Итог восьми лет внешнеполитических усилий Нетаниягу
Фото: Getty Images
Итог восьми лет внешнеполитических усилий Нетаниягу

Визит премьер-министра Нетаниягу в Южную Америку - лишь одно из проявлений феномена, о котором, возможно, рядовой израильский медиапотребитель даже не догадывается. А вот остальному миру он, как раз, хорошо известен - Израиль стал тем, с кем хотят подружиться все. 

В марте 2011 года занимавший в ту пору пост министра обороны Эхуд Барак ввел в обиход термин «политическое цунами», предостерегая от того, что, мол, если Израиль не выберется из «политического ледника» (иными словами, не пойдет на политические уступки), то окажется в международной изоляции. 

Точно также, как за двадцать лет до того, во время соглашений Осло, левый лагерь опять надеялся с помощью угроз через политические структуры и СМИ добиться системной индоктринации общества. И абсолютно также, как и тогда, всякий, кто смел возражать немедленно объявлялся несерьезным и несостоятельным. 

Так, например, в декабре 2014 года писал политический комментатор газеты «Гаарец» Барак Равид: «Возникает ощущение политического цунами, но процесс куда больше похож на таяние айсберга: по сути, речь идет о ежедневной эрозии международного положения Израиля». 

В январе 2015 года, накануне выборов в Кнессет, состоявшихся в марте, министерство иностранных дел, как бы невзначай, распространило секретный документ в котором предостерегало: «поддержка палестинских позиций в Европе продолжает усиливаться, все большее число парламентов признают палестинское государство, есть опасения, что будут введены санкции, а продукция маркирована. И не очевидно, что после выборов США воспользуются правом вето». 

В ходе продолжавшейся тогда предвыборной кампании, оппозиция активно использовала выражение «международная изоляция, которую навлек на нас Нетаниягу», так, будто речь шла об очевидном и свершившемся факте. 

В феврале же 2016 года, депутат Кнессета Яир Лапид с обескураживающей помпезностью вообще заявил, что, мол: «наше международное положение никогда, никогда за всю историю страны, начиная с 1948 года и до сих пор, никогда еще не было столь ужасным». 

Международное положение Государства Израиль по праву является одним из основных и постоянных вопросов нашей повестки дня. Ведь политический провал неизбежно влечет за собой провал экономический. И наоборот. 

На фоне проходящего в эти дни визита Нетаниягу в Южную Америку и накануне его выступления на Генеральной Ассамблее ООН, которое, можно не сомневаться, как обычно, привлечет к себе широкое международное и общественное внимание, стоит рассмотреть чуть подробнее нынешнее политическое положение Израиля и понять насколько оценки Яира Лапида далеки от реальности. 

Фраза «Израиль - высокотехнологическая кибер-держава» регулярно звучит теперь на множестве форумов, как нечто само собой разумеющееся. Вот только в прошлом, это совсем не было так. Возможность подобного упоминания как очевидного факта, в значительной мере является результатом политики Нетаниягу, по развитию внешних связей, а также обеспечению безопасности и поддержки возможностям для экономического роста. 

Следует помнить, что способность поддерживать стабильность, позволяющую экономическое развитие и воплощение научно-экономического потенциала Израиля, отнюдь не является очевидной в политической действительности Еврейского государства. 

Рекордный экспорт, рекордное число туристов 

Европа, безусловно, очень важный континент. Но еще задолго до многих премьер-министр осознал, насущную необходимость избавить Израиль от зависимости от одного или даже двух континентов и приложил усилия к тому, чтобы выстроить связи и с другими частями света, позиционируя государство еврейского народа в совершенно новом свете. 

В эти дни Нетаниягу наносит официальные визиты в Аргентину, Колумбию и Мексику. Он встретится с главами этих государств, проведя также беседу с президентом Парагвая. Ни один действующий израильский премьер до него еще никогда не бывал в странах Латинской Америки. 

В январе 2015 года Израиль посетил премьер-министр Японии Синдзо Абэ. СМИ демонстративно проигнорировали этот исторический визит. Но отнюдь не только Страна восходящего солнца теперь заинтересовалась Израилем. 

Нетаниягу побывал с официальным визитом в Китае. Его тепло приветствовали в Австралии, а затем в Сингапуре. Премьер-министр Индии Нарендра Моди стал первым индийским лидером, посетившим Еврейское государство, и ясно показавшим, что и в этом регионе Израиль пользуется симпатией и считается союзником. 

Наконец, Израилю удалось наладить успешные отношения и там, где в прошлом от нас отвернулись - в Африке. Два совершенно исключительных визита на Черный континент были в немалой степени проигнорированы СМИ, с крайней неохотой признающими позитивные достижения, чтобы они, не дай Бог, не были истолкованы обществом как результаты политики Нетаниягу. 

