Выборы в Германии: за кем пойдут "русские немцы"?
Фото: Getty Images
Выборы в Германии: за кем пойдут "русские немцы"?

"Надо быть реалистами: результаты выборов уже известны. Большинство это прекрасно понимает. Но надежда умирает последней", - вздыхает Эрих, пришедший на митинг антиммигрантского движения ПЕГИДА в Дрездене с плакатом "Дружба с Россией".

Год-полтора назад, когда по Европе катилась волна беженцев с Ближнего Востока, антиммигрантские - и заодно антиамериканские и пророссийские - ПЕГИДА и партия "Альтернатива для Германии" были на подъеме и не сходили с экранов российских телеканалов.

Теперь, перед выборами в бундестаг, политическая погода переменилась.

"Тема ушла. Беженцы уже здесь, все уже видели этих беженцев, видят, что большой угрозы нет, - объясняет кандидат в депутаты бундестага от Социал-демократической партии в берлинском "русском" районе Марцан, юрист Дмитрий Гайдель. - К тому же выборы в США и Франции, а также "брексит", показали немцам, что можно, конечно, голосованием выражать протест и недовольство правительством, но есть реальная опасность, что и в Германии "Альтернатива" может стать сильной партией и определять политику". 

"Плюс к этому [канцлер Ангела] Меркель заняла более жесткую - и риторически, и фактически - позицию по этому вопросу, - добавляет сотрудник фонда Генриха Бёлля, член немецкой партии "Зелёные" Сергей Лагодинский. - Часть ХДС, например, министр внутренних дел Томас де Мезьер, тоже начинает вести жесткую, консервативную линию".

В итоге, как показывают опросы, тема иммиграции откатилась вниз в списке проблем, больше всего волнующих немцев. Правда, "в топе" остается терроризм, который в массовом сознании связан с иммигрантами.

В самой "Альтернативе", впрочем, не согласны, что их момент прошел. 

Вальдемар Биркле, переселенец из Казахстана и кандидат в депутаты от "Альтернативы" в городе Пфорцхайм, считает, что этими разговорами политические противники его партии просто успокаивают себя, а официальные рейтинги вычисляются устаревшими методами и не отражают реальную популярность партии.

"Но даже и по этим рейтингам мы сейчас на третьем месте. То есть у старых партий, которые уже в бундестаге или стремятся туда, рейтинг еще меньше. То есть, это еще вопрос, чье время прошло", - говорит Биркле, кандидат в депутаты в городе, где примерно каждый шестой житель - русскоязычный.

С другой стороны, по словам Биркле, другие партии начали заимствовать идеи и лозунги "Альтернативы". Социалисты заговорили о введении в Германии канадской иммиграционной системы, ХДС стал говорить о ведущей роли немецкой культуры в Германии, правительство в целом добивается создания центров проверки беженцев в третьих странах - это все, по словам Биркле, идеи его партии.

Биркле подчеркивает, что АдГ - это не партия одной темы, иммиграции, и у них в программе много других важных пунктов. Однако корреляция между остротой проблемы беженцев и рейтингом "Альтернативы" видна достаточно хорошо. Хотя утверждать, что популярность АдГ полностью зависит от этой темы, конечно, нельзя.

Все представители других партий, с кем говорил корреспондент Русской службы Би-би-си, уверены, что для немецкого избирателя - в том числе и для "русских немцев", которых в стране примерно два с половиной миллиона, важнее всего - внутриполитические, социальные темы.

"Мне кажется, то, что больше всего волнует, когда говоришь с ними на предвыборных встречах, - это в первую очередь хорошие школы; потом русскоязычные, наверное, еще с советских времен ожидают от государства, что оно предоставит все социальные услуги - детские сады, хорошие больницы, чтобы пенсии были хорошие", - говорит социалист Дмитрий Гайдель, баллотирующийся в частично русскоязычном Марцане.

И уж тем более, по словам русскоязычных немецких политиков, не является для их избирателей определяющей позиция партии в отношении России и санкций.

По оценке Гайделя, Россия, санкции, НАТО - это все важные, эмоционально нагруженные вопросы для части русскоязычного электората, но, например, вопрос пенсий важнее.

"Если мы посмотрим на историю голосования русскоязычного электората Германии, то леворадикальная Die Linke очень долго была единственной пророссийской партией, но это не значило, что за нее голосовали русскоязычные - очень мало голосовали. Я думаю, ничего особенного сейчас не изменилось. Людям интересны вещи, которые затрагивают их реальную, повседневную жизнь", - рассуждает Сергей Лагодинский.

Во всех крупнейших партиях есть политики, выступающие за более жесткую или более мягкую позицию в отношении России. Чисто "пророссийскими" считаются только две партии - "Альтернатива" и Левая партия (Die Linke).

Дмитрий Гайдель убежден, что для обеих этих партий политика в отношении России - третьестепенный вопрос, и если им вдруг придется договариваться об участии в правительстве, они легко "выбросят его за борт".

