Биньямин Нетаниягу: его время
Фото: Getty Images
Биньямин Нетаниягу: его время

Подобно Рональду Рейгану, Маргарет Тэтчер и другим национальным лидерам консервативного толка, израильский премьер-министр Биньямин Нетаниягу не редко вызывает у людей резко противоположные оценки. Одни считают его едва ли не спасителем современного Израиля, другие же, наоборот, видят в нем чуть ли не источник всех бедствий страны. В одном, однако, сходятся как его сторонники, так и противники: Биньямин Нетаниягу – блестящий оратор, умеющий захватить внимание слушателя, донести свою мысль и закрепить ее в сознании неожиданной метафорой, запоминающейся игрой слов или чеканной формулировкой. 

За долгие годы, проведенные на ведущих позициях в израильской политике, Нетаниягу  произнес бесчисленное множество речей. И все же, пожалуй, самые яркие и запоминающиеся из его выступлений – те, что были произнесены с трибуны ООН, откуда более трех десятилетий тому назад, будучи представителем Еврейского государства в этой организации, он начинал свою политическую карьеру. Именно в них Нетаниягу, обращаясь одновременно к гражданам своей страны, международному политическому истеблишменту и мировой общественности в целом, раз за разом озвучивал свое видение сильных сторон Израиля, перспектив и целей Еврейского государства, а также путей противостояния опасностям, угрожающим стране, да и всему миру. 

В первый раз Нетаниягу стал премьер-министром Израиля в 1996-м, пробыв на этом посту до 1999 года. Десять лет спустя, в 2009-м, он вновь сумел возглавить правительство. С тех пор, дважды победив на общенациональных выборах, он продолжает оставаться руководителем государства уже девятый год. Девять лет – немалый срок, позволяющий оценить изменения, произошедшие как в самом Израиле, так и вокруг него. На примере четырех из выступлений, произнесенных Нетаниягу на Генеральной Ассамблее ООН, в 2009, 2012, 2015 и 2017 годах, можно проследить курс, следуя которому, израильский премьер вел все эти годы страну по океану международной политики, сквозь ураганы внешних давлений, минуя рифы террора, в обход опасных течений общественных и национальных напряжений. 

2009 год, война на три фронта 

Став в феврале премьер-министром, Нетаниягу немедленно столкнулся с беспрецедентным давлением со стороны американского президента Барака Обамы и его госсекретаря Хиллари Клинтон, требовавших от него урегулировать конфликт Израиля с арабами в течение двух лет, пусть даже и ценой рискованных и крайне тяжелых уступок, фактически несовместимых с дальнейшим существованием Еврейского государства. 

В июне, выступая в университете Бар-Илан, Нетаниягу согласился на создание демилитаризованного арабского государства при условии, что то признает Израиль еврейским государством. Однако в Госдепартаменте дали понять, что считают подобное требование к арабам неуместным и подрывающим усилия по достижению соглашения. 

Более того, администрация Обамы отказалась и от данных израильскому правительству прежним американским руководством обещаний принять в расчет наличие больших еврейских блоков в Иудее и Самарии и не требовать от Израиля в рамках будущего соглашения отступления к границам 1949 года, существовавшим до Шестидневной войны. Фактически Обама и Клинтон потребовали от Израиля отойти к границам, при которых ширина страны в районе Герцлии составляла лишь 13 километров, названным в свое время выдающимся израильским дипломатом Аббой Эвеном, министром иностранных дел в правительстве Голды Меир, «границами Освенцима». 

При этом одиозный иранский режим во главе с Махмудом Ахмадинежадом, жестоко подавляющий оппозицию и любое инакомыслие внутри своей страны, не прекращающий угрожать Израилю уничтожением, стал находить все больше понимания у Барака Обамы. 

И, наконец, еще одной серьезной угрозой Еврейскому государству замаячила перспектива отчуждения от Западной Европы, где по мере неуклонной исламизации, неизбежно влияющей на внутреннюю политику, стали все чаще говорить о дипломатических и экономических санкциях в отношении не желающего уступать арабам Израиля. 

На этом фоне осенью 2009 года и произносил Нетаниягу свою первую в XXI веке речь израильского лидера на Генеральной Ассамблее ООН. Три основных аспекта ясно прослеживаются в его выступлении, отвечая трем важнейшим с его точки зрения угрозам, стоящим перед страной. 

Во-первых, требование признания арабами Еврейского государства как необходимого условия дальнейших израильских уступок. Во-вторых, призыв противостоять иранскому режиму, угрожающему всему миру. И в-третьих, позиционирование Израиля как лидера в сфере инноваций, сотрудничество с которым становится надежным залогом успешного прогресса и технологического развития. 

