Либерман - министр сдержанности
Фото: Getty Images
Либерман - министр сдержанности

Хотите "мочить в сортире" и "бить по зубам" террора? Тогда учтите, что во главе правительства должен стоять левый или центрист. И во главе министерства обороны должен стоять левый или центрист. 

Мне трудно хвалить Либермана. А нужно. За ответственное поведение на посту министра обороны. За взвешенную реакцию. За то, что Либерман, которого все считали подстрекателем, разжигателем и пироманом - ведет себя как министр сдержанности, даже платя за это высокую электоральную цену. Опросы ему не сулят ничего хорошего. А он демонстрирует государственную мудрость и стратегический подход. 

Совсем другой Либерман 

Когда Либерман только назначен был министром обороны, то многие мои знакомые, даже весьма правые и ястребино настроенные восклицали: "Все! Пора рыть окопы, запасаться касками и носить при себе противогазы. Либерман во главе министерства обороны - это большая война. Это Либерман!". Я всех успокаивал. Предлагал не волноваться. И говорил, что Либерман будет вести себя куда сдержаннее Буги. Не говоря уже о Бараке, который сыпал удары направо и налево (особенно, когда главой правительства был Ольмерт). 

А сейчас вся страна кричит Либерману: "Вдарь, Ивет! Вдарь! Давай! Безжалостной рукой…" А он сдерживается. Даже левая оппозиция во главе с Габаем требует от него разобраться с ХАМАСом в Газе. А он сдерживается. 

Либерман говорит, что призывы к эскалации и решительным действиям, требования проведения операции в Газе и свержения режима ХАМАСа - это политический популизм. Протрите глаза, это говорит Либерман. 

Либерман говорит, что наша страна стратегически заинтересована, чтобы внимание мира было приковано к Ирану, а не к Газе. Либерман говорит, что салафитские организации, которые поддерживает Иран, нас провоцируют. А нам надо сдерживаться в ответ на минометные обстрелы. 

Либерман говорит, что  разглагольствования о недостаточно решительной реакции ЦАХАЛа это "чистая политика". Он пообещал вести себя сдержано и ответственно. 

Это Либерман? Да. Но это Либерман на посту министра обороны. Совсем другой жанр - совсем другой Либерман. Он, правда, сравнил салафитские группировки с израильской парламентской оппозицией. Это возмутило Ави Габая. Но не все сразу. 

Большой "Ипук" 

Точно так же было в момент, когда Шарон стал главой правительства. Тогда тоже кто надеялся, кто опасался, но все ждали большой войны. Это же Шарон: Сабра и Шатила, "мясник", "убийца", "палач", "лжец", "авантюрист"… Когда в 2001 году Барак соревновался с Шароном на досрочных внеочередных выборах премьер-министра, то штаб Аводы запустил плакат: "Нельзя вернуться в дни Шарона". 

Шарон шел к власти с лозунгом: "Дайте армии победить". А как только уселся в премьерское кресло, сразу заявил: "Ипук - зе коах!" ("Сдержанность - это сила"). И "ипукал" достаточно долго. Сдерживался изо всех сил, пока не случилось 11 сентября 2001 года. И потом продолжал сдерживаться, до трагедии в нетанийской гостинице на Пейсах 2002 года. Только после этого началась широкомасштабная антитеррористическая операция. 

Хотите "мочить в сортире"? 

Хотите "мочить в сортире" и "бить по зубам" террора? Тогда учтите, что во главе правительства должен стоять левый или центрист. И во главе министерства обороны должен стоять левый или центрист. 

На человека, который известен радикально ястребиными заявлениями, когда он приходит на пост министра обороны, сразу одевается смирительная рубашка. Напяливают его на него (он же экстремист!) не представители левой оппозиции. И не только правозащитные организации, которые следят за его действиями. И тут же, кстати, запрашивают и получают на мониторинг за действиями такого министра-радикала дополнительные гранты. Прежде всего, его сдерживают американские партнеры, которые начинают побаиваться и другие члены военно-политического кабинета, которые видят в нем дополнительные неприятности. Его сдерживают генералы и чиновники в собственном министерстве, которые относятся к нему как к пьяному за рулем. 

И это понятно… 

Кто дразнится - не бьет 

Разница в реакции? Это уже перестало быть парадоксом израильской политики. Это стало аксиомой. 

Неприличная русская пословица говорит: "Есть разница: один бьет, другой дразнится" В оригинале вместо бьет было более экспрессивно крашенное слово. Но главное: тот, кто дразнится - не бьет. Не может себе этого позволить. 

Если бы к моменту начала Второй ливанской войны у власти находился бы не Ольмерт а старый вояка Шарон, то он бы проявил сдержанность. Во-первых, поскольку Шарону не нужно было начинать войну, чтоб доказать, что он не трус и способен жестко реагировать. Во-вторых, Ольмерт имел возможность начать войну - именно потому, что не считался ястребом. 

Во время "Литого свинца" Ольмерт позволил израильской армии больше, чем Нетаниягу во время всех последующих операций. А вся страна кричала ему, что этого недостаточно, а претендент на пост главы правительства Биби обещал, что свергнет власть ХАМАСа в Газе как только придет к власти. То же, кстати, обещал Либерман, когда добивался поста министра обороны. 

Ольмерт за три года провел четыре жесткие и эффективные боевые операции: наземные в Ливане и в Газе, с воздуха - в Сирии и Судане. 

И когда над Газой рвались бомбы, в канцелярии главы правительства сидели мировые лидеры и слушали речи Ольмерта о мирном процессе. И хлопали ему. 

Потому как тот, кто за мир, то и по террористам имеет возможность вмазать изо всей силы. Он же за мир. Ему можно. 

А поджигателей и разжигателей - надо держать в смирительной рубашке. 

Архетип Ареса 

В юнгианской психологии есть понятие: "Архетип Ареса", названное так в честь греческого бога войны, которого агрессивность заставляет рваться в сражение, не задумываясь о последствиях… 

Именно поэтому Ареса не любят ни остальные боги, ни его отец Зевс. За неуемную страсть к драке и кровопролитию из двенадцати олимпийских богов он пользовался наименьшим почетом. И Зевс никогда не принимал его сторону в спорах. Всем претила его склонность терять голову от ярости. И в "Илиаде" Гомер изображает Ареса как презренного кровожадного хвастуна и нытика, которого постоянно побеждала, оскорбляла и унижала его сводная сестра Афина, которая была олицетворением мудрости, стратегии, умной и справедливой войны. 

А когда Арес в "Илиаде" пошел жаловаться на шпынявшую его Афину Зевсу, то повелитель Олимпа сказал ему: "Не смей приходить ко мне с жалобами и нытьем. Ведь для тебя нет ничего милее, чем склоки и драки,  - за это ты мне ненавистен, как никто из олимпийских богов". 

Ибо если хочешь быть победителем, сумей хотя бы выглядеть не агрессивным жлобьем, а миролюбцем и поборником приличий, порядка и справедливости.

counter
Comments system Cackle