Крестоносцы и сионисты
Фото: Getty Images
Крестоносцы и сионисты

Сходство между крестоносцами и сионистами поражает с первого взгляда. Оба движения увлекли на Святую Землю большое число жителей Европы. Поскольку и те, и другие пришли с Запада, местное мусульманское население считало их западными захватчиками.

Несколько дней назад я оказался в Кейсарии, сидел в ресторане и смотрел на море. Солнечные лучи пускались в пляс по низеньким волнам, а за моей спиной выстроились таинственные руины древнего города. Было жарко, но не очень, и я задумался о крестоносцах.

Кейсарию построил царь Ирод примерно 2000 лет назад и назвал ее в честь римского владыки, Августа Цезаря, который возвел в ней укрепления. Эти укрепления и стали в наше время главной приманкой для туристов.

Несколько лет моей жизни я был одержим крестоносцами. Началось это во время «Войны за независимость» 1948 года, когда мне выпал случай прочитать книгу о крестоносцах, и я узнал, что они занимали в точности те же позиции напротив полосы Газы, которые занимал мой батальон. Чтобы овладеть этой полосой крестоносцам потребовалось несколько десятилетий. Правда, в то время тянулась она до Ашкелона. И сегодня она все там же - в руках мусульман.

После войны я прочел о крестоносцах все, что только мог. И чем больше я читал, тем более возрастало мое увлечение. До такой степени, что я сделал то, чего никогда не делал в жизни: я написал письмо британского историку Стивену Рансимену (Steven Runciman).

К моему удивлению, я получил обратной почтой написанное от руки письмо с приглашением навестить его, если я окажусь в Лондоне. В Лондоне я оказался через несколько недель и позвонил ему. Он настаивал, чтобы я зашел, не мешкая.

Как почти все, кто боролся с Британией в Палестине, я был англофилом. Рансимен, типичный британский аристократ со всеми присущими ему чудачествами, был очень обаятелен.

Мы проговорили много часов и продолжили разговор, когда я с женой посетил его позднее в шотландской крепости на границе с Англией. Рахель, еще более убежденный англофил, чем я, почти влюбилась в него.

Мы говорили о предмете, который я затронул в самом начале нашей встречи. «Когда вы писали книгу, приходило ли вам на ум сходство крестоносцев с современными сионистами?»

И в самом деле, тема крестоносцев в Израиле почти под запретом. У нас есть несколько специалистов по ней, но обычно ее избегают. Не помню ни одного случая, когда бы в школе, в которой учился несколько лет, упомянули крестоносцев.

Это не столь удивительно, как может показаться. Еврейская история имеет этноцентрический, а не географический уклон. Начинается она с (легендарных) праотцов: Авраама и его бесед со Всевышним и заканчивается поражением восстания Бар-Кохбы против римлян в 136 году до новой эры

После этого нашла история покидает Палестину и выделывает пируэты по разным странам, пока в 1882 году первые протосионисты не построили в Оттоманской империи первые поселения. Все время между этими событиями Палестина была пуста, и в ней ничего не происходило.

Это же израильские школьники узнают и сегодня.

Фактически же за эти 1746 лет здесь случилось многое, больше чем во многих других странах. Римляне, византийцы, арабы, Оттоманская и Британская империи сменяли друг друга вплоть до 1948 года. И царства крестоносцев сами по себе вписали важную главу.

Большинство израильтян будут удивлены, узнав, что крестоносцы оставались в Палестине почти 200 лет - намного дольше, чем насчитывает сионистская история сегодня. Они не были кратковременным мимолетным эпизодом.

Сходство между крестоносцами и сионистами поражает с первого взгляда. Оба увлекли на Святую Землю большое число жителей Европы. (За первые полвека своего существования сионизм доставлял в Израиль почти исключительно европейских евреев). Поскольку и те, и другие пришли с Запада, местное мусульманское население считало их западными захватчиками.

Ни у крестоносцев, ни у сионистов не было за все время ни одного спокойного дня. Вся их история, их культура и их характер сформированы постоянным ощущением военной опасности.

