Египет учится жить без лекарств и бензина
Фото: Getty Images
Египет учится жить без лекарств и бензина

Минуло больше года после «революции 25 января» в Египте, свергнувшей «последнего фараона» Страны пирамид Хосни Мубарака. С исчезновением силы, на протяжении трёх десятилетий сдерживавшей наступление исламистов, они, как и ожидалось, ринулись во власть. Стихли, наконец, мощные акции протеста, прекратились столкновения. Остались позади многоэтапные парламентские выборы в нижнюю и верхнюю палату, принёсшие впечатляющую победу исламистским партиям и сокрушительное поражение светским политикам. Начинается президентская гонка — выборы запланированы на 23—24 мая. Главный вопрос, который сейчас очень остро стоит перед крупнейшей в Африке страной с 80-миллионным населением: сумеют ли исламисты удержать Египет от экономического коллапса?
 
Политические потрясения и бесконечные забастовки работников всех отраслей экономики неизбежно обернулись значительным падением объёмов производства. Многие предприятия полностью встали. Лишь один небольшой пример: исчезли лекарственные препараты из аптек Каира. Фармацевтический рынок Египта последние годы представлял собой один из наиболее динамично развивающихся секторов экономики. Страна была наводнена дешёвыми лекарствами местного производства, изготавливаемыми по лицензиям крупных зарубежных компаний с мировыми именами. Богатый ассортимент фармацевтической продукции и большой выбор аналогов препаратов всегда оставлял потребителям выбор. Египетские производители были открыты для партнёрства с зарубежными компаниями. Теперь всё это плавно сходит на нет.
 
Как оказалось, после революции многие заводы по производству лекарств, расположенные главным образом на севере страны, больше не работают. И сейчас лекарственный ряд в аптеках стремительно скудеет, фармацевты извлекают со складов последние запасы, новых поставок нет и, что ещё хуже, не ожидается. Аналогичная ситуация наблюдается и в других отраслях.
 
Экономика страны все последние месяцы поддерживается на плаву исключительно за счёт искусственных мер. Стремительное обесценивание национальной валюты сдерживается лишь благодаря скупкам национальной валюты Центробанком. Но и при этом к концу году египетский фунт перешёл, как утверждают эксперты, критическую отметку: шесть фунтов за доллар США. За минувший год золотовалютные резервы Египта сократились вдвое, составив к концу 2011 года 18,2 миллиарда долларов против 36 миллиардов в конце 2010-го. При этом выросла инфляция: она достигла в минувшем декабре 10,4 процента по сравнению с 7 процентами осенью 2011 года.
 
Одна из двух ключевых статей доходов страны — иностранный туризм — несёт убытки, сохраняясь преимущественно лишь на красноморских курортах. В Каире он практически отсутствует, простаивают и туристические объекты на юге страны, богатом древними памятниками. Потери уже превысили 10 миллиардов долларов. Процветает лишь Суэцкий канал. В минувшем году доходы от его эксплуатации принесли национальной казне более 5,2 миллиарда долларов, став неплохим подспорьем для экономики. По итогам 2011 года прибыль от канала, через который осуществляется около 10 процентов мировых морских перевозок, превысила показатели 2010-го почти на полмиллиарда, составив 456 миллиардов долларов. Экспорт газа, также приносивший в казну миллиарды долларов, из-за многочисленных диверсий на трубопроводе на Синайском полуострове и политической конъюнктуры терпит огромные убытки. Пока не удалось достигнуть соглашений с основными импортёрами — Иорданией и Израилем о пересмотре цен на природный газ, а многие наиболее радикально настроенные исламисты вообще выступают за разрыв отношений с Израилем и сворачивание экспорта в эту страну.
 
На этом фоне все основные надежды египетское правительство возлагает на международную помощь. В ходе одного из своих выступлений премьер Камаль аль-Ганзури, возглавивший кабинет в тяжёлый и нестабильный период для страны, возложил ответственность за все беды на иностранных кредиторов и спонсоров. В разгар стачек и забастовок, нанёсших огромный ущерб производству, он, вместо того чтобы жёстко ответить на протесты, обвинил в сложившейся ситуации иностранные государства, которые пообещали помощь, но так её и не предоставили. «После революции арабские и западные страны обещали нам многое, но мы получили лишь малую часть», — заявил он в конце декабря. По его словам, за год Египет получил лишь один миллиард долларов, в то время как отток капитала из страны только за несколько последних месяцев превысил девять миллиардов. Иностранные инвесторы, не желая подвергать свой бизнес неоправданным рискам, выводят финансовые ресурсы из некогда стабильной и динамично развивающейся экономики, чьи показатели роста при Мубараке ежегодно составляли три—пять процентов. Сейчас Каир собирается «подсесть на иглу» Международного валютного фонда, рассчитывая на получение экстренного кредита в размере 3,2 миллиарда долларов сроком на 18 месяцев.
 
