Станут ли союзники врагами
Фото: Reuters
Станут ли союзники врагами

Поддерживаемая Соединенными Штатами вооруженная группировка "Демократические силы Сирии" заявила во вторник об освобождении сирийского города Ракка, находившегося под контролем террористической группировки ИГИЛ более трех с половиной лет. Командование международной коалиции объявило о том, что 90 процентов города Ракка очищено от джихадистов. Падение города, служившего столицей так называемого халифата, скорее всего, знаменует конец ИГИЛ в качестве экзистенциальной угрозы странам региона и начало этапа, чреватого новыми конфликтами, говорят американские эксперты. 

Фото: Reuters

 

Сирийский город Ракка, столица провозглашенного группировкой ИГИЛ халифата, пал всего через три месяца после освобождения иракской армией второго по величине города Ирака Мосул. Экстремистская организация, насчитывавшая в своих рядах всего год назад десятки тысяч боевиков, контролировавшая огромные территории в Ираке и Сирии, финансировавшая свои операции продажей нефти, больше не представляет экзистенциальной угрозы региону. Она, скорее всего, перейдет в подполье и будет заявлять о себе террористическими атаками. Однако исчезновение ИГИЛ как общего врага может дать выход назревавшим в тени общей борьбы конфликтам. 

Как пишет The New York Times, падение Ракки угрожает трениями между курдами, которые составляют основу "Демократических сил Сирии", освободившими город, и арабами. Первая проблема – кто будет управлять городом, который был одним из центров сопротивления режиму Башара Асада. Подобные проблемы уже возникли в Ираке, где арабское и туркменское население Киркука приветствовало вступление в город иракской армии и уход курдских подразделений, контролировавших Киркук в течение трех лет.

Необходимость борьбы с ИГИЛ привела к созданию вынужденных, искусственных союзов и альянсов, например, к фактическому сотрудничеству между США и Ираном. Многие эксперты, цитируемые американскими средствами информации, ожидают, что следующая конфликтная ситуация возникнет в результате попыток властей Ирака и Сирии вернуть территории, оказавшиеся под контролем курдских сил. Такая перспектива создает сильную головную боль для Соединенных Штатов, которые были ближайшими союзниками иракских курдов с начала девяностых годов и тесно взаимодействовали и с сирийскими и иракскими курдами во время компании против ИГИЛ. 

В понедельник президент США Дональд Трамп заявил, что США выдерживают нейтралитет в противостоянии властей курдской автономии и иракских федеральных властей. "Нам не нравится, что произошли столкновения, но мы не принимаем ни чью сторону", – сказал президент, в то время как сенатор-республиканец Джон Маккейн, глава комитета Сената по делам вооруженных сил предупредил иракское правительство о "суровых последствиях" в случае использования предоставленного им американского вооружения против сил курдов.

Курдский вопрос может стать причиной нового конфликта в Ираке и Сирии, считает Марк Катц, профессор университета имени Джорджа Мейсона в Вирджинии, специалист по Ближнему Востоку: 

– Я думаю, там будет новый конфликт, там существует потенциал для продолжительного конфликта. Просто в силу того, что для курдов сохранение контроля над территориями – это экзистенциальный вопрос. Ирак уже давно де-факто расколот. Курды живут в своем государстве, и сколь бы главные игроки в регионе ни настаивали на принципе неприкосновенности существующих границ, курды, скорее всего, не откажутся от своего намерения, мало того, попытаются сохранить за собой часть территорий, перешедших в их руки во время войны с ИГИЛ. Вряд ли Багдаду удастся разрешить эту проблему силовыми методами, потому что иракская армия не отличалась высокой боеспособностью и любой серьезный конфликт с курдами обойдется очень дорого Багдаду, а Иран, оказавший мощную поддержку иракскому правительству в борьбе с ИГИЛ, скорее всего, не захочет втягиваться в продолжительную войну в Ираке. 

Ситуация в Сирии также чревата новыми конфликтами, говорит Марк Катц. У администрации Трампа, по его словам, нет ясной стратегии действий в Сирии, но она вряд ли откажется от поддержки сирийских курдов, которые были самыми надежными союзниками США в кампании против ИГИЛ. Как ни парадоксально, но Москва также может быть заинтересована в поддержке курдов, потому что в реальности ее позиции в Сирии не столь уж сильны. Ее слово и желания далеко не так весомы в Дамаске, как желания Тегерана: 

– Я думаю, что в данный момент Путин заинтересован в политическом разрешении сирийского конфликта. Но в то же время ни Дамаск, ни Тегеран не делают ничего для наведения мостов с сирийской оппозицией. Да, Путин утвердил военное присутствие России в Сирии, но чего он этим добился, если Россия, по сути, выступает лишь в роли союзника Дамаска и Тегерана? Пока мы видим, что Иран значительно распространил свое влияние в Сирии, что является серьезным поводом для беспокойства со стороны ведущих региональных игроков. Кремль играет во всем этом вторую скрипку, и если он не может оказать влияние на Дамаск, кого, грубо говоря, заботит мнение Москвы, – говорит Марк Катц. 

Многие американские наблюдатели опасаются, что противоречия между главными региональными игроками, Ираном, Саудовской Аравией, Турцией, вкупе с попытками курдов добиться независимости гарантируют новый всплеск нестабильности.

counter
Comments system Cackle