Тот прав, у кого больше прав?
Фото: Getty Images
Тот прав, у кого больше прав?

Опубликовано на сайте израильского телеканала ITON.TV 

Почему наше правительство решило отжать пару миллиардов у Еврейского Национального Фонда (Керен Каемет ле-Исраэль)? Правильный ответ только один: потому что правительство может это сделать, как хулиган в подворотне. Не задумываясь о последствиях. 

13 ноября 2017 правительственная коалиция намеревается провести во втором и третьем (то есть, окончательном) чтении закон о ККЛ с отметкой «налогообложение». На момент написания этих строк еще остается надежда, что здравый смысл восторжествует, и вместо вероломного и брутального подхода правительство выберет более взвешенное и мудрое поведение. Согласившись, как минимум, на переговоры с фондом, чтобы совместными усилиями найти компромисс. 

Согласно продвигаемому законопроекту, у ЕНФ-ККЛ есть две возможности. Либо в 2018-2019 годах перевести государству 2 миллиарда шекелей, что составляет 65% доходов фонда, и получить освобождение от налогов до 2023 года. Либо начать платить налоги с 1 января 2018 года. Но в любом случае, какой бы вариант они не выбрали, с 1 января 2024 года все налоговые льготы отменяются. Фонд будет платить налоги, как коммерческая организация. 

Я уже сказал выше, что правительство делает это потому, что может. Вся эта канитель началась еще несколько лет назад с целого ряда весьма одиозных телевизионных расследований скандально известного журналиста Равива Друкера. Обвинив ЕНФ-ККЛ не совсем понятно в чем, Друкер потребовал национализировать ЕНФ-ККЛ, подчинить его всем правилам и регуляторам израильского госаппарата, госконтролеру, ввести бюрократическую иерархию, заставить проводить тендеры на каждую канцелярскую кнопку и т.п. И все это, разумеется, под флагом борьбы за прозрачность расходуемых средств «всего еврейского народа». 

Причина этих наездов была, на мой взгляд, совершенно иной. Как известно, ЕНФ-ККЛ был создан 115 лет назад для покупки земель в Эрец-Исраэль. Земель, на которых строились города и кибуцы, мошавы и рабочие поселке, где высаживались леса и строились водохранилища. Государство периодически навязывало ЕНФ-ККЛ «обмен территориями», в результате которого дорогие участки, перспективные для строительства, уходили государству в обмен на пустыни и овраги. Но фонд с готовностью шел на это, ведь превращение пустыни в цветущий сад – это как раз его специализация. По статистике, фонд посадил в Израиле более миллиарда деревьев, что сделало нас единственной страной в мире, где в начале XXI века лесов оказалось больше, чем было в начале XX. Потому что первые сионистские поселенцы обнаружили на своей исторической родине полное отсутствие зелени. Все деревья, которые здесь росли, включая реликтовые леса Галилеи и Иерусалима, турки вырубили на дрова для своих паровозов. Здесь практически не осталось неплодовых деревьев. Но я отвлекся от темы. 

Земли, принадлежащие ЕНФ-ККЛ являются собственностью еврейского народа. Государственные земли – это достояние всех граждан страны. В условиях непрекращающейся демографической гонки с арабами, в условиях тихой, но агрессивной экспансии арабского населения в Галилее и Негеве, эта разница становится критической. Еврейское население покидает периферию, каждую свободную нишу занимают арабы. Еврейские фермеры разоряются, и тотчас появляются богатые арабские покупатели, готовые приобрести земельный участок за любые деньги. Государство выделяет земли под строительство, проводит тендер, и в результате на выходе мы имеем новый арабский микрорайон в еврейском городе. И Израиль, как демократия, не имеет инструментов, чтобы остановить эту экспансию. 

В этой ситуации единственной лазейкой является ЕНФ-ККЛ. Только еврейский фонд может не давать землю арабам. Землю, которая была куплена на грошики и копейки, собранные по всем еврейским общинам мира. Конечно, такой порядок вещей приводил в крайнее возмущение израильских арабов, ультралевые круги и «правозащитные» организации. Вопрос несколько раз пытались обжаловать в БАГАЦе, но ничего не получилось. Высший Суд Справедливости не счел это дискриминацией арабских граждан, поскольку еврейский фонд имеет право выделять земли и бюджеты на свое усмотрение. Точно так же, как многочисленные исламские фонды не спонсируют евреев или христиан. 

Но гениальные ультралевые головы нашли выход, подбросив идею национализации фонда нашим недалеким правым политикам. Как известно, наши леваки любят реализовывать свои идеи руками правых. 

