедрых субсидий от американской администрации Барака Обамы, многие в стране ожидали значительного улучшения своего положения. 

Множество жителей Ирана пребывали с тех пор в иллюзии неизбежного наступления изобилия, и чем более завышенными были их ожидания, тем горше и сокрушительнее оказались разочарования.  Ведь, вопреки обещаниям, экономическая реальность в стране практически не изменилась. Многие западные компании по-прежнему опасаются вести дела с Ираном, да и реализация новых, уже подписанных контрактов до сих пор движется не слишком быстро. 

Львиная доля средств, доставшаяся режиму аятолл, была растрачена им на продолжающиеся войны в Йемене, Сирии и Ираке, та же часть денег, что все же достигла Ирана, растворилась в запутанных коридорах коррумпированной власти. В результате чаяния о грядущем благополучии, столь щедро раздутые правительством, не оправдались, и разочарованное, общество, осознав тщетность своих надежд, выплеснуло теперь ярость на улицу. 

Горькая ирония судьбы состоит в том, что именно Барак Обама, приложивший все возможные усилия, ради продвижения ядерной сделки и поддержания режима аятолл, всеми доступными ему средствами, в итоге и привел к тому, что порог ожиданий иранского общества взлетел на такую высоту, с которой ему только и оставалось, что рухнуть и разбиться вдребезги о безжалостную реальность тяжелейшей экономической ситуации. 

Разногласия в иранском истеблишменте

Пока еще рано оценивать то, куда в конечном итоге качнется нынешняя волна демонстраций, достигнет ли протест той силы, что и в правду сметет власть. 

Вместе с тем, можно перечислить ряд внешних и внутренних факторов, способных определить будущее Ирана. Прежде всего, в аспекте происходящего внутри этой страны, важнейшим вопросом остается то, насколько далеко способны зайти власти в применении насилия и жестокости, стремясь подавить протесты, с одной стороны, и до какой степени готовы пожертвовать собой ради достижения поставленных целей демонстранты, с другой. 

Безусловно, влияние на конечный результат окажет способность демонстрантов расширить свой протест, привлечь вслед за собой на улицы дополнительные общественные сектора и группы, включая студентов и представителей свободных профессий. Все это на фоне той степени лояльности властям, которую проявят службы безопасности. 

Ряд сообщений, поступающих из Ирана, указывает на то, что полицейские силы в некоторых районах перешли на сторону протестующих и поддержали демонстрантов. Если в будущем к ним присоединятся также представители армии, а то и Революционной гвардии, это, безусловно, будет иметь решающее значение. 

Другим важным моментом является сплоченность групп, входящих в состав правительства. Уже есть сообщения об ожесточенных разногласиях между президентом Рухани, предпочитающим пока придерживаться более умеренной линии в отношении протестующих, и Хаменаи, требующего применить жестокость и силу. 

Если эти споры по мере нарастания уличных протестов продолжат усиливаться, не исключено, что часть аятолл почувствует необходимость отвести от себя народный гнев и, таким образом, ослабит власть еще больше. 

На международном уровне следует дождаться и понять, какой станет реакция мира на происходящее в Иране. Президент Трамп, конечно, выразил поддержку протестующим, но ограничится ли он этим, или рассмотрит более жесткие меры – экономические, а то и военные   против иранского режима? 

Большинство лидеров европейских стран в отношении иранской проблемы пока что, будто воды в рот набрали. Вместе с тем, рано или поздно, им придется занять позицию, встав на ту или иную сторону. 

Молчит и ООН, и хотя по требованию США Совет Безопасности провел в пятницу экстренное заседание, учитывая готовность России - ближайшего союзника Ирана наложить вето на не устраивающую их резолюцию, никаких действенных мер так принято и не было. 

Одним словом, на этом этапе, ответы на все выше приведенные вопросы слишком расплывчаты. Информация же, поступающая из Ирана, приходит главным образом из социальных сетей, и, по крайней мере, частично является инструментом психологической войны, которую каждая из сторон ведет против другой. Тем не менее, можно указать ряд возможных сценариев развития ситуации в ближайшем будущем. 

Выживание или крах?

Согласно наиболее вероятному из них, ситуация в Иране постепенно вернется к той, что была.

Используя жестокость и силу, власть сумеет пережить нынешнюю волну беспорядков, а уставшие массы вернутся к своей жалкой повседневной рутине. Хаменаи, Рухани и их соратники в очередной раз распространят обещания об улучшении жизни, а угнетенное и подавленное общество, в ожидании следующей возможности, вновь погрузится в нищету. 

В случае же краха нынешних иранских властей есть несколько дальнейших вариантов развития событий. 

Одна из возможностей - возвращение в Иран некогда бежавших или изгнанных политиков, выступающих против исламизма, которые сумеют перехватить бразды правления в стране и сохранить единство государства. Иран предоставит автономию курдским и арабским группам, возобновит отношения с США и Израилем и вернется, наконец, в семью народов. 

С другой стороны, существует вероятность того, что крах власти и бегство клириков из Ирана приведет к распаду этой страны на несколько отдельных государств, отражающих ее этническую неоднородность. 

Местные элиты в каждой из групп (персов, азербайджанцев, арабов, курдов, белуджей и других.) возьмут руководство на себя, возглавив отдельные демографически однородные и независимые государства. 

Наконец, последний и наиболее опасный из вариантов заключается в том, что нарастающая волна протестов подтолкнет иранские власти к войне с внешним «врагом», обвиненным ими в разжигании беспорядков, то есть, прежде всего, с Саудовской Аравией, США и Израилем. 

Конечно, иранские массы в большинстве своем не поведутся на подобные уловки, но если аятоллы почувствуют угрозу и осознают, что их конец близок, они вполне способны утянуть за собой в бездну весь регион, по крайней мере, возможности у них для этого есть. 

Пока ситуация в Иране не прояснилась, миру следует подготовиться ко всем возможным сценариям. Необходимо ясно осознавать, что продолжающийся иранский кризис способен сказаться на всем мире. 

Так, например, если будет атакована Саудовская Аравия и ее нефтедобывающие объекты, в ответ могут оказаться под ударом и энергодобывающие (нефтяные и газовые) объекты Ирана. Что, в свою очередь, повлечет за собой мировой энергетический кризис. 

Вместе с тем, совершенно ясно, что даже если режим и переживет нынешние беспорядки, следующий раунд насилия на улицах - лишь вопрос времени. И подобные всплески будут происходить каждые несколько лет до тех пор, пока власть аятолл не будет сокрушена. 

Такова судьба любого диктаторского режима, и история полна тому примеров. 

Режим, основанный лишь на одной силе, без общественной легитимации рано или поздно, обязательно падет. 

Д-р Мордехай Кейдар, МИДА

Перевод Александра Непомнящего

counter
Comments system Cackle