Если враг оказался вдруг…
Фото: Getty Images
Если враг оказался вдруг…

Палестинское примирение – в который раз – объявлено достигнутым. Об этом сообщил председатель ПНА Махмуд Аббас, а заместитель главы администрации ХАМАСа Халиль аль-Хайя подтвердил, что правительство Западного берега получило Газу под полный контроль. 

21 ноября в Каире будут обсуждаться выборы главы ПНА и депутатов законодательного собрания. До 1 декабря "президентская гвардия" Махмуда Аббаса возьмет в свои руки пограничные переходы "Эрез" и "Керем Шалом" на границе с Израилем. Судьба КПП "Рафиах" пока не очень ясна – египтяне решили его сначала отремонтировать, хотя скорее, предполагают эксперты, в Каире хотят посмотреть, как будут развиваться события. Для начала ПНА должна заняться сбором налогов и выплатой зарплат в секторе. Последнее особенно проблематично, учитывая огромные задолженности по зарплатам чиновников в Газе. 

Около трех тысяч палестинских полицейских начнут нести службу в Газе. Как они будут делить территорию с местной милицией, пока неизвестно; ничего не говорилось также о военном контроле и разоружении "Бригад Изаддина аль-Касама", боевого крыла ХАМАСа. Пока не обсуждается обмен пленных с Израилем (как известно, ХАМАС удерживает тела погибших израильских военнослужащих Адара Гольдина и Орона Шауля и требует освободить более 200 своих людей, выпущенных в рамках сделки Гилада Шалита и арестованных повторно). Как признают египетские посредники, самые сложные вопросы палестинского объединения намеренно оставлены «на потом». 

Тем не менее, ХАМАС пошел навстречу своим заклятым врагам гораздо охотнее, чем в ходе предыдущих попыток примирения в 2007-м, 2011-м и 2014 году. Уступил и Абу Мазен – теперь ему придется согласовывать с хамасовским руководством все важные решения о судьбе автономии. 

Причины такого поворота очевидны уже давно. Аббас опасается перехода власти в Газе в руки ненавистному ему Мухаммеду Дахлану и стремится поднять свой изрядно поникший рейтинг. Экономическое давление на сектор, которое он предпринял этой весной, оставив население без электричества и воды, а чиновников – без зарплат, вызвало недовольство Запада, но сделало ХАМАС намного сговорчивее. У исламистов в Газе и так не было выбора: оставшись без финансирования со стороны арабских нефтяных монархий, Турции и Ирана, потеряв поддержку Египта после прихода к власти Ас-Сиси, они опасались, что народ выйдет на улицы. Проблемы обеих сторон оказались сильнее идейных и политических разногласий, но станут ли они достаточным основанием для прочного примирения? 

Многие обозреватели считают, что союз ФАТХа и ХАМАСа не продержится долго – слишком много у них неразрешимых противоречий. Главный вопрос: как два движения будут делить власть? Согласится ли ФАТХ допустить ХАМАС к участию в новой администрации, и если нет – как отреагируют на это хамасовские лидеры? Из каких средств ПНА будет платить зарплаты в Газе, учитывая, что даже Евросоюз сократил финансирование палестинцев с 600 миллионов до 300 миллионов долларов? 

Чтобы оставаться в глазах международного сообщества легитимным партнером по мирному процессу, Аббасу надо урегулировать отношения своего союзника с Израилем. Между тем, один из хамасовских деятелей, подписавших соглашение с ФАТХом, Салах аль-Арури, уже заявил, что его соратники не перестанут бороться против «сионистского проекта» и группировка не готова разоружаться, пока продолжается «израильская оккупация». ФАТХ пошел на беспрецедентный шаг, приказав Исламскому движения сопротивления прекратить подготовку атак против Израиля. ХАМАС согласился приостановить эту деятельность на Западном берегу, но с условием, что спецслужбы ПА освободят арестованных боевиков движения. 

В Израиле ни на грош не верят в благие намерения исламистов Газы, как и администрации ПНА. За происходящими событиями здесь наблюдают с тревогой и надеждой – надеждой на то, что враждующие движения рассорятся, как бывало уже не раз, когда дойдет до самых спорных тем. Скорее всего, так и случится – ненависть между ХАМАСом и ФАТХом слишком велика. Но вдруг?… 

В 2014 году, когда была предпринята очередная попытка создать палестинское правительство национального единства, израильское руководство заморозило контакты с ПНА и пригрозило экономическими санкциями. В этот раз реакция была более сдержанной, но все же довольно резкой. В своем первом комментарии канцелярия главы правительства потребовала, чтобы ХАМАС в первую очередь признал право Израиля на существование, а во вторую – разоружился, распустил свое военизированное крыло, вернул тела израильских солдат и прекратил все контакты с Ираном. Обращаясь к палестинской администрации, Нетаниягу припомнил все грехи ХАМАСа, вплоть до преследования сексуальных меньшинств. 

Но позже последовал более осторожный отзыв. Судя по всему, в правительстве Израиля осознали, что объединение вполне реально. Более того, международное сообщество, в том числе главные спонсоры палестинского примирения, Египет и Белый дом, могут принять его в нынешнем, промежуточном виде – без разоружения ХАМАСа, без закрытия ракетных фабрик, отказа от рытья тоннелей и т.д. – и настойчиво предложат Израилю вести переговоры с этим образованием. 

На самом деле, не ФАТХ возьмет Газу под свой контроль, а ХАМАС легитимным путем укрепится в вотчине Аббаса на Западном берегу. По сути, повторится история с созданием Палестинской автономии, которое обернулось интифадами и терактами. Сейчас, в отличие от эпохи Осло, в Израиле хорошо представляют себе, чем все закончится. Но можно ли что-то изменить? 

Долгие годы израильское руководство утешало себя, что палестинцы никогда не договорятся, и похоже, сейчас находится в растерянности перед этой перспективой. ХАМАС в очередной раз нашел способ застать нас врасплох: ракеты, тоннели, а теперь примирение с ФАТХом. И как прежде, Израиль отстает на шаг и спешно ищет ответ на возникшую проблему.

counter
Comments system Cackle