Ливан - территория войны
Фото: Getty Images
Ливан - территория войны

Последние события в регионе создают крайне опасную ситуацию на северной границе Израиля. Кризис вошел в острую стадию, после того как премьер-министр Ливана Саад аль-Харири сложил с себя полномочия и отказался возвращаться в Бейрут. Предполагается, что во время визита в Эр-Рияд премьеру сообщили о готовящемся на него покушении. Как известно, его отец, бывший премьер Рафик аль-Харири был убит в результате теракта в 2005 году, предположительно "Хизбаллой" и сирийскими агентами. 

Убийство Рафика аль-Харири заставило Асада уйти из Ливана, но никак не повредила "Хизбалле" и ее спонсору – Тегерану. Сирийский конфликт, в котором Тегеран и "Партия Аллаха" воюют против Исламского государства, еще больше укрепил их влияние в регионе. Что касается Ливана, то там "Хизбалла" давно командует парадом - только в прошлом году президентом страны был назначен ее ставленник Мишель Аун. 

Ситуация в многоконфессиональном Ливане и без того неустойчива, а политический кризис грозит ввергнуть страну в настоящий хаос. Не случайно страны Персидского залива запретили своим гражданам посещать Ливан и отзывают послов для консультаций. 

Эксперты считают, что ливанские события – очередной признак перехода застарелой вражды суннитов и шиитов в новую стадию. Не в последнюю очередь это связано с "перезагрузкой" Саудовской Аравии. 

Нынешний король саудитов Салман стар и немощен, и реальная власть находится в руках его сына, молодого амбициозного Мухаммеда бин-Салмана. Его цель – модернизация страны и вывод ее на лидирующие позиции в регионе. Об этом говорят и внутренние реформы, и активность Эр-Рияда на международной арене. 

Бегство аль-Харири практически совпало по времени с введением Саудовской Аравией блокады Йемена. Делегация саудитов отправилась в Брюссель обсуждать совместную с ЕС борьбу против терроризма. Риторика Мухаммеда в отношении Ирана становится все жестче; в частности, он назвал поставки в Йемен иранских ракет военной агрессией. Год назад Эр-Рияд вместе с другими странами Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива впервые признала "Хизбаллу" террористической организацией. В арабском мире зреет уверенность, что войны не избежать, и с высокой долей вероятности полем нового сражения станет Ливан. 

На это косвенно указывает факт (правда, не подтвержденный официально), что подразделения "Хизбаллы" планируют срочно уходить из Сирии. Одно из объяснений этого шага – продолжение борьбы с суннитскими джихадистами на территории Ливана. Известно, что с 2011 года многие ливанские сунниты отправились воевать против Асада. С разгромом ИГ они возвращаются домой и могут воспользоваться отсутствием "Хизбаллы", чтобы изменить конфессиональный баланс сил в обществе. Именно поэтому шейх Насралла торопится вызвать свою армию из Сирии. 

Для Израиля достаточно неприятная перспектива еще одной шиитско-суннитской бойни у своих границ. Но есть также подозрение, что срочная эвакуация "Хизбаллы" связана с подготовкой к новой Ливанской войне. Группировка приняла к сведению выводы, сделанные Иерусалимом после кампании 2006 года – впредь ответственность за нападение на еврейское государство понесет правительство Ливана и ЦАХАЛ будет наносить ответные удары по всей территории страны. Так что цель "Хизбаллы" - обеспечить себе новые базы и развить инфраструктуру. 

Но зачем нужна война группировке сейчас, сразу после тяжелых потерь в борьбе с ИГ? Многие до сих пор сомневаются, что "Хизбалла" вообще осмелится нападать на Израиль после столкновения 2006 года. Объяснение может быть только одно: к войне готовится патрон "Партии Аллаха" - Иран. Не случайно в Сирии строятся военные базы и заводы по производству оружия, не случайно воины "Хизбаллы" проходили боевую подготовку в боях с джихадистами. Но случайно ли саудовский принц Мухаммед призвал к борьбе с террором и иранской экспансией? 

Крупнейшие государства, представляющие враждующие направления в исламе – Иран и Саудовская Аравия – давно уже предпочитают воевать на чужой территории. Такой территорией до сих пор остается Йемен и может стать Ливан. Чем больше в нем хаоса и нестабильности, тем выше эта вероятность. Нельзя исключить вариант, что противоборствующие силы намеренно раскачивают ситуацию в стране, чтобы сделать ее полем боя. Также совершенно очевидно, что ни Евросоюз, ни Трамп, ни ООН эту войну не предотвратят. 

Какая роль здесь отводится Израилю? 

Лидер "Хизбаллы" Хасан Насралла заявил в своем видеообращении, что Саудовская Аравия обещала еврейскому государству миллиарды за нападение на Ливан. Зная цену высказываниям шейха, из них можно сделать вывод: "Хизбалла" очень боится и не хочет войны с Израилем, особенно если одновременно в Ливане начнут действовать суннитские группировки. Зато втянуть Израиль в ливанский конфликт просто мечтают спонсоры боевиков в Тегеране. 

Саудовская Аравия тоже не прочь сражаться чужими руками. Но вряд ли такая просьба была озвучена Израилю напрямую, не говоря уж о предложении денег. Эр-Рияд может пытаться сыграть на союзнических обязательствах Иерусалима, на стремлении еврейского государства получить признание стран региона и занять достойное место в новой иерархии Ближнего Востока. Но вероятнее всего, саудиты понимают, что уговорить Израиль воевать "за компанию" не удастся. Скорее, они рассчитывают на то, что рано или поздно ЦАХАЛ отреагирует на провокацию "Хизбаллы" и Ирана. 

Для Израиля участие в войне будет очень плохим поворотом, даже при минимальных потерях. Не стоит обманываться перспективой раз и навсегда разгромить "Хизбаллу". В разрушенном и политически ослабленном Ливане почти наверняка обоснуются джихадисты Исламского государства, не менее опасные, чем шиитские радикалы. Единственный приемлемый вариант – позволить нашим врагам уничтожать друг друга, как это происходило в Сирии, сохраняя нейтралитет и безопасность наших границ.

counter
Comments system Cackle