Как Каир и Иерусалим научились дружить против общих врагов
Фото: Reuters
Как Каир и Иерусалим научились дружить против общих врагов

В ноябре этого года исполнится 40 лет со дня, возможно, самого знакового, самого неожиданного и самого судьбоносного визита в истории Израиля. Сорок лет назад президент Египта Анвар Садат задал курс на Вашингтон и Иерусалим, выступил с речью в израильском Кнессете и положил начало переговорам о мире между двумя странами. Тогда, в конце семидесятых годов многие «кассандры» пророчили мирному договору провал и скорый крах. Однако, несмотря на драматические события «арабской весны» в Египте и в других странах Ближнего Востока, далеко не идеальный, но все же мир между Египтом и Израилем выдержал проверку временем. 

От Садата до ас-Сиси - интересы диктуют ход событий 

Сорок лет спустя в Нью-Йорке другой египетский президент, Абд аль-Фаттах ас-Сиси встретился со своим израильским коллегой, Биньямином Нетаниягу. Эта встреча стала третьей по счету за последние полтора года, на протяжении которых лидеры не раз беседовали по телефону. 

В окружении Нетаниягу и ас-Сиси говорят о теплых отношениях и взаимопонимании между лидерами. Похожие отношения царят и между военными, на плечи которых возложено бремя борьбы с исламским экстремизмом на территории Северного Синая. Очевидно, что ас-Сиси, шестой по счету президент Египта, увидел в израильско-египетских отношениях тот же потенциал, что и Анвар Садат. И поэтому, невзирая на немалые шероховатости в отношениях, дал «добро» на тесное сотрудничество силовых структур во всем, что касается борьбы с террором на Синае и в Газе. 

Встреча Биньямина Нетаниягу с Абд аль-Фаттах ас-Сиси. Фото: Reuters

 

Кроме вопросов безопасности, которые важны Иерусалиму также, как и Каиру, существует еще немало причин для сближения на самом высшем уровне. Прежде всего, стоит отметить общность интересов между Израилем и суннитским блоком арабских стран в целом. Иран угрожает Саудовской Аравии и другим странам Персидского Залива, а следовательно и Египту. В Каире еще не забыли, как аятоллы пытались экспортировать свою «исламскую революцию» в Египет, как назвали одну из улиц Тегерана именем Халеда аль-Исламбули - убийцы президента Анвара Садата. 90-миллионный Египет во многом уступает 80-миллионному Ирану, особенно в экономической сфере, и поэтому борьба за гегемонию на Ближнем Востоке не может не затрагивать  страну фараонов, которая на протяжении десятков лет по праву считалась сердцем арабского мира и Ближнего Востока, тогда как две неарабские страны, Турция и Иран, вращались на своих собственных, периферийных орбитах. Глобализация, а также прогресс, достигнутый Турцией и Ираном, смешали все карты. Поэтому Египту, как и другим суннитским арабским странам, крайне выгодно сотрудничество с Израилем. 

Если говорить об экономике Египта, то нельзя не затронуть и вопрос о финансовой помощи, которую США оказывают Каиру на протяжении последних четырех десятков лет. Львиная доля этой помощи достается египетской армии, которая контролирует многие сферы жизни в стране, в том числе и около 40% египетской экономики. Сегодня, шесть лет спустя после драматических событий на Тахрире, Египет остро нуждается в финансовой помощи своих зарубежных друзей, для того, чтобы продолжать создавать рабочие места, строить недостающие школы (каждый год египтян становится на 1 миллион больше) и больницы. Спад в туристической индустрии, стремительно растущее население, возвращение домой многих египтян, которые ранее работали в Ливии и других странах «арабской весны» - все это привело к тому, что правительству пришлось урезать дотации на продукты питания и бытовой газ. Десять лет назад такой шаг привел бы к беспорядкам и, возможно к революции. 

Однако сейчас египтяне склонны дать своему президенту шанс, и не торопятся выходить на городские площади. Недавние решение США отменить финансовую помощь Египту в размере 100 миллионов долларов, и заморозить другой пакет, размером в 200 миллионов, стало неприятным сюрпризом для египетского руководства. В американском Конгрессе решили, что Египет не достиг прогресса в сфере защиты прав человека, и никакие египетские доводы, что страна находится в разгаре войны с исламским экстремизмом, не помогли. В Израиле прекрасно понимают египетские затруднения и дилеммы. Вполне возможно, что израильское лобби могло бы прояснить египетскую позицию тем, кто принимает решения в Вашингтоне. Не исключено, что на такую услугу рассчитывают и в Каире, так как стабильность Египта и режима ас-Сиси крайне важна и для Израиля. 

Третья существенная связка между Каиром и Иерусалимом - это рынок энергии. Недавно египетские издания сообщили, что Египет и Израиль близки к подписанию соглашения о выплате египетской стороной штрафа, назначенного после прекращения поставок египетского газа в Израиль в 2011 году. Также, стороны договорились о демаркации границ экономических зон в Средиземном море. Ранее Юваль Штайниц, израильский министр энергии заявлял, что Израиль намерен стать крупным поставщиком газа в Египет. 

Капля дегтя 

Как говорится, в каждой бочке меда есть капля дегтя. Если речь идет об египетско-израильских отношениях, то одной каплей здесь явно не обойдется. Страны практически не торгуют друг с другом, количество академических делегаций резко уменьшилось, израильское посольство в Каире было закрыто на протяжении 9 месяцев, а в прессе после некоторого перерыва вновь зазвучали резкие анти-израильские и порой, антисемитские нотки. В ведущих и популярных СМИ нередко можно встретить инсинуации на тему связи между ИГИЛом и Израилем, по развлекательным каналам идут сериалы об израильских разведчиках. В интеллектуальных кругах продолжают превалировать антиизраильские настроения. 

Многие египетские бизнесмены хотели бы вести дела с Израилем, но опасаются бойкота со стороны своих же радикально настроенных сограждан и жесткой реакции местных силовых структур. Поэтому несмотря на то, что Израиль и Египет могли бы успешно сотрудничать во многих сферах, от сельского хозяйства до высоких технологий, на данный момент все ограничивается сферой безопасности. В конечном счете выходит, что контакты с Израилем поддерживают считанные десятки египтян, которые прекрасно понимают все преимущества этой связи, тогда как все остальные убеждены, что Израиль, а не ИГИЛ, Иран и пр. является главным врагом их страны. 

40 лет спустя после визита Анвара Садата в Иерусалим отношения между Израилем и Египтом претерпели немало изменений и трансформаций. «Холодный мир» так и не оттаял, и до полной нормализации отношений еще очень и очень далеко. Египтяне, включая президента Ас-Сиси, связывают любое движение в сторону нормализации с палестино-израильским мирным процессом. Об этом открыто говорит президент, министр иностранных дел Самех Шукри и другие высокопоставленные египетские дипломаты и чиновники. Однако, поскольку на этом поприще пока все глухо, а проблемы в сфере безопасности и экономике не ждут, то интересы во многом определяют ход событий и динамику отношений. 

Слушая выступление Анвара Садата в израильском парламенте, понимаешь, что он мечтал о гораздо большем. Перечитывая текст мирного договора между Израилем и Египтом становится ясно, что многие пункты, в особенности те, что касаются нормализации, образования и симметричных отношений, не выполняются. Однако, на фоне бурлящего Ближнего Востока, революций и дробления национальных государств, этот холодный мир – практически единственная уцелевшая константа. И это совсем немало.

counter
Comments system Cackle