Шай Глик: "Теракты прекратятся, если..."
Фото: facebook.com
Шай Глик: "Теракты прекратятся, если..."

"Я думаю, что обычный араб, как и обычный еврей, уважает каждого человека, и как обычный еврей занят конструктивной интеграцией в обществе, так и обычный араб хочет, чтобы его сын был ученым или врачом, а не террористом". 

Меня давно интересует фигура Шая Глика, неутомимого преследователя организаций левого толка, а также учреждений, дающих им трибуну, которые в той или иной форме и степени получают государственную финансовую поддержку. В последнее время его имя на слуху. Начинаемые им акции нередко получают всеизраильскую прессу и доходят до самых высоких инстанций. Глик действует в рамках организации «Бецельмо» (название отражает декларируемую Гликом цель отстаивания прав человека, а также обыгрывает название одной из главный мишеней деятельности Глика - левой правозащитной организации «Бецелем»). Всего в рамках «Бецельмо» действуют семь человек, все волонтеры, и организация существует за счет мелких пожертвований. 

При том, что главное внимание общественности привлекает борьба Глика с организациями левого толка, невозможно не увидеть и другую сторону его деятельности - неприятие крайне правых расистских деятелей и организаций. Так Глик активно борется с Бенци Гопштейном и его организацией «Лахава», отстаивающей чистоту еврейской крови, которая использует методы, часто выходящие за рамки, принятые в нормальном обществе, а то и вообще незаконные.  Глик последовательно выступает против рэпера Йоава Элияси, известного как а-Цель. За это, как и за призывы к ненасилию, за стремление не видеть во всех арабах террористов и информационную поддержку совместных еврейско-арабских акций во имя мирного сосуществования, Глику достается от радикально настроенных израильтян правого толка, которые явно видят в нем предателя их идеологического крыла. 

В принципе Глик действует в духе своего дяди, члена Кнессета от партии «Ликуд» Иехуды Глика, который проповедует терпимость и стремление к миру, что не мешает ему, впрочем, занимать такую позицию по отношению к Храмовой Горе, которая неизбежно провоцирует постоянное напряжение вокруг этого вопроса. 

Свою публичную деятельность Шай Глик начинал с протестов по поводу выставки в Тель-Авиве, демонстрировавшей трупы китайских заключенных, а известность стал приобретать после того, как с его подачи министерство культуры лишило финансирование арабский хайфский театр Эль-Мидан представлявший спектакль «Параллельное время», поставленный по пьесе, описывающей тюремные впечатления Валида Дака, израильского араба, отбывающего пожизненное заключение за участие в похищении и убийстве солдата ЦАХАЛа Моше Тамама в 1984 году. Эта история тянется с 2015 года (сам спектакль начал идти в театре в 2014 году), и на данный момент театр фактически прекратил свою деятельность из-за остановки государственного и городского финансирования. 

В левых кругах принято считать Глика правым троллем, и что-то в этом есть, ибо когда он видит перед собой цель, то вцепляется в нее мертвой хваткой и с огромной энергией начинает бомбить все возможные структуры и организации своими жалобами и исками. Но, по моему мнению, невозможно относиться к нему лишь с позиции » черное-белое». Лично у меня не получается относится к Глику нейтрально. Большинство его акций вызывают у меня активное неприятие и даже раздражение, но нередко я готов ему хлопать и кричать «браво». Глик эмоционален, он с готовностью признает свои ошибки, у него нет проблем извиниться за опубликование неверной информации, а также он всегда готов пообщаться и обсудить актуальные вопросы. Нередко мне его позиция кажется вредной, иногда чересчур наивной, но всегда интересной, с  информацией к размышлению,  и ломающей шаблоны. 

Мы с Шаем являемся взаимными «френдами» в Фейсбуке, иногда мы беседуем на политические  и общественные темы, и я задал ему несколько вопросов о его деятельности и движущих им мотивах.

- Шай, могло бы признание Израилем палестинского нарратива и права палестинцев видеть события 1948 года в собственном свете продемонстрировать силу Израиля и уверенность в нашем праве на эту землю? 

