Принц и лишние
Фото: Getty Images
Принц и лишние

К чему приведет падение династической монархии в Саудовской Аравии

Шекспировские страсти в династии ас-Сауд, самой богатой семье мира, навсегда изменят не только Саудовскую Аравию, но и ситуацию на всем Ближнем Востоке. 

4 ноября в Саудовской Аравии Высший комитет по борьбе с коррупцией, недавно созданный королем Сальманом и возглавленный кронпринцем Мухаммедом бен Сальманом, начал массовую чистку высших чиновников, олигархов и силовиков (включая наиболее влиятельных представителей правящей династии ас-Сауд). 

На данный момент задержано уже около 500 человек, большинство из них содержатся в столичном пятизвездном отеле Ritz-Carlton, который срочно отменяет бронирование, отказывая даже клиентам, обладающим платиновым статусом. Часть арестованных уже якобы переведена в секретную тюрьму для политических заключенных, которая находится под Королевской канцелярией. 

Как отмечает новостной ресурс Middle East Eye (МЕЕ), задержанные подвергаются избиениям и пыткам. Впрочем, к этим сведениям следуют относиться с осторожностью, так как МЕЕ связан с Катаром, находящимся сейчас в жестком противостоянии с Саудовской Аравией. 

Под арестом оказалась значительная часть саудовской элиты:

принц аль-Валид бен Таляль, миллиардер и медиамагнат (состояние — $18,7 млрд, 45-я позиция в глобальном списке Forbes);

принц Мутайб бен Абдалла, командующий Национальной гвардией;

принц Турки бен Абдалла, бывший губернатор Эр-Рияда;

принц Турки бен Насер, бывший глава Управления по метеорологии и охране окружающей среды;

принц Фахд бен Абдалла бен Мухаммед, бывший заместитель министра обороны;

Халид ат-Тувейджри, бывший глава Королевской канцелярии, теневой премьер-министр при короле Абдалле;

Мухаммед ат-Тубейши, бывший глава протокола Королевской канцелярии;

Адель Факих, бывший министр экономики и планирования;

Валид бен Ибрахим аль-Ибрахим, владелец Middle East Broadcasting Company (MBC), зять короля Фахда;

Амр ад-Даббаг, исполнительный директор Al-Dabbagh Group (ADG), бывший глава Управления по инвестициям КСА (SAGIA), (состояние семьи ад-Даббаг — $2 млрд);

Сауд ад-Дувейш, бывший исполнительный директор Saudi Telecom;

Ибрагим аль-Ассаф, бывший министр финансов;

Халед Абдалла аль-Мулхем, бывший глава Saudi Arabian Airlines;

Салих Абдалла Камиль, председатель и основатель холдинговой компании Dallah al Baraka Group (состояние — $2,3 млрд);

Бакр бен Ладен, председатель Saudi Binladin Group (SBG), сводный брат Усамы бен Ладена (состояние семьи бен Ладен — $5 млрд);

Мухаммед аль-Амуди, владелец холдинговых компаний Corral Petroleum Holdings и MIDROC (состояние — $8,1 млрд, 159-я позиция в глобальном списке Forbes);

адмирал Абдалла бен Султан ас-Султан, бывший командующий ВМС КСА;

Насер ат-Тайяр, член правления Al Tayyar Travel Group.

Чистка, стартовавшая 4 ноября, не прекращается. Список задержанных постоянно обновляется. Например, 11 ноября стало известно об аресте бывшего посла Саудовской Аравии в США и экс-главы Агентства национальной безопасности принца Бандара бен Султана, известного своими приятельскими отношениями с Джорджем Бушем-младшим.

В процессе чистки возникают накладки: не все дают себя задержать без сопротивления. По-видимому, принц Абдель Азиз бен Фахд, сын короля Фахда, был убит при попытке ареста. Саудовские власти опровергают эту информацию. Но сам принц нигде не появляется и никак себя не проявляет. Принц Мансур бен Мукрин, вице-губернатор провинции Асир, неожиданно разбился 5 ноября на вертолете. Возможно, он был убит при попытке бегства. 

Одновременно власти блокируют возможные пути отступления для потенциальных политэмигрантов. Приняты дополнительные меры для усиления контроля в аэропортах, на всех пунктах пограничного контроля, запрещен вылет из страны частных самолетов. 