Именно поэтому работники ЕНФ-ККЛ, которые провели демонстрацию под окнами зала заседаний правительства, обратились ко всем фракциям правительственной коалиции с призывом не разрушать еврейский фонд, воплощая тем самым мечту Объединенного Арабского Списка и всех врагов сионизма. Нет сомнений, что закон нанесет непоправимый ущерб независимости фонда и его способности продолжать свою деятельность. А ведь ЕНФ-ККЛ является сегодня важнейшей в мире сионистской организацией. Члены Ликуда из числа работников фонда демонстративно порвали свои партбилеты прямо под окнами заседания правительства Ликуда. 

На прошлой неделе ЕНФ-ККЛ провел обзорную экскурсию для русскоязычных журналистов. Нам показали новый орнитологический парк Рош-Ципор в самом сердце тель-авивского индустриального мегаполиса. Это место станет родным домом для тысяч птиц, а также важным туристическим объектом, ведь туризм «бердуотчеров», то есть, любителей наблюдать за птицами, бурно развивается во всем мире. 

Нам показали озеро Викара, которое, помимо сбора и очистки дождевых вод, используемых для орошения окрестных полей, стало пристанищем для тысяч пеликанов, которые останавливаются в нашей стране во время весенней и осенней миграций. Птиц здесь подкармливают, чтобы они не разоряли рыбные фермы и имели достаточно сил для продолжения своего пути. 

С огромным интересом мы познакомились с проектом «Биофильтр» в Кфар-Саве. Это передовая экологическая технология, которую перенимают у нас десятки стран. Биофильтр это очень красивый городской парк, который способен очищать сточные воды во время обильных зимних дождей. Вода проходит через несколько слоев специально подобранных горных пород, а особые виды растений удаляют из нее тяжелые металлы и вредные примеси. На выходе получается чистая вода технического качества. Ее можно использовать для полива городских клумб и парков, для мытья улиц и т.п. Излишки подпитывают подземный водоносный слой, что поддерживает всю окрестную растительность в течение года. Сегодня в Израиле действуют уже три такие проекта – в Кфар-Саве, Рамле и Бат-Яме. 

Мы посетили лес Иланот, где произрастают редчайшие породы деревьев. Здесь только что открылся информационно-развлекательный центр для посетителей, оснащенный технологиями виртуальной и аугментированной реальности. Здесь можно принять участие в викторине и совершить виртуальную велопрогулку по лесу. 

Деньги, которые поступают в кассу ЕНФ-ККЛ, не уходят в бюрократический песок. Отнюдь. На эти средства возводятся тысячи проектов, которые улучшают жизнь всех жителей Израиля. Это развитие поселений и сельского хозяйства, образовательные программы и помощь в оснащении школ, строительство инфраструктур, охрана окружающей среды и борьба с опустыниванием, снижение дороговизны жизни и строительство жилья, это повышении качества жизни, особенно на периферии. На прошлой неделе председатель фонда Дани Атар официально сообщил о замораживании проектов на сумму 2,4 млрд шекелей. 

На деньги ЕНФ-ККЛ работает все наше лесное хозяйство, включая автономную систему тушения лесных пожаров. На эти деньги создаются экологические старт-апы, развивается альтернативная энергетика, улучшается водное хозяйство, строятся парки и велодорожки. Государство не выделяет на все эти нужды ни шекеля. По сути дела, те миллиарды, которые недальновидное правительство собирается прикарманить, и так поступают в общее русло израильской экономики. Если все эти функции перейдут государству, то ущерб будет колоссален. Ведь у нас все, что делается государством, делается плохо. 

И, наконец, последнее. ЕНФ-ККЛ это неразрывная пуповина, связывающая Израиль с сотнями общин еврейской диаспоры. Значительная часть финансирования проектов ЕНФ-ККЛ происходит на пожертвования, собранные по всему миру. Так было все 115 лет существования фонда. Введение налогообложения нанесет колоссальный удар по благотворительным сборам. Ведь любой спонсор жертвует деньги под конкретный проект, а не израильскому министерству финансов. Налог отвратит от фонда большинство спонсоров. В результате в убытке останется израильская экономика. 

Вероломная и недальновидная политика правительства в отношении Еврейского Национального Фонда приведет к ужасающим последствиям. Неужели жадность и глупость настолько застят глаза нашим политикам, что они готовы повалить один из опорных столпов сионизма, один из инструментов еврейского народа, при помощи которого было построено еврейское государство? Неужели у нас, развитой демократии, по-прежнему тот прав, кто имеет больше прав? 

Специально для газеты «Эхо»

counter
Comments system Cackle