- Нет. Целью празднования Накбы является отделение израильских арабов от остальных граждан страны, раздувание ненависти к армии и полиции как к олицетворению сил зла и проявление солидарности с палестинцами. Целью же государства является дать почувствовать каждому гражданину что он находится дома, предоставить ему равные права и возможность продвижения в жизни. Когда гражданин Израиля чувствует, что солдат ЦАХАЛа это его враг, он его ненавидит, как Валид Дака - герой спектакля театра Эль-Мидан. Суть всего дела в вопросе, являются ли израильские арабы частью Израиля или его врагами. И поэтому радикальные еврейские левые силы и радикальные арабы заостряют видение Израиля как врага. Обычного араба это не волнует. Вопрос Накбы поднимают только радикалы - евреи и арабы.

Шай Глик. Фото: Facebook

 

- Тебе не кажется что это патронизм - решать, что именно интересует «обычного» араба? Возможно, пренебрежение национальными чувствами арабов по отношению к их истории и к их нарративу, отличному от нашего, и есть одна из базисных проблем нынешнего времени? 

- Наоборот, я думаю что обычный араб, как и обычный еврей, уважает каждого человека, и как обычный еврей занят конструктивной интеграцией в обществе, так и обычный араб хочет, чтобы его сын был ученым или врачом, а не террористом. Спектакль о Валиде Дака несет мысль о том, что большинство арабов интересует убийство, а я утверждаю наоборот - что их, как и меня, волнует жизнь. 

- Не думаешь ли ты, что в то время, когда в Израиле отдают честь бойцам военных организаций времен мандата, таких как «Хагана», «Эцель» и «Лехи», которые в некоторых случаях действовали и против гражданского населения, запрет палестинцам отдавать честь тем ,кого они видят борцами за свободу, является идеологическим и официозным лицемерием? Ты ведь не будешь выступать против церемоний посвященных боям «Эцель» и «Лехи», но ты выступаешь против всего, что связано с палестинскими террористами, даже когда речь не идет об их восхвалении. 

- Нет, «Эцель» и «Лехи» не действовали целенаправленно против гражданских лиц, против женщин и детей. Если бы Хамас действовал только против военных, тогда твой вопрос был бы легитимен. Но они действуют против гражданских лиц. Даже перед взрывом гостиницы «Кинг Давид» людей  пытались предостеречь.  

- Но есть немало примеров действий членов еврейских боевых организаций, которые были направлены против арабского гражданского населения. 

- Это не было их целенаправленной политикой. 

- Не думаешь ли ты, что оккупация палестинцев Израилем является главной причиной террора, а не тот или иной спектакль? 

- Совершенно нет. Исламский террор уничтожает миллионы во всем мире. У этого явления нет никакой связи с оккупацией. Когда я борюсь с террором, я спасаю жизни мусульман, которые в основном являются невинными жертвами террора. Я защищаю права арабов. 

- Но если сравнить статистику терактов, израильские арабы значительно меньше замешаны в террористической деятельности, чем их палестинские собратья, при этом наши силовые структуры действуют намного более жестко по отношению к палестинцам, чем к израильским арабам. 

- И это является доказательством моего тезиса. Если мы аннексируем всех палестинцев и дадим им равные права, то теракты прекратятся. 

- А ты не опасаешься последствий такого шага? Если после него Израиль останется демократией, есть реальная возможность, что законодательным путем в стране будет отменены законы, дающие особые права евреям, например, ЗОВ и государственное финансирование еврейской религиозной жизни. А если мы попытаемся этому воспрепятствовать, то должны будем сильно сократить или ограничить демократический характер государства. 

- Так как я не расист, я верю в то, что палестинцы будут придерживаться демократии так же как и мы, и я знаю, что они будут уважать меня. Поэтому они будут понимать, что это еврейское государство, даже когда у них будут полные гражданские права. Они будут поддерживать «Ликуд» и «Аводу», и так же, как сегодня, когда у них будут  свои депутаты в этих партиях. Даже в партии НДИ сейчас есть депутат-друз. 