Но некоторые беженцы уже появились. По некоторым сведениям, принц Турки бен Мухаммед бен Фахд, внук короля Фахда, сбежал в Иран, где попросил политического убежища. 

«Династическая монархия» 

Официальная версия чистки — борьба с коррупцией. Впрочем, она вряд ли обоснованна. Четкой границы между активами правящей семьи, которые, по некоторым оценкам, близки к $2 трлн, и государственной собственностью в монархии нет, так что принцы привыкли воспринимать государственные средства как свои. Антикоррупционная кампания — скорее ширма, которая скрывает борьбу за власть в монархии, перешедшую в начале ноября в острую фазу. 

Происходящее сейчас — слом всей традиционной системы правления в стране. Саудовская Аравия — не самодержавная монархия, по крайней мере, не была таковой до последнего момента. Востоковед Майкл Херб в книге «All in the Family: Absolutism, Revolution, and Democracy in the Middle Eastern Monarchies» отмечает, что это скорее особая система «династической монархии». 

Стабильность режима была основана на том, что представители правящей семьи (семья ас-Сауд, по разным оценкам, насчитывает 7–15 тыс. человек, самых влиятельных — около 2 тыс.) занимали все ключевые силовые и административные посты, а фактическая власть монарха была ограничена внутрисемейным консенсусом. 

«Династическая монархия» была неотделима от нефтяной ренты. 

Перераспределение нефтедолларов между ветвями семьи ас-Сауд, по словам востоковеда Штефана Херцога, вызвало «неконтролируемое византийское расширение бюрократии, основанной на патронате».

Балансирование власти и денег выражалось в создании министерств и ведомств, в которых Абдель-Азиз и его сыновья-короли (Сауд, Фейсал, Халед, Фахд, Абдалла и Сальман, всего сыновей было 37) рассаживали родственников и представителей влиятельных кланов. 

Ключевые посты в министерствах обороны и внутренних дел (wizarat al siyada, или «министерствах суверенитета») были закреплены за семьей ас-Сауд. Впрочем, в министерстве нефти и нефтяной компании Saudi Aramco высшие должности традиционно занимают простолюдины. 

В «династической монархии» каждый знал свое место и долю нефтяной ренты. Помимо хлебных должностей в госаппарате последняя распределялась и за счет системы пожизненных стипендий членам семьи ас-Сауд и другим приближенным. 

Как следует из дипломатической переписки американского посольства в Эр-Рияде, опубликованной WikiLeaks, в 1996 году (период сверхнизких цен на нефть) старшие члены династии получали ежемесячную стипендию в $270 тыс. У самых влиятельных были и другие источники дохода, в том числе от добычи нефти, около $7 млрд в год, распределявшиеся между пятью-шестью принцами. 

Многочисленным представителям младших ветвей династии и других близких к ас-Саудам семей доставалось по несколько тысяч долларов в месяц. Один из стипендиатов выбил себе обеспечение, представив старое семейное ружье с клеймом, свидетельствовавшим, что его предок воевал на стороне будущего короля Абдель-Азиза. 

Херб отмечает, что «династическая монархия» способствовала политической стабильности. Правящая семья благодаря многоженству огромна, вся власть пронизана ею, соответственно, и выше ее политическая устойчивость. 

Во всех удачных случаях революций на мусульманском Востоке монарх был изолирован от элит, то есть его родственники не были представлены во властной бюрократии. Последний король Ливии Идрис и персидский шах Мохаммед Реза Пехлеви не имели представителей семьи на ключевых постах. Они отдавали предпочтение собственным фаворитам, не связанным родством с династией, и в итоге в критические моменты лишались поддержки элиты (похоже закончил и Каддафи). 

Сальмановская Аравия 

Именно на эту консенсусную иерархическую систему и покусился 32-летний кронпринц Мухаммед бен Сальман (сокращаемый в арабской и англоязычной прессе до МБС). 

Почти сразу после прихода к власти в начале 2015-го своего престарелого и больного отца короля Сальмана МБС стал основной публичной фигурой монархии. Он вовсю раздавал интервью, разработал программу экономических реформ «Видение Королевства Саудовская Аравия: 2030», в том же 2015-м стал министром обороны и главой королевского суда. 

При сложившейся в «династической монархии» лествичной системе наследования (к старшему в роде, а не от отца к сыну) МБС в случае смерти отца, короля Сальмана, должен был уступить трон двоюродному брату — 57-летнему министру внутренних дел наследному принцу Мухаммеду бен Наифу. Однако амбициозный принц не захотел уступать трон. 