«Израиль хочет мира и готов к уступкам, но требует взамен гарантий безопасности и признания», – отвечает Нетаниягу на давление Обамы и его аппарата. 

«Мы хотим жить в мире, в процветании и достоинстве. Но нам нужна безопасность… Поэтому палестинское государство должно быть эффективно демилитаризованным». 

Стремясь усилить эффект своего выступления, Нетаниягу использует визуальный ряд, демонстрируя собравшимся протоколы Ванзейской конференции, на которой нацистское руководство определило пути и средства «окончательного решения еврейского вопроса», а также план концентрационного лагеря в Освенциме. 

Напоминание о Холокосте – одновременно и обращенное к мировой общественности опровержение лживых утверждений, заявленных накануне Ахмадинежадом, мол, Холокост – это выдумка и адресованная народу Израиля очевидная аллюзия, на фразу Эвена о «границах Освенцима», к которым Израиль больше никогда не вернется. 

«Иранский фанатизм и его стремление к ядерной бомбе – это угроза всему миру», – предостерегает он мир от потворства шиитским фундаменталистам. 

«Наибольшая угроза, стоящая сегодня перед миром, – это союз религиозного фанатизма с оружием массового уничтожения». 

Израиль – страна инноваций и передовых технологий, – декларирует израильский премьер, по сути дела, инициируя в этот момент международную кампанию по ребрендингу Израиля как всемирного высокотехнологического центра, с целью открыть новые мировые рынки для израильского экспорта и снизить зависимость от Европы. 

«Я горжусь тем, что моя страна, Израиль, находится на переднем крае достижений, ведущих к инновациям в области науки и техники, медицины и биологии, сельского хозяйства и водных ресурсов, энергетики и окружающей среды. Эти инновации предлагают всему человечеству солнечное будущее и потрясающие перспективы». 

В своих последующих выступлениях на Генеральной Ассамблее ООН Нетаниягу будет из года в год возвращаться к этим трем позициям, ставшим основой его внешнеполитической платформы. 

2012 год, наперекор «цунами» 

Следующую свою программную речь Нетаниягу произносит три года спустя. 

К этому времени попытки Обамы и Клинтон продавить израильские уступки удается притормозить. Ради достижения своих целей американская администрация почти в открытую вмешивается в израильскую внутреннюю политику, используя левую оппозицию и финансируя акции соответствующих внепарламентских организаций. 

В окружении госсекретаря всерьез рассматривают возможность привести в движение забуксовавший «мирный процесс» методами «в стиле Ганди», задействовав «массовые ненасильственные демонстрации, чтобы вернуть устремления и мысли людей к миру». Автор идеи Томас Пикеринг, в прошлом, занимавший должность посла США в Израиле, замечает, что «палестинские мужчины», скорее всего, не подойдут для этих целей, поскольку не сумеют долго удерживать себя от насилия, предлагая для «продолжительных демонстраций протеста по типу акций на каирской площади Тахрир» организовывать «палестинских женщин» и «их израильских подруг». Для начала он советует опереться на левоэкстремистскую организацию «Шалом ахшав», предостерегая «ни в коем случае не допустить утечки информации о том, что за демонстрациями стоит администрация США». 

Правда, четыре года спустя тысячи документов из переписки Клинтон со своими советниками, хранившиеся на ее личном сервере, будут по решению американского суда опубликованы в Сети, и эта «маленькая тайна» администрации Обамы тоже окажется раскрыта. 

Несмотря на все эти усилия, принципиальное нежелание Аббаса признать право Еврейского государства на существование, то есть принять понятное большинству израильтян элементарное условие, выдвинутое Нетаниягу, надежно нейтрализует американское давление. 

А вот сближение Обамы с иранским режимом становится все очевиднее. В столице Омана Мускате, между представителями президента США и доверенными лицами Ахмадинежада идут тайные переговоры. При этом министерство обороны США оказывает мощное давление на израильтян, стремясь любой ценой предотвратить израильскую атаку иранских ядерных объектов. В начале 2012 года Обама разглашает израильские военные планы воспользоваться азербайджанскими аэродромами, отрезав, таким образом, израильтянам эту возможность. 

На этот раз речь Нетаниягу почти целиком посвящена опасностям, которые ожидают мир в случае получения аятоллами атомного оружия. Ядерная программа Ирана, убеждает израильский премьер-министр, является самой большой угрозой для всего мира и может быть сорвана только проведением «четких красных линий». 

«Вопрос не в том, когда Иран получит бомбу, а в том, на какой стадии мы больше не сможем помешать ему заполучить ее. 

Красная линия должна пройти по иранской программе обогащения урана, поскольку установки по обогащению урана являются единственными объектами, которые мы можем наблюдать и контролировать». 

