Шкура нерожденной коалиции
Фото: Getty Images
Шкура нерожденной коалиции

Обсуждая будущую коалицию – ту, что появится после еще не назначенных выборов, - израильские политики делят шкуру не то что не убитого, а еще не родившегося медведя. Благо на эту тему можно спекулировать как угодно, опираясь на данные опросов «Если бы выборы были сейчас» и делая вид, что «бы» не существует. 

Итак, на данный момент опросы оставляют самой популярной партией «Ликуд», хотя он лишается четырех мандатов (26). Следом идет «Еш Атид» (22) и «Сионистский лагерь» (19). Объединенный арабский список набирает 12 мест, а популярность почти всех правых списков падает. 

Из этой картины – напомним, чисто умозрительной, поскольку никакими выборами пока не пахнет – СМИ делают вывод: «Ликуду» будет крайне трудно сформировать идеологически выдержанную коалицию. А вот усилившиеся левые (Лапид, Сионистский лагерь, МЕРЕЦ и арабский список) создадут ее с легкостью. По этому поводу левонастроенная часть израильского общества уже строит робкие надежды и складывает гипотетические мандаты. 

Между тем, новый лидер «Аводы» Ави Габай еще в октябре нынешнего года объявил, что если его партия выиграет выборы, она не возьмет в правительство арабскую фракцию. Позже он обрушился на арабского депутата своей партии Зохира Баалуля, который отказался участвовать в торжествах в честь 100-летия декларации Бальфура, более того – предупредил, что Баалуля с его «экстремизмом» не будет в следующем Кнессете. После этого разочарованный левый истеблишмент обвинил Габая в ненависти к арабам. 

Можно ли на основании этого считать, что лево-арабской коалиции в Кнессете не бывать? 

Ави Габай позиционирует свою партию несколько правее, чем ее привыкли видеть, но это вовсе не значит, что арабскому списку заказан путь в правительство. Во-первых, Габай имел в виду конкретно существующий сейчас Объединенный арабский список. Не исключено, что если его состав изменится, то даже Габай примет его в коалицию. Кроме того, совершенно не факт, что формировать правительство от имени левых сил будет именно «Авода», а не «Еш Атид», которая уже сейчас обгоняет Сионистский лагерь и имеет гораздо больше возможностей для маневра. 

Габай, безусловно, предпринимает активные шаги для повышения рейтинга партии. Именно с лозунгом победы на выборах он, человек со стороны, перебежчик из «Кулану», и выиграл праймериз «Аводы». Путь к победе он видит в том, чтобы сдвинуть партию ближе к центру, привлекая к ней симпатии избирателей-центристов и колеблющихся. С этой целью он отстоял систему бронирования, обещая ввести в предвыборный список и правых, и левых, и «русских», и арабов. Он будет рад видеть в своих рядах Моше Яалона и Ципи Ливни, но вряд ли эти кандидатуры, как и движение к центризму, принесут «Аводе» много голосов. Те же опросы показывают, что перетасовка мандатов происходит внутри правого лагеря, и левым тут ловить практически нечего. 

Как представитель сефардского еврейства Габай мог бы рассчитывать на избирателей, отколовшихся от ШАС на фоне угрозы непрохождения электорального барьера, но только в случае, если не состоится примирение Арье Дери и Эли Ишая. 

Недавно председателю «Аводы» с его планами «правительства для всех» был нанесен чувствительный упреждающий удар со стороны двух партий, чьи лидеры заранее отказались входить в его правительство, если таковое будет создано. И Авигдор Либерман (НДИ), и Моше Кахлон («Кулану») утверждают, что в их решениях нет соображений мести, однако поверить в это сложно. 

Кахлон говорит о своей приверженности национальному лагерю, но Габай высказывает схожие взгляды: единый Иерусалим, сохранение поселенческих анклавов, нет - возвращению палестинских беженцев. И все же глава «Кулану» вряд ли простит своему бывшему соратнику дезертирство из партии, хотя сам Габай, видимо, на это рассчитывал, изначально допуская коалиционный союз между двумя фракциями. Что касается Либермана, то здесь неприязнь взаимна и давно известна. Ави Габай вышел из правительства в знак протеста против назначения главы НДИ министром обороны и по-прежнему настаивает, что Либерман не имеет права занимать этот пост. 

Нетрудно заметить: оба лидера отвергают коалицию под началом Габая, но не лево-центристскую коалицию вообще. Получается, что заочная перепалка «Кулану» и НДИ с «Аводой» повышает ставки Яира Лапида. 

Стоит ли обращать внимание на заявления политиков в их дележке шкуры нерожденной коалиции? Вряд ли те же персонажи вспомнят свои обещания, когда дело дойдет до торговли за посты и портфели… Все это верно, но то, что происходит сейчас – своего рода артподготовка перед выборами. Партии «пристреливаются» и занимают позиции для будущего сражения. Битва будет идти за избирателя-центриста, поэтому Либерман и Кахлон не случайно подчеркивают свои правые взгляды, как и «левизну» Габая, а он так же не случайно демонстрирует несвойственную «Аводе» идеологию. 

Платформа, которую пытается выстроить новый лидер Партии Труда, стоит на правой внешней политике и левой (социальной) – внутренней: приоритет безопасности и национальных интересов в сочетании с заботой о бедных и неимущих, гражданскими браками и транспортом по субботам. Чисто теоретически тут есть рациональное зерно, но на практике усидеть на этих двух стульях пока не удавалось никому. Кроме того, на ту же позицию претендует Яир Лапид, у партии которого, в отличие от «Аводы», нет в анамнезе сомнительной наследственности в виде Осло и его архитекторов. Этого Габай, похоже, не понимает, провозглашая себя последователем Рабина. 

В итоге снова получается, что Габай принимает огонь на себя, расчищая путь к успеху «Еш Атид». Что ж, в этом случае у него есть шанс попасть в одну коалицию с Либерманом и Кахлоном - под началом Лапида. 

Но не стоит сбрасывать со счетов Нетаниягу: пока все козыри у него на руках, и один из них - страшилка для избирателя про возможную победу левых и включение в правительство арабского списка.

counter
Comments system Cackle