Вальдемар Биркле горячо возражает, что дружба с Россией - это принципиальнейшая для "Альтернативы" позиция.

"Мы от своих принципов не отказываемся только ради того, чтобы попасть с кем-то в коалицию. Отношения с Россией для нас - один из важнейших вопросов, который не подлежит дискуссии, потому что этот вопрос, хоть он и внешнеполитический, напрямую связан с нашей внутренней жизнью, Если санкции негативно сказываются на нашей экономике, нужно быть просто неразумным человеком, чтобы поддерживать интересы каких-то хозяев за океаном", - говорит Биркле.

Относительно будущей правительственной коалиции политобозреватели в Германии сейчас строят разные прогнозы, но практически все эти прогнозы сходятся в двух пунктах: первый - ХДС и Меркель останутся у руля, второй - ни "Альтернатива", ни левые в правительство не войдут.

"Альтернатива", впрочем, и сама не собиралась и не собирается прыгать за этим кислым виноградом. Об этом в прошлом году говорил Русской службе Би-би-си один из лидеров партии Александер Гауланд, об этом же говорит перед выборами и Вальдемар Биркле.

"Идти к кому-то в подчиненные и исполнять их желания - мы не для этого сюда пришли. Мы должны быть крепкой оппозицией, которая подгоняет других", - объясняет кандидат.

"Но я бы не списывал "Альтернативу" со счетов, - рассуждает Сергей Лагодинский, - потому что если они будут третьей по силе партией в бундестаге, это будет большое изменение политической культуры Германии. Мы уже видим, как они себя ведут в земельных парламентах. Это не просто популисты, это хулиганье, частично".

Примерно 10% голосов, которые обещают "Альтернативе" социологи за считанные недели до выборов, вполне могут позволить ей стать третьей или четвертой - после ХДС/ХСС, социалистов и левых - фракцией в бундестаге, и для совсем молодой партии это будет несомненный успех, несмотря на общее снижение рейтинга в течение этого года.

Не исключено, что в оставшееся до выборов время может случиться что-то, что пошатнет позиции правящих партий и повысит популярность оппозиционеров.

Оппоненты "Альтернативы", например, предполагают, что на руку ей может сыграть какой-нибудь новый большой теракт, который подстегнет анти-иммигрантские настроения.

Вальдемар Биркле с негодованием отвергает предположения, что его партия будет этому рада.

"Это... Мне даже слов не хватает... Как можно такое какой-то партии приписывать, что она пытается сыграть на гибели людей, на несчастье. Нет, мы надеемся, что не будет ничего такого, что принесет несчастье людям. Мы надеемся просто-напросто на то, что сознание людей само по себе раскроется и они поймут все последствия нынешней политики", - говорит кандидат в бундестаг от "Альтернативы для Германии".

В Германии перед выборами немало рассуждают о возможных попытках Москвы повлиять на исход голосования, например, путем вбросов какой-то компрометирующей информации.

При этом, естественно, напоминают о соответствующих обвинениях в адрес России в связи с последними выборами в США и Франции, а также о поведении разных связанных с российским государством телеканалов и изданий, явно старавшихся поддерживать накал антииммигрантских эмоций на пике недавнего кризиса.

Недавно глава немецкой контрразведки, Федеральной службы по защите Конституции, Ханс-Георг Маасен сказал в интервью немецкой прессе, что спецслужбы страны не исключают возможности, что Москва попытается устроить "кампанию дезинформации" с помощью информации, добытой путем кибервзломов.

Утрата доверия

В то же время, как считают многие немецкие политики, возможности российской информационной машины повлиять на немцев в последнее время заметно сократились благодаря чрезмерным усилиям самой российской информационной машины.

Георг Деге вспоминает, что два-три года назад многие русскоязычные избиратели говорили ему, что за Меркель больше голосовать не будут - из-за Крыма и других регионов Украины, а также из-за политики в отношении беженцев.

Теперь же, после случая с 13-летней русской девочкой в Берлине и тому подобных скандалов, отношение к российским СМИ, по ощущениям молодого политика Деге, поменялось даже у некоторых пожилых "русских немцев".

"Я думаю, после этого случая с девочкой Лизой мало кто из русскоговорящего населения Германии попадется на эту уловку. Хотя вначале поверили все, потому что у нас тогда была такая накаленная ситуация с беженцами, кёльнская ночь, а тут ещё и "Лиза из Марцана". Но когда поняли, что Лиза все навыдумывала, что все там было по-другому, люди стали понимать, что нельзя верить всему", - рассказывает Деге.

И добавляет: "Даже многие пожилые русскоговорящие люди, с которыми я здесь общаюсь, говорят: ну, что там показывают про Германию по Первому каналу, мы этому уже не так верим. После таких ошибок... люди же тоже не дураки".

counter
Comments system Cackle