В июне текущего года король Сальман (по некоторым данным, страдающий от болезни Альцгеймера) объявил наследником престола своего сына — МБС, а бывший кронпринц Мухаммед бен Наиф был лишен своего поста министра внутренних дел и вскоре попал под домашний арест. 

Последний факт вряд сильно обрадовал старших принцев в династии. 

МБС сконцентрировал в своих руках слишком много властных полномочий и использовал их, не стесняясь в средствах. Даже нахождение за границей было слабой защитой. 

В августе 2017-го ВВС писала об исчезновении за последние два года как минимум трех саудовских принцев, проживающих в Европе, которых якобы силой вывезли на родину и о которых впоследствии ничего не было известно. Согласно некоторым данным, все они критиковали режим. 

Нынешние события статуса Мухаммеда бен Наифа пока не изменили, он по-прежнему заперт в своей резиденции. Ответственный за чистку Высший комитет по борьбе с коррупцией уже принял решение о замораживании всех его счетов. 

Как видно, у нынешней чистки куда более глубокие причины, чем коррупция. Что спровоцировало МБС на такие жесткие действия, до конца не ясно. По некоторым данным, в августе сего года произошла попытка покушения на МБС. Если это так, возможно, среди ее организаторов могли оказаться и задержанные принцы (либо у МБС возникли такие подозрения, обоснованные или нет). 

Как бы то ни было, МБС действует исключительно жестко. Он арестовал принцев, принадлежащих к его же внутридинастическому клану ас-Судайри — потомков короля Абдель Азиза от жены Хассы бинт Ахмад ас-Судайри. В общем, нарушил все возможные традиционные нормы. 

Конфликты внутри династии случались и раньше: король Сауд в 1964-м бежал в Женеву, а король Фейсал в 1975-м был убит племянником. Но чтобы добрая половина элиты оказывалась брошенной в тюрьму, такого еще не было. 

Кроме светской элиты пострадали и клерикалы. Еще в сентябре были арестованы влиятельные богословы: Сальман аль-Ауда (14 млн подписчиков в Twitter), Авад аль-Карни и Али аль-Омари. Раскол происходит не только по светской, но и по религиозной линии. 

Последняя также важна. С некоторой натяжкой Саудовскую Аравию можно назвать династическим дуумвиратом: 

семье аш-Шейх (происходит от основателя ваххабизма богослова Абдель-Ваххаба, союзника основателя королевской династии Сауда) принадлежит религиозная власть, а семье ас-Сауд — политическая и экономическая.

Улема, богословская элита Саудовской Аравии, часто более консервативна, чем семья ас-Сауд. Впрочем, чистка среди клерикалов не затронула семью аш-Шейх, по крайней мере, по имеющимся на данный момент сведениям. 

С международной точки зрения 

Чистка, затеянная МБС, происходит на фоне резкого обострения напряженности в отношениях Саудовской Аравии с другими странами региона. 

4 ноября стало известно об отставке главы правительства Ливана Саада Харири, объяснившего свой неожиданный поступок опасениями за собственную жизнь. Заявление об отставке дополнялось резкой критикой в отношении Ирана и его регионального союзника — «Хезболлы», военизированной ливанской шиитской организации, имеющей тесные связи с Тегераном. По словам Харири, именно «Хезболла» ответственна за дестабилизацию ситуации в арабских странах. 

При этом Харири объявил о своей отставке во время визита в Эр-Рияд, после чего якобы отправился в ОАЭ (союзное Саудовской Аравии государство). Непонятно, находится ли Харири под фактическим арестом или нет, во всяком случае, на родину он не торопится, хотя власти Ливана 10 ноября потребовали возвращения экс-премьера, а президент Ливана отказался принять его отставку. 

Саад Харири долгое время считался марионеткой Эр-Рияда, он даже имеет подданство Саудовской Аравии. Его отец, ливанский суннит Рафик Харири, сделал состояние в 1970-х в Саудовской Аравии на строительных контрактах и был обласкан королевской семьей (прежде всего принцем, а потом королем Абдаллой; по некоторым сведениям, Рафик Харири даже был незаконнорожденным сыном последнего). Получив саудовское подданство, Рафик Харири, уже будучи миллиардером, вернулся в Ливан и сделал политическую карьеру (был премьер-министром в 1992–1998 и 2000–2004 годах). 