Нетаниягу снова использует наглядную агитацию, превращая свой посыл в зрелищный и запоминающийся, демонстрируя плакат, изображающий продвижение Ирана к оружию массового поражения в виде бомбы с горящим фитилем. 

В обращении к главе палестинской национальной администрации Аббасу Нетаниягу повторяет свое прежнее условие о необходимости признания Израиля. 

«Клеветнические речи в ООН не приблизят решение конфликта… Мы должны… добиваться взаимного компромисса, в котором демилитаризованное палестинское государство признает Еврейское государство». 

Еще за год до того, манипулируя общественным сознанием израильтян, противники линии премьер-министра слева ввели в обиход термин «политическое цунами», предостерегая от того, что, мол, если Израиль не выберется из «политического ледника» (иными словами, не пойдет на политические уступки арабам, отказавшись от выдвинутых Нетаниягу требований), то окажется в международной изоляции. В связи с этим укрепление экономических позиций Израиля в мире, расширение его экспортных рынков и кропотливая дипломатическая работа по установлению новых международных связей стало для премьера особым приоритетом. 

И вновь израильский премьер напоминает о научных и технологических достижениях своей страны: 

«Израиль улучшает мир, … наши технологии доступны на всех мобильных телефонах и компьютерах, которые вы используете, наши оросительные системы предотвращают голод за счет орошения засушливых земель в Африке и Азии». 

2015 год, для протокола истории 

Спустя еще три года борьба Нетаниягу против ядерной сделки с Ираном проиграна. Договор заключен и подписан. Горькие слова израильского премьера о грозных последствиях трусости мирового сообщества, спасовавшего перед иранскими экстремистами, обращены теперь не столько к собравшимся в центральном зале ООН политикам, сколько для протокола истории. На этот раз Нетаниягу использует в своей речи не зрительный, но слуховой образ. 

«Через семьдесят лет после убийства шести миллионов евреев правители Ирана обещают уничтожить мою страну… А реакцией и этой организации, и почти всех представленных здесь правительств стало молчание, абсолютная тишина…» 

Израильский премьер внезапно замолкает. Тишина, продолжающаяся почти целую минуту, будто апеллирует к знаменитому афоризму парадоксального раввина Менахема Менделе из Коцка – «нет ничего пронзительнее молчания». 

Переговоры с палестинской национальной администрацией прочно зашли в тупик, поскольку контролирующие ее террористы ФАТХ просто не в состоянии заявить о готовности признать право Израиля на существование. Нетаниягу использует ситуацию, чтобы, обращаясь к Аббасу, призвать врагов отказаться от клеветы и подстрекательства, начав переговоры. 

«Когда вы начнете работать с Израилем для продвижения мира и примирения? Когда прекратите клеветать на Израиль, разжигать ненависть и насилие?» 

Он прекрасно понимает, что шансы на это практически равны нулю. Вместе с тем, именно таким образом он лишает Обаму возможности возложить вину за отсутствие переговоров на израильскую сторону. 

И, конечно, важная часть речи опять посвящена израильским достижениям. 

«Израиль является мировым лидером в науке и технике, в электронной безопасности, в программном обеспечении, распределении и использовании воды, ведении сельского хозяйства, медицине, биотехнологиях и многих других сферах деятельности…» 

Нетаниягу знает, что эти его слова, подкрепленные впечатляющими успехами израильских высокотехнологических предприятий, реально меняют ситуацию вокруг Еврейского государства. Международные инвестиции в израильскую экономику растут от года к году, увеличивается экспорт, диверсифицируются его рынки. Миру действительно нужны израильские технологии, и идеологические предубеждения, как и политические опасения, сдерживают его все меньше. 

2017 год, лидер державы 

Последняя речь Нетаниягу на Генеральной Ассамблее ООН, прозвучавшая в конце нынешнего сентября, разительно отличалась от всех его предыдущих выступлений. Она по-прежнему содержала его давние посылы: об экстремизме иранского режима, стремлении Израиля к миру и его выдающихся достижениях. Но вот звучал Нетаниягу на этот раз гораздо увереннее. Он говорил как национальный лидер сильной державы, убежденный в том, что история, наконец, обратилась лицом к нему и его стране. 

Безусловно, одним из ключевых факторов стала радикальная смена администрации в Белом доме. Там, где Обама продавливал сделку с иранскими аятоллами и вынуждал Нетаниягу на уступки Аббасу, теперь находится Трамп, полностью разделяющий его опасения по поводу ядерного договора и не предъявляющий никаких публичных требований к Израилю в отношении палестинских арабов. Нетаниягу остается лишь поддерживать инициативы американского лидера, настаивая на том, чтобы тот либо ужесточил условия сделки, либо просто отменил ее. 