Жесткая израильская позиция противостояния Ирану и страх суннитских стран перед иранской подрывной деятельностью привели к налаживанию сотрудничества и с арабскими государствами, в прошлом отрицавшими какие-либо контакты с Израилем. Возможность израильского влияния на международную политику, в частности особые отношения с Белым домом, являющиеся залогом политической силы, позволили завязать новые контакты.

Парадоксальным образом, предательская политика администрации Обамы в отношении своих союзников, фактически сблизила Израиль и суннитские страны, для которых на фоне собственных бед, проблема палестинских арабов во многом утратила прежнее значение. 

Одновременно, израильское правительство сумело выстроить успешные связи и с шиитским Азербайджаном, с гордостью принимавшем израильского премьера во время его исторического визита в эту страну. 

Прямо на наших глазах творится история и тот, кто пытается игнорировать это, очевидно страдает от интеллектуального бесчестия: каждое установление или укрепление связей преобразуется в усиление Израиля не только с политической, но и с экономической стороны. В прошлом году израильский экспорт побил все прежние рекорды и достиг более 100 миллиардов долларов. 

При этом страну посетило и самое большое количество туристов за всю историю страны. Политическое цунами? Да, только в совершенно противоположном значении тому, что подразумевали изобретатели этого термина. 

Благодаря газовому соглашению 

Появление российских войск в Сирии поставило перед Израилем сложную задачу. Однако похоже, что активная и последовательная внешняя политика Израиля последних лет, заслужила уважения и в Кремле. 

Несмотря на разногласия между Израилем и Россией по поводу Ирана и Сирии, складывается впечатление, что Путин относится к Нетаниягу, как к важному стратегическому партнеру. Никогда еще израильский премьер-министр не встречал столь теплого приема со стороны российского лидера. 

По словам президента российского института исследований Ближнего Востока Евгения Сатановского, Нетаниягу всегда может встретиться с Путиным, когда он того хочет - «подобных отношений нет больше ни с кем». 

При этом остались сильны и отношения Израиля с Соединенными Штатами. Временное же напряжение, возникшее при администрации Обамы, развеялось с приходом в Белый дом Дональда Трампа. 

Особые усилия предпринимаются и в отношении Европы. Похоже, здесь ситуация тоже улучшилась, несмотря на весьма проарабскую и потому критическую к Израилю позицию европейцев. Рост террора на континенте неизбежно усиливает потребность в сотрудничестве с Израилем, в результате чего укрепляются связи в сфере безопасности. 

В сентябре 2016 года первый посол Израиля в НАТО вручил свои верительные грамоты, а премьер-министр Нетаниягу был принят в качестве почетного гостя на конференции государств Вышеградской группы, объединяющей Польшу, Чехию, Венгрию и Словакию. 

Более того, было решено, что следующая конференция вообще состоится в Иерусалиме. В том самом, который за последние два года посетили более сотни государственных лидеров из различных стран мира - больших и малых, желающих поддерживать контакты с Израилем. 

Излишне упоминать о том, что израильские СМИ постарались как можно меньше, если вообще сообщать обо всех этих встречах, предпочитая подсчитывать количество ресторанных порций, якобы съеденных семейством Нетаниягу. 

Даже в ООН, известной своей традиционной навязчивой предвзятостью к Еврейскому государству наметились изменения в пользу Израиля. Так, в нескольких критических для Израиля голосованиях, ряд стран изменив прежнюю позицию, поддержали нас. 

И это, не говоря уже об избрании израильского посла в ООН Дани Данона главой правового комитета ООН большинством в 109 из 193 голосов, что, безусловно можно назвать беспрецедентным достижением. 

В средиземноморском бассейне Израиль укрепляет свои связи с Кипром, Грецией и даже Турцией, прежде всего благодаря обретенной возможности экспортировать газ. Возможности, которую левый лагерь так старательно пытался торпедировать, когда агрессивная кампания левых против газового соглашения, фактически подвергла политику нынешнего премьера жесткому испытанию на готовность отстоять принятое принципиальное решение. 

Теперь же экспорт газа способствует укреплению отношений также с Египтом и Иорданией, увеличивая их зависимость от Израиля и, очевидно, затрудняя их возможные действия против интересов Израиля в будущем. 

В 2015 году на выборах в Греции победила откровенно антиизраильская левая партия Сириза во главе с известным своими антиизраильскими позициями Алексисом Ципрасом. Вот только непосредственные интересы его страны не только не позволили ему после избрания заморозить отношения с Израилем, но наоборот привели к укреплению связей. 

Оказалось, что даже самая враждебная идеология отступает, столкнувшись с экономическими интересами и стратегической мощью, превращающей сотрудничество в реальную выгоду. 

Теперь, спустя семь лет после гневного пророчества Эхуда Барака, кажется, что оно действительно материализовалось: на наших глазах поднялось и разрослось настоящее политическое цунами, могучее и бурное, каким цунами и должно быть, но оставляющее за собой вовсе не международную изоляцию, а множество возможностей, сотрудничества и союзов. 

Эли Хазан, МИДА 

Перевод Александра Непомнящего

counter
Comments system Cackle