В 2005-м Рафик Харири был убит. С некоторой натяжкой это событие можно сравнить с убийством эрцгерцога Франца Фердинанда в июне 1914-го в Сараево. Расследование United Nations International Independent Investigation Commission указало, что к убийству причастны сирийское правительство Башара Асада и «Хезболла» (то есть шиитская диаспора Ливана, поддерживаемая Ираном).

Именно с этого момента началось острое противостояние шиитов и суннитов в Ближневосточном регионе (прежде всего Ирана и Саудовской Аравии), обострившееся после начала «Арабской весны» и протестов суннитского большинства против режима Асада в Сирии. 

Сын Рафика, Саад, недавно возглавил коалиционное правительство с представителями шиитской диаспоры, что могло очень не понравиться Эр-Рияду. Однако незапланированный визит Саада Харири в Саудовскую Аравию и его отставка кажутся странными. 

Возможно, это продолжение чистки МБС за пределами страны, так как Харири был лоялен клану бывшего короля Абдаллы, а не королю Сальману и лично МБС. Не исключено также, что МБС заставил Харири подать в отставку, намеренно провоцируя новое политическое обострение в Ливане, по сути, очередную прокси-войну на его территории с Ираном.

До этого, судя по некоторым утечкам, Саудовская Аравия вела активные переговоры с Израилем о совместной зачистке «Хезболлы» в Ливане. 

Убедительности последней версии добавляет то, что в тот же день, 4 ноября, с территории Йемена шиитские мятежники-хуситы (против которых МБС развязал военную кампанию, длящуюся уже два года без особого успеха) запустили баллистическую ракету, которую войска саудовской ПВО сбили недалеко от международного аэропорта Эр-Рияда. 

Факт наличия у йеменских мятежников ракет, которые могут поражать столицу, нефтяные месторождения и порты Саудовской Аравии и союзных ОАЭ, через которые идет существенная доля мирового трафика нефти, для монархии неприемлем. 

Почти сразу же Саудовская Аравия обвинила в случившемся Иран, назвав его ответственным за снабжение йеменских шиитов баллистическими ракетами и посчитав ракетный удар «актом агрессии». Эр-Рияд объявил, что закрывает все наземные, воздушные и морские порты Йемена (13 ноября блокада была ослаблена). 

В этом контексте эпизод с Харири выглядит как еще один вызов Ирану, тем более что 10 ноября власти Саудовской Аравии (а заодно и ОАЭ, Бахрейна и Кувейта) приказали всем своим подданным немедленно покинуть территорию Ливана 

Война, нефть и другие последствия 

Очевидно, что Саудовская Аравия вступила в период слома традиционной системы консенсусной «династической монархии». В каком-то смысле процесс напоминает слом коллегиального правления Политбюро КПК в Китае, осуществленный Си Цзиньпином. Но есть некоторые отличия. 

Во-первых, МБС пытается подмять под себя представителей своей же семьи и клана. Во-вторых, он молод, неопытен и пока не очень удачлив в своих начинаниях. В-третьих, процесс по сравнению с КНР идет гораздо быстрее и жестче. В-четвертых, внешний фон крайне взрывоопасен. 

От успеха «внутридинастической революции» зависит многое. МБС нужно не только удержать в руках власть внутри страны, но и не скатиться в полномасштабную войну с Ираном. Что-то всегда может пойти не так, как запланировано. Например, восстание недовольных членов династии (что, правда, затруднено, так как все нелояльные МБС силовики зачищены), мятеж шиитской диаспоры в Саудовской Аравии или в соседнем Бахрейне (в котором 10 ноября неожиданно взорвался нефтепровод), прокси-война с Ираном на территории Ливана и т. п. 

В самом неблагоприятном случае это могут быть ракетные удары по критически важной нефтяной инфраструктуре страны либо мятежниками-хуситами с территории Йемена (косвенно руками Ирана, которому такой вариант прокси-войны может показаться предпочтительным, ибо отсутствует прямая агрессия), либо непосредственно с территории Ирана в случае прямого военного столкновения. 

В последнем случае мир ждет новая геополитическая и экономическая реальность. А в случае сбоя нефтяных поставок возможно и возвращение цен к $100 за баррель.

counter
Comments system Cackle