- Шай, я вижу логическое противоречие в твоей позиции по поводу правозащитных организаций. С одной стороны, ты борешься за права арабов. С другой же, ты преследуешь организации, которые пытаются помочь израильскому обществу сохранить человеческий облик по отношению к населению, которое находится под военным контролем. Практически невозможно отрицать тот факт, что палестинцы на «территориях» находятся в плачевных условиях. Люди без элементарных гражданских прав, без возможности повлиять на политические решения, напрямую касающиеся их жизни. Не секрет, что военное правосудие действует медленно, если вообще действует, и наказывает солдат за преступления и нарушения только в самых крайних случаях. В 2012 году в военную полицию было подано 240 жалоб по подозрению в нарушениях солдат по отношению к палестинцам. Были открыты всего лишь 78 дел, и за весь год не было подано ни одного обвинительного заключения. Сам факт того, что палестинцы находятся под военным контролем ставит их в полную зависимость от силовых структур. И возможности легального противодействия мизерны. При таком положении, не видишь ли ты важности в организациях таких как «Бецелем» и «Шоврим штика»? Ведь они разоблачают случаи насилия по отношению к палестинцам, и таким образом, снижают вероятность того, что подобные инциденты будут происходить в будущем. Они ставят большое зеркало перед израильским обществом, которое склонно отмахиваться от оккупации. Без этих организаций, кто позаботится о палестинцах в их не очень приятных контактах с солдатами? 

- Наоборот. Это все равно, что назначить педофила руководить организацией жертв педофилии, или создать организацию насильников во имя жертв изнасилования. Ведь активисты «Шоврим Штика» признались в том, что они убивали и избивали палестинцев, и они не готовы предстать перед судом за это -  вспомним пресс-секретаря организации Дана Иссасхарова, заявишего, что он лично применял насилие по отношению к палестинцам. Они не передают ЦАХАЛ накопленные материалы, хотя представители ЦАХАЛ сообщали, что будут их расследовать. Это политическая организация, как и «Бецелем» и подобные другие организации. Они не заботятся о палестинцах. «Бецелем» работает с человеком, которого обвиняют в передаче израильских арабов в руки палестинской службы безопасности, которая подвергает их пыткам и держит в застенках. «Шоврим Штика» работает с Эзрой Нави, который подозревается в этом. Я уважаю организацию «Раббаним за права человека» - они сразу перестали работать с Нави и заклеймили его. А другие организации - нет. Я действительно забочусь о правах палестинцев, и несколько раз я подавал жалобы на насилие со стороны солдат по отношению к ним. Я за то, чтобы каждый солдат, проявивший насилие, сидел в тюрьме. «Бецелем» и другие подобные организации - наоборот. Их активисты приходят в села Бильин и Наалин и подстрекают жителей кидать камни в солдат. Когда они туда не приходят - там тихо. «Бецелем» поддерживают насилие и убийства. Они отказались осудить убийство солдата Яная Вайсмана, который будучи в отпуске был убит в филиале Рами Леви в поселении Шаар Беньямин. 

- А ты не думаешь, что часть из поддерживающих модель одного двунационального государства на самом деле пытаются этим прикрыть свои стремления к апартеиду, например, по модели Бецалеля Смутрича? 

- Я думаю, что когда Смутрич увидит, что палестинцы пользуются плодами демократии, у него не будет проблем с ними. Это как молодежь организации «Лахава» - после того, как они непосредственно знакомятся с арабами, они меняются в лучшую сторону. 

- Я ценю твой подход, но мое мнение по этому вопросу намного более пессимистично. Ты считаешь, что твоя деятельность против таких организаций как «Лахава» может привести к тому, что люди правых убеждений поймут, что подобные организации вредят Израилю и их надо осудить? 

- Конечно. Я лично убедил сотни людей сопротивляться им. Именно потому, что я правый, люди меня лучше понимают. Они меня спрашивают, почему я против «Лахавы», я им объясняю, и они тоже становятся их противниками.

counter
Comments system Cackle