Наша жизнь в Израиле - это чудо
Фото: mnenia.zahav.ru
Наша жизнь в Израиле - это чудо

Вопреки царящей в СМИ и в определенных кругах общества атмосфере постоянного недовольства тем, что происходит в стране, государство Израиль - с учетом обстоятельств его создания и развития - является подлинным чудом. Израильтяне живут внутри этого невероятного явления, не до конца осознавая его суть.

Ядовитые кислотные испарения окутывают повседневную жизнь граждан еврейского государства, пишет Хаэцни. Медийное пространство источает черный пессимизм, делая особый акцент на любом  недостатке, раздувая до гигантских размеров любой рутинный вызов, стоящий перед обществом. Не говоря уже о целенаправленных политических кампаниях, в задачу которых входит клевета, стремление изобразить Израиль в качестве порочного государства, стоящего на пороге крушения - как под воздействием внешних  политических сил, так и в результате внутреннего разложения общества. 

Но и без злонамеренной политической лжи мы, израильтяне, склонны под воздействием любого минутного отчаяния видеть происходящее в черном свете. Поэтому периодически стоит рассматривать нашу жизнь в исторической перспективе, советует автор статьи в «Маариве». 

Например, можно прочесть дневники Теодора Герцля, которые он вел с 1895 года, с самого начала своей сионистской авантюры. Стоит также ознакомиться с сухими сводками в экономических изданиях, предлагающими нам информацию, которая почему-то не фигурирует на первых полосах большинства средств массовой информации. Речь идет о количестве заключаемых сделок, о современных технологических проектах, о глобальных международных конференциях, проходящих в Израиле. После ознакомления со всей этой современной информацией и историческими документами мы в мгновение ока возвращаемся к подлинной реальности. Вдруг выясняется, что вопреки кислотно-ядовитой атмосфере, царящей в масс-медиа, мы живем внутри настоящего чуда. 

В июне 1895 года Теодор Герцль нанес визит известному австрийскому меценату, барону Морису фон Гиршу, который пестовал идею переселить европейских евреев в Южную Америку, чтобы решить «еврейскую проблему». 35-летний Герцель, корреспондент австрийских газет в Париже, именно в тот период начал задумываться об идее, которая казалась тогда и позднее абсолютным бредом. 

Просто представьте: молодой, никому неизвестный житель Вены, пытающийся убедить барона фон Гирша, семейство банкиров Ротшильд, германского кайзера и турецкого султана в том, что он создаст политическое движение, которое перевезет всех евреев мира на забытую древнюю родину и создаст там еврейское государство. Вы осознаете степень безумия? Все это происходит в разгар усиливающегося антисемитизма, который не только не ослабил, а, напротив, усилил эмансипацию еврейских граждан в европейских странах. Между различными еврейскими общинами мира почти нет никакой связи. Подавляющее большинство евреев в мире не заняты ни в одной из профессиональных сфер, без которых немыслимо формирование государства. 

И вот в этой реальности Герцль не только создает национальные институты и разрабатывает пути их дальнейшего развития, он также придумывает форму, которую будут носить служащие будущего еврейского государства, и описывает, как будут одеваться зрители в театральных залах воображаемой страны. 

Понимание тогдашних реалий дает внятное представление о том, насколько реализация идеи еврейского государства является фантазией алхимиков, создавших нечто из пустоты. Герцль чувствовал, что евреи никогда не станут нормальной частью христианского общества, и что дальнейшее пребывание евреев в Европе закончится массовой резней.  Его занимал вечный исторический конфликт между всемирным еврейством и христианским миром. В своих фантазиях, которые он оформил в письменном виде, Герцль видел окончание этого конфликта исключительно в создании еврейского государства на Земле Израиля. Государства, которое будет процветать и будет способно себя защитить.

Равный чуду успех сионистской фантазии изменил вектор существования еврейского народа. Конфликт между христианством и иудаизмом остался в истории, хотя напоминания о кровавой антисемитской сути этого исторического конфликта мы продолжаем получать из Европы и сегодня. Но, как и предполагал Герцль, нападения на евреев во Франции, хоть и вызывают гнев, однако не оказывают никакого влияния на наше национальное существование. Вызовы, стоящие перед еврейским народом на Земле Израиля, совсем иные, чем те,  которые представлял себе Герцль. В основном, это связано с изобретением «палестинской нации». Но лишь тогда, когда мы оглядываемся назад, на то, что было сто лет ранее - слабость, преследования, необходимость полагаться на жалость враждебных режимов и обществ - мы видим происходящее в верной исторической перспективе. 

Вряд ли Герцль предполагал  мощь воображаемого им еврейского государства, имеющего при этом карликовые размеры. Его военную и политическую силу, его колоссальную энергию и постоянное стремление к экономическому процветанию и технологическому прогрессу, его нравственные основы. 

Надав Хаэцни, «Маарив» 

Источник: Курсор
counter
Comments system Cackle