Можно ли бороться с террором с "белых перчатках"?
Фото: Getty Images
Можно ли бороться с террором с "белых перчатках"?

Около десяти лет назад кнессетом был принят в третьем чтении новый закон, касающийся функционирования Службы общей безопасности (Закон о ШАБАКе). Процесс принятия этого закона имеет свой иронический подтекст.

Дежурным председателем парламента, провозгласившим о том, что закон принят, был депутат от арабского списка, представлявшего ту часть общества, которая воспринимает ШАБАК (совершенно несправедливо) в качестве властного инструмента, призванного ограничивать права арабского населения.

Так был завершен процесс, начатый за десять лет до принятия закона в офисах этой службы, которые некоторые называли тогда - "подвалами". Позднее этой темой занималось министерство юстиции, а затем разработка законопроекта перешла к парламентариям.

Принятие закона драматическим образом изменило ситуацию в израильской юридической системе: организация, которая со дня своего основания (в первые годы существования государства) действовала вне какой-либо внятной юридической базы, превратилось в учреждение, опирающееся на четкий законодательный фундамент.

Стоит напомнить, что закон был принят в разгар беспрецедентной волны палестинского террора, накрывшего страну. Оглядываясь назад, надо признать, что ситуация казалась в те дни несколько безумной: одна рука была занята ликвидацией террора, вторая – формированием юридической базы деятельности спецслужб.

Этот процесс был необходим, поскольку без юридического фундамента определенная часть деятельности Общей службы безопасности была сомнительна с точки зрения закона. Фактически, принятие Закона о ШАБАКе поставило точку в долгой и увлекательной дискуссии по вопросу о том, возможна ли вообще эффективная антитеррористическая деятельность секретных служб в рамках ограничений, накладываемых законом.

Закон оказал влияние не только на демократический профиль государства Израиль, но и на организационную культуру самой службы. Работа по подготовке законопроекта в течение нескольких лет проводилась в стенах этого учреждения. Все это, включая последующую реализацию закона, кардинальным образом изменило структуру мышления сотрудников и руководителей ШАБАКа. Обычно организации подобного типа, обладающие собственной мифологией и выработанными за десятилетия поведенческими кодами, затрудняются столь кардинально менять систему мышления и подход к работе.

Нет сомнений, что война против кровавого и изощренного террора под пристальным наблюдением юридических советников и судебных инстанций – непростая задача. Нестандартность действий, оригинальность мышления, столь необходимые для предотвращения террора, не всегда уживаются с параграфами закона.

Вместе с тем, похоже, что естественное противодействие принятию закона со стороны сотрудников спецслужб, имевшее место в начале процесса, сменилось пониманием того, что данный закон является достоянием, а не обузой. ШАБАК получил абсолютную юридическую и общественную легитимацию, что укрепило доверие к нему со стороны большей части граждан.

Арье Ротер, "Маарив"

counter
Comments system Cackle