Яаков Пери подводит итоги года на Ближнем Востоке
Фото: Getty Images
Яаков Пери подводит итоги года на Ближнем Востоке

В минувшую субботу гостем программы "Израиль за неделю с Евгением Совой" на телеканале RTVi был экс-глава ШАБАКа, депутат Кнессета от партии "Еш Атид" Яаков Пери. 

Евгений Сова: Добрый вечер, депутат Кнессета от партии Еш Атид Яаков Пери, в прошлом глава Службы общей безопасности ШАБАК. 

Пери: Добрый вечер, Евгений. 

Евгений Сова: Последняя неделя уходящего 2017 года. Позвольте начать с более общего вопроса. Что по-вашему, было главным в 2017 году с точки зрения вопросов безопасности в Израиле? 

Пери: События уходящего 2017 года я бы разделил с географической точки зрения. То, что мы наблюдали на наших северных границах и то, что происходило на юге. Начну с юга. Израиль провел несколько операций по уничтожению подземных тоннелей на границе с сектором Газа. А если говорить о ситуации на севере, то нельзя не отметить резкое усиление иранского присутствия в Сирии, в непосредственной близости от наших границ, а также угроза, все еще исходящая от боевиков ИГИЛ. В тоже время, можно сказать, что этот год был более спокойный, чем предыдущий с точки зрения террора. БольшAя заслуга в этом израильских спецслужб, которым удалось предотвратить немалое количество терактов и нападений на граждан. 

Евгений Сова: Вы говорите о том, что спецслужбам удалость предотвратить теракты. Но это не означает, что не было террористической активности. Когда глава ШАБАКа Надав Аргамане говорит о цифрах, а это более 400 попыток терактов в год, вас это удивляет или это обычная статистика для израильских спецслужб? 

Пери: Это много. Но это только доказывает, что израильские спецслужбы хорошо делают свою работу. Есть достижения, кстати не только в области предотвращения терактов, но и в технологическом плане. Я имею ввиду успехи в процессе обнаружения и уничтожения подземных тоннелей на границе с сектором Газа. И я думаю, что можно сделать комплимент в адрес руководства страны, армии и ШАБАКа за результаты, которые мы видим в последний год. Израиль не вмешивается в региональные конфликты, но при этом держит руку на пульсе. Будем надеяться, что так и будет впредь. 

Евгений Сова: Это важно держать руку на пульсе, но теракты были и продолжаются. Как в таком случае можно говорить о стабильной ситуации? Вас, как бывшего руководителя ШАБАКа, это разве не беспокоит? 

Пери: К сожалению, я не могу сказать, что все у нас спокойно и что все будет хорошо. Но если кто-то думает, что террор можно полностью уничтожить, они ничего не понимает. Даже когда Израиль подпишет мирное соглашение с палестинцами, будь это в рамках региональной инициативы или нет, все равно будут попытки совершить диверсии и теракты. Всегда найдутся те или иные группы, которые не согласятся с мирным договором, к этому надо быть готовым. Но если мы говорим относительно того, что было и что могло бы быть, то минувший год был в целом терпимым. Да, теракты - это всегда трагедия, это больно, но я подчеркиваю, что в целом в минувшем году количество нападений снизилось. 

Евгений Сова: Вы уже начали говорить про южные границы. Там тоже не все просто. Возобновились ракетные обстрелы, счет в месяц уже идет на десятки. Некоторые полагают, что Израиль и ХАМАС на пороге нового военного конфликта. 

Пери: Каждый новый день приближает нас к очередному военному конфликту. В будущем такие противостояния будут между Израилем и террористическими организациями. К этому все идет. Из последних событий, которые могут считаться в определенном смысле катализатором конфликта можно назвать признание Дональдом Трампом Иерусалима в качестве столицы Израиля. Это привело к определенной напряженности, росту терактов и даже ракетным обстрелам, но в целом ситуацию удается держать под контролем. Я все же думаю, что это временная активность и очень надеюсь, что наступающий год будет спокойным. 

Евгений Сова: Мы говорили про Израиль и ХАМАС. Не могу не спросить вас про секретное оружие, точнее систему по обнаружению подземных тоннелей. Насколько это успешная система? 

Пери: Это верно. Израиль сегодня находится на пороге тотального решения проблемы подземных тоннелей. Разработанная система уникальна и позволит в будущем полностью исключить опасность, исходящей сегодня от таких строений. Это лишь малая часть технологических усилий, о которых я говорил. Мы очень сильно продвинулись в вопросах кибербезопасности и не намерены останавливаться на достигнутом. Здесь я бы добавил, что Израиль активно сотрудничает в этой области с крупными державами, такими как США и Россия. 

Евгений Сова: Если можно поподробнее по ситуации в Сирии. В этом году, согласно иностранным СМИ, Израиль наносил удары по объектам в Сирии. 

Пери: Не знаю, насколько события в Сирии приведут к положительным для нас результатам, все будет зависеть от динамики продолжающегося там конфликта. Сирия сегодня - это небольшая часть территории, которую контролируют силы Асада. В этом году ИГИЛ очень сильно ослаб. Но в то же время иранцы усилили свое влияние, особенно на границах с Израилем. Вдобавок, Хизбалла получила хороший опыт боевых действий в Сирии. Нас это не может не беспокоить, тем более, что ИГИЛ очень близок по духу к ХАМАСу, который пытается заполучить новейшее вооружение, как раз поддерживая отношения с такими группировками, как Исламское Государство. 

Евгений Сова: Но если говорить про Иран в Сирии, вас беспокоит ситуация в Сирии? 

Пери: Вне всяких сомнений. Нас это волнует. Израиль обращался ко всем игрокам, которые имеют влияние в Сирии, мы говорим о наших опасениях президенту России Путину. Пока не могу сказать, что у нас получается, но надеюсь, что нам не придется самостоятельно решать эту проблему. Израиль ограничивается локальными операциями, но речь не идет о масштабных действиях по предотвращению иранского влияния в районе Голанских высот. Но Иран тоже должен понимать, что им не выгодно вступать в конфликт с Израилем. 

Евгений Сова: Путин и Трамп пока выясняют кто же на самом деле победил в Сирии. Где по-вашему находится Израиль, к какой позиции ближе? 

Пери: Я не думаю, что кто-то вообще победил в Сирии, ни русские, ни американцы. Там полный хаос. Это ситуация, когда каждый чувствует себя важным игроком, будь то Хизбалла, Иран, Россия или противники режима Асада. Все играют на одном поле. Да, Россия сообщила, что она завершает операцию, но пока не спешит оттуда уходить. Америка тоже не может похвастаться, что ей удалось полностью уничтожить ИГИЛ. Поэтому в этом случае, не думаю, что в сирийском конфликте есть вообще победившие. 

Евгений Сова: Последнее, как по-вашему будут складываться наши отношения с палестинцами. Кто-то говорит о начале третьей интифады, мы видели беспорядки на территориях Западного берега. Что нас ждет. 

Пери: Есть ряд проблем, которые могут дать о себе знать уже в начале нового года. Махмуд Аббас не считает, что США могут быть посредником на переговорах. Об этом он заявил открыто.  Это не способствует решению конфликта, а наоборот только его подогревает. Если добавить сюда желание ХАМАС усилить свое присутствие на Западном берегу, то вряд ли стоит ожидать положительного сценария. В данном случае, я не надеюсь на палестинцев, а исключительно на израильские силы безопасности, которые смогут предотвратить вспышку насилия уже в наступающем году. 

Евгений Сова: Яаков Пери, спасибо. 

Пери: Спасибо вам!

counter
Comments system Cackle