У крестоносцев было несколько временных перемирий, в первую очередь с Сирией, но и у нас были мирные соглашения - с Египтом и Иорданией. При отсутствии реального стремления к миру и чувства дружбы между этими народами, наши соглашения также являются скорее перемириями, чем миром.

Тогда, как и сейчас, существование крестоносцев существенно упрощалось, благодаря не прекращавшимся ссорам между арабами. Было это до появления на сцене великого Салах-ад-Дина («Саладина»), курда, объединившего арабов и разгромившего крестоносцев в Битве при Хаттине вблизи Тверии. После этого крестоносцы перегруппировались и продержались в Палестине еще четыре поколения.

И крестоносцы, и сионисты рассматривали себя, совершенно сознательно, в качестве «плацдарма» Запада в чужом и враждебном регионе. Крестоносцы, конечно, пришли сюда как армия Запада, чтобы отвоевать Храмовую гору в Иерусалиме. Теодор Герцль, основатель современного сионизма, писал в своей книге Der Judenstaat, библии сионизма, что мы в Палестине станем форпостом (западной) культуры в противостоянии (мусульманскому) варварству.

Святой Город, кстати, остается очагом повседневной борьбы. Лишь на прошлой неделе двум крайне правым депутатам Кнессета израильские власти разрешили подняться на Храмовую гору, но это, к счастью, не вызвало стычек между евреями и мусульманам, как случалось прежде.

Также на прошлой неделе наш Министр юстиции (которого я называю «дьяволом в облике прекрасной дамы») обвинила израильский Верховный суд в том, что он ставит права человека выше «ценностей сионизма» (что бы под этими ценностями ни понимали). Она уже предложила законопроект, недвусмысленно утверждающий правовой приоритет «ценностей сионизма» над «демократическими ценностями».

Сходство становится особенно очевидным, когда речь заходит о мире.

У крестоносцев, конечно, и мысли не было о заключении мира. Все их движение имело целью освобождение Иерусалима и всей Святой Земли от ислама, их смертельного врага («Такова Божья Воля!»). Это априори исключало любой мир с врагами Господа.

Сионисты без конца говорят о мире. Недели не проходит без того, чтобы Биньямин Нетаньяху не изрек трогательного заявления о своей жажде мира. Но теперь стало совершенно ясно, что он и не помышляет об уступке хоть одного дюйма земли к западу от Иордана. Всего несколько дней назад он вновь публично подтвердил, что не позволит «выкорчевать» ни одно еврейское поселение на Западном берегу. По международному праву, все такие поселения незаконны.

Есть, разумеется, огромное различие между этими двумя историческими движениями, как и между 11-м и 21-м веками.

Можно ли представить рыцарей-тамплиеров с атомной бомбой? Саладина с танками? Путешествие госпитальеров из Клермонта в Яффу на самолете.

Во времена крестоносцев идея современной «нации» еще не возникла. Рыцари могли быть французами, англичанами или немцами, но, прежде всего, они были христианами. Сионизм был рожден стремлением превратить всех евреев мира в нацию в современном смысле этого слова.

Кем были эти евреи? В Европе 19-го века, континенте новых наций, они были неестественным исключением и поэтому объектом ненависти и страха. Они действительно были не реформированным реликтом Византийской империи, где индивидуальность каждой общины определялась ее религией. Этнорелигиозные общины были автономны, а в правовом отношении находились в юрисдикции своих религиозных лидеров.

Еврей из Александрии мог жениться на еврейке из Антиохии, но не на своей соседке-христианке. Католичка из Дамаска могла выйти замуж за католика из Константинополя, но не за православного грека с другой стороны улицы. Такая правовая структура все еще существует во многих странах, оставшихся после Византии, включая - и не подумаешь - Израиль.

С учетом всех различий во времени, это сравнение остается в силе и дает пищу для размышлений - особенно на берегу Кейсарии с внушительными стенами крестоносцев за спиной и в нескольких километрах от порта Атлит, где крестоносцев буквально сбросили в море, и все закончилось как раз 726 лет назад.

Перефразируя Рансимена, выскажу надежду, что мы со временем научимся не уподобляться им.

counter
Comments system Cackle