Влиятельный, но не соперник
Фото: walla.co.il
Влиятельный, но не соперник

БАГАЦ не всегда прав, но его решения неоспоримы. Ограничение полномочий Верховного суда – удар по демократии и по «последней надежде слабых». Такова суть заявления лидера «Кулану» Моше Кахлона по законопроекту Беннета-Шакед. 

Нафтали Беннет и Айелет Шакед («Еврейский дом») вынесли на обсуждение инициативу, позволяющую Кнессету обходить решения Верховного суда. Речь шла прежде всего об уголовном наказании ультраортодоксальной молодежи за уклонение от армейской службы. Кнессет принял поправку, отменяющую это наказание. БАГАЦ отменяющую поправку отменил. Теперь Беннет и Шакед требуют лишить БАГАЦ права отменять принятые Кнессетом правовые акты. В этом законодательном пинг-понге все труднее разобраться простым смертным – и тем больше поводов он дает для политических баталий. Так, парламентская оппозиция выразила бурное негодование по поводу инициативы лидеров «Еврейского дома». Ципи Ливни («А-Тнуа») призвала Моше Кахлона «не дать разрушить государство и демократию». 

Мечтая о власти, левый лагерь видит своим партнером именно Кахлона и считает его единственным «вменяемым партнером в коалиции». И хотя «Кулану», согласно опросам, теряет голоса избирателей (сегодня ей прогнозируют только 6 мандатов), ее лидер остается самым влиятельным политиком в нынешнем правительстве после премьер-министра. Причина, видимо, в том, что по политическим вопросам у Кахлона нет ясной, заранее обозначенной позиции, поэтому все надеются заполучить его в союзники. Беннет и Шакед в своей войне против БАГАЦа тоже рассчитывали на его поддержку. Однако Кахлон принял поистине Соломоново решение: он высказался и против уголовного наказания уклонистов, и против ограничения полномочий Верховного суда. 

Моше Кахлон за свою недолгую политическую карьеру сумел зарекомендовать себя как мастер компромисса. И хотя ему не хватает опыта и хитрости Нетаниягу, в этом смысле он может стать его достойным преемником. Лидер «Кулану» сумел выпутаться из скользких ситуаций вроде скандала вокруг телевещательной корпорации, не нажить себе серьезных врагов и даже сохранить популярность на посту министра финансов. Этот пост в Израиле традиционно отводится «мальчику для битья»; не случайно Шарон назначал туда ненавистного Нетаниягу, а сам Биби – своего злейшего соперника Лапида. Поскольку денег в казне всегда не хватает на всех, крайним и виноватым обычно становится тот, кто этой казной распоряжается – то есть министр.

Кахлон не смог совсем избежать этой участи – его тоже поругивают. Тем не менее, у него репутация чиновника, который что-то делает, хоть и ошибается; ошибается, но делает – и это вызывает уважение. 

Впечатление активной деятельности создается благодаря большому количеству реформ и проектов, которые осуществляет или курирует министерство финансов. Главный среди них – проект «Мехир ле-мештакен» («Цена для новосела») - призван помочь молодым семьям решить жилищную проблему и в перспективе привести к существенному снижению цен на недвижимость. Здесь Кахлона тоже критикуют – и за дороговизну проекта (в среднем застройщик получает от государства 150 тысяч шекелей за каждую льготную квартиру), и за его низкую эффективность, и за неуемную жажду строить без учета инфраструктуры и местных реалий (спор вокруг застройки бывшей армейской базы «Сиркин»). Но большинство, особенно молодежь, видят в этом проекте единственную возможность обрести жилье. 

Молодые семьи благодарны Кахлону также за программу «Семья Нетто», включающую новые налоговые льготы для родителей маленьких детей и отмену налога на товары для новорожденных. У этой инициативы также немало критиков, которые предупреждают об опасности сокращения налоговых поступлений. Но в любом масштабном проекте есть положительные и отрицательные стороны, и это большое преимущество «проектного мышления», которым оперирует Кахлон: его всегда есть за что поругать, но есть и за что похвалить. 

Серьезное достижение министра финансов – сокращение бюджетного дефицита. Ожидается, что в 2017 году он будет меньше запланированного – не 2,9%, а 2,4-2,5%. Это стало возможным благодаря хорошей работе налогового управления и новым законам. Таким образом, если не случится никакой катастрофы, к концу года в казне окажется дополнительно примерно 6-8 миллиардов шекелей, и их можно будет потратить с пользой – например, на увеличение пособий инвалидам.

Однако экономисты предупреждают, что львиная доля «лишних» денег образовалась из-за крупных одноразовых сделок. Некоторые компании в Израиле в последнее время испытывают проблемы, и налоговые поступления от них могут снизиться. 

В свое время Кахлон пообещал народу Израиля «бюджет с человеческим лицом». И хотя его часто упрекают в популизме, лицо нынешнего бюджета выглядит более человеческим, чем в иные времена. Неудивительно, что среди политиков министр финансов уступает по популярности только министру транспорта Исраэлю Кацу. Тем не менее, сегодня только 5% израильтян хотели бы видеть Кахлона, с его социальными проектами и «человеческим» бюджетом, будущим главой правительства. 

В ходе предвыборной кампании партия «Кулану» опрометчиво заложила под себя бомбу, пообещав резкое снижение цен на рынке жилья. Если бы это случилось, Кахлон стал бы героем Израиля на все времена. Но увы – министр финансов может влиять на рынок, но не диктовать ему. Цены не упадут, теперь это понимают даже те, кто вначале поверил было в чудо. Поэтому партия теряет голоса, а Кахлону без «Кулану» рассчитывать не на что. Так что второй по влиянию политик в правительстве – не соперник самому влиятельному. По крайней мере, пока. 

Но у Кахлона есть время. Впредь он научится не давать невыполнимых обещаний. Его выступление за БАГАЦ и демократию с одновременными реверансами в сторону харедим, его умение вызвать доверие у правых и левых – именно тот стиль, который приносит успех в израильской политике.

counter
Comments system Cackle