Между тем, по оценкам экономистов, пока ведутся переговоры с МВФ, а иностранные инвесторы по-прежнему отказываются возвращаться в страну, Центробанку АРЕ ничего не остаётся, как продолжать линию на девальвацию национальной валюты. Но, прогнозируют они, при всей своей неизбежности этот процесс может привести к куда более долгосрочным инфляционным последствиям, чем многие себе это представляют. И пострадают от этого в первую очередь наименее защищённые слои населения. В стране остро стоит проблема занятости, между тем безработица в последние месяцы из-за сворачивания производства увеличилась. Растёт импорт и одновременно снижается экспорт. И тому есть несколько объяснений. Во-первых, основную часть египетского импорта составляют товары первой необходимости,  без которых люди не могут обойтись. Это главным образом зерно и растительное масло. А значит, жители Страны пирамид неизбежно столкнутся с очередным повышением цен, если только правительство не решит увеличить субсидии на эти товары, что приведёт к ещё большему дефициту бюджета. Во-вторых, большую часть экспорта составляют товары, производимые в Египте не на 100 процентов. Электроника и пластиковые товары собираются в Египте из импортных материалов. А значит, повышение цен на импортные составляющие неизбежно повлечёт за собой рост стоимости конечного продукта. И наконец, большей части населения придётся опять поджимать свои семейные бюджеты, учитывая рост цен на товары первой необходимости, включая бензин и газовые баллоны.
 
В стране, где большая часть городов не газифицирована, население полагается в основном на газовый баллон, средняя стоимость которого в месяц обходилась рядовому потребителю в полдоллара. Естественно, в стране, где 17 миллионов семей готовят еду и обогревают свои дома за счёт газовых баллонов, и лишь четыре миллиона семей не зависят от них, эта статья расходов в значительной степени субсидируется
правительством. На эти цели только в этом году власти потратили более трёх миллиардов долларов, так как реальная стоимость баллона составляет 10 долларов. Однако ситуацию это не спасло. Баллонов не хватает, на пунктах раздачи выстроились огромные очереди. Зато на чёрном рынке дефицита не было, ушлые дельцы предлагали всем желающим баллоны по пять—семь долларов. Иными словами, торговцы, по сути, положили себе в карман едва ли не половину госсубсидий. И это неудивительно. Лишь 35 процентов рынка распределения газовых баллонов контролируется государством. Остальное находится в частном секторе. Сюда же добавились и проблемы с бензином. Бензин с октановым числом 80 и дизельное топливо также субсидируются государством. С начала года Каир, а также ряд других городов охватил бензиновый кризис. На заправках выстроились огромные очереди, как обычно происходит в таких случаях, многие запасались бензином впрок. В конечном итоге всем АЗС было отдано распоряжение о запрете продажи бензина в канистры, а некоторые заправки вообще закрылись на несколько дней.
 
По данным министерства энергетики, в бюджете 2012 года заложено почти 16 миллиардов долларов на субсидии, что составляет пятую часть всех расходных статей. За последние годы объёмы субсидий выросли почти в пять раз. При этом львиную долю субсидий забирает дизельное топливо — 8 миллиардов долларов, бензин — 3,5 миллиарда долларов, газ в баллонах — около 3 миллиардов, мазут — 2,5 миллиарда долларов и, наконец, природный газ — почти 2 миллиарда долларов. К слову, до революции Египет не только обеспечивал внутренний рынок собственным газом, но и экспортировал его за рубеж, главным образом в Иорданию и Израиль. С января прошлого года газопровод на Синайском полуострове, по которому «голубое топливо» поступает в соседние государства, взрывался 13 раз. Многочисленные диверсии привели не только к огромным убыткам, но и к полному прекращению экспорта газа в течение нескольких месяцев.
 
Неизбежность обострения экономического кризиса осознают «Братья-мусульмане», являющиеся сейчас главной политической силой страны. По сравнению с радикальными салафитами, составляющими вторую по величине фракцию в парламенте, они представляются более умеренным крылом, к тому же имеющим многолетний опыт в политике. Возможно, по этой причине «Братья» выступают в последнее время в поддержку руководящего страной Высшего совета, сформированного военными, поскольку понимают, что, после того как летом, после выборов, армия передаст власть избранному президенту, весь груз проблем ляжет на их плечи. Вот они пока и не торопятся тянуть на себя одеяло, предоставляя армии возможность хоть как-то обезопасить страну от дальнейших рисков и угроз.
 
Очень показательна в этой ситуации история с освобождением Египтом иностранных сотрудников неправительственных организаций, против которых было возбуждено уголовное дело по обвинению в незаконном финансировании НПО с целью дестабилизации обстановки в АРЕ. История эта вызвала большой международный резонанс и едва не испортила отношения между Каиром и Вашингтоном. Дело в том, что в центре скандала оказались замешаны структуры, которые работают на две американские организации — Национальный демократический и Международный республиканский институты. Оба они, провозгласив своей целью укрепление демократии в других странах, официально именуются независимыми, но финансируются американским правительством.
 
В Каире начался шумный судебный процесс, был наложен запрет на выезд из Египта 17 американцев. Неожиданно они были освобождены, с них были сняты ограничения на передвижение. Как выяснилось, состоялась сделка между Вооружёнными силами АРЕ и администрацией США, согласно которой Каир за «мирное разрешение конфликта» получит помощь на миллиарды долларов. По данным информированных источников, речь идёт почти о 12 миллиардах долларов. Причём США, как и планировалось, выделят 1,3 миллиарда в качестве военной помощи, хотя именно её Вашингтон сперва пригрозил свернуть, если Каир «не одумается». Остальные средства должны поступить от Катара — 4 миллиарда, Саудовской Аравии — 3,5 миллиарда, ОАЭ — 3 миллиарда. Кроме того, согласно договорённостям будет ускорен процесс получения египтянами льготных кредитов от МВФ, а также Всемирного банка. Освобождение сотрудников НПО вызвало бурю негодования в Египте. Многие обвинили армию и правительство Камаля аль-Ганзури в том, что они пошли на поводу у Вашингтона вопреки государственным интересам.
 
Едва ли эти миллиарды спасут экономику от дефолта, но по крайней мере они отодвинут его на некоторое время.

counter
Comments system Cackle