«Политика Израиля в отношении ядерной сделки с Ираном очень проста: измените ее или отмените…» 

Изюминкой его выступления на этот раз стало прямое обращение непосредственно к иранскому народу через головы их диктаторов, включая и фразу на персидском языке. 

«Шома дусте ма хастед» – «Вы друзья нам»… 

Лидеры иранского режима регулярно предсказывают кончину Израиля. В своем ответе, «послании народу Ирана», Нетаниягу недвусмысленно предрек кончину аятоллам, убеждая угнетаемых иранских граждан, что: 

«Однажды, мои иранские друзья, вы освободитесь от режима зла, который терроризирует вас… И когда, наконец, придет освобождение, дружба между двумя нашими древними народами обязательно расцветет вновь». 

Иранская ближневосточная экспансия, по сути, сняла вопрос о создании очередного (помимо Газы и Иордании) государства для палестинских арабов с повестки дня. Коррумпированный террорист Аббас перестал быть интересен лидерам арабских стран, стремящимся теперь создать региональный союз против шиитской угрозы с сильным в экономическом и военном отношении Израилем, имеющим к тому же особые связи в Белом доме. Тема переговоров с Аббасом была упомянута лишь вскользь в одной фразе: 

«Израиль предан идее достижения мира со всеми нашими арабскими соседями, включая палестинцев». 

Гораздо подробнее израильский премьер говорил о перспективах регионального соглашения с суннитскими соседями – о том, что еще несколько лет назад казалось немыслимым. 

«Израиль знает: мы не одиноки в противостоянии иранскому режиму. Мы стоим плечом к плечу с теми в арабском мире, кто разделяет наши надежды на светлое будущее». 

Другой, не менее важной причиной уверенности Нетаниягу стало и то, что Израиль наконец обрел дружеское отношение многих стран мира, признавших, насколько велико значение Израиля в столь важных сферах, необходимых для их национального благосостояния, как инновации, технологии, разведка, борьба с террором и многое другое. 

«Мы находимся в разгаре великой революции. Революции в положении, которое Израиль занимает среди наций… очень многие страны по всему миру наконец проснулись и увидели, что Израиль может сделать для них. Эти страны понимают сегодня то, что гениальные инвесторы, такие как Уоррен Баффет, и такие крупные компании, как Google и Intel, знают уже многие годы: Израиль – это нация инноваций… За последние годы Израиль предоставил разведывательные данные, которые предотвратили десятки крупных террористических атак по всему миру… Возможно, вы этого не знали, но ваши правительства это знают». 

Действительно, дипломатические контакты Еврейского государства, пожалуй, еще никогда не были столь обширны. Сотни влиятельных лидеров мира, включая президента США и премьер-министра Индии, побывали за последние годы в Иерусалиме. Десятки стран Восточной Европы, Центральной Азии, Дальнего Востока, Южной Америки и Африки выстроили прочные экономические и дипломатические связи с Израилем. 

Израиль 2017 года занял прочные позиции в международной экономике, расширил свои рынки, начал экспорт газа. Его армия признана одной из десяти сильнейших в мире. Можно расслабиться и даже пошутить о пингвинах. 

«Мне сказали, что пингвины тоже являются восторженными сторонниками Израиля. Смейтесь, смейтесь. У пингвинов нет проблем различать белое и черное, правильное и неправильное». 

И потому большая часть речи была посвящена третьему из посылов – революционным успехам Израиля. 

«… Мы с удивлением оглядываемся назад на чудесное возрождение нашей нации и с гордостью смотрим вперед, на то, как Израиль продолжит вносить свой вклад в жизнь всех наций. 

Вы смотрите вокруг и видите этот вклад каждый день. Это и продукты питания, которые вы едите. И вода, которую вы пьете. И лекарства, которые вы принимаете. Он есть и в автомобилях, которые вы водите, в мобильных телефонах, которыми вы пользуетесь, и во многих других вещах, меняющих наш мир… 

Как сказал пророк Иешаяу: «Я, Г-сподь… буду хранить тебя и сделаю народом света, светом народов»… Свет Израиля проливается на все континенты, принося надежду и спасение во все края земли». 

Стоя на трибуне Генеральной Ассамблеи ООН, Нетаниягу впервые и по праву звучал как лидер могучей региональной державы. Может статься, при всех своих инновационных достижениях и стойкости Израиль все же – еще не совсем такой. Но впервые за всю свою долгую карьеру, приветствуя растущий круг друзей Израиля, обращаясь к иранцам поверх голов атолл и гордо описывая успехи своего народа, премьер-министр Нетаниягу говорил как лидер, который чувствует, что его время наконец-то пришло.

counter
Comments system Cackle