О реформах системы образования и партии "Байт Иегуди". Интервью с министром Нафтали Беннетом
Фото: mnenia.zahav.ru
О реформах системы образования и партии "Байт Иегуди". Интервью с министром Нафтали Беннетом

Перед началом нового учебного года министр просвещения Нафтали Беннет дал интервью NEWSru.co.il. Глава минпроса рассказал об итогах своей деятельности за два года, о ближайших проектах, а также о реформах, которые он планирует в партии "Байт Иегуди". Многие вопросы остались не обсужденными, так как время интервью было существенно сокращено. 

Беседовал Габи Вольфсон. 

Господин Беннет, вы представили программу углубленного изучения английского языка. 

Да, один из главных проектов ближайших лет. 

Я вернулся к интервью, которое вы нам дали год назад и увидел, что об этой программе говорили уже тогда. Что нового? 

Тогда говорили, сейчас мы начинаем ее реализовывать. Мы работаем очень систематично: определяем задачи и реализуем их. Когда я вступил в должность, то обозначил первую цель – остановить сползание в пропасть в сфере изучения математики, биологии, физики и химии. Позади было десятилетие все время нарастающего отставания в этих областях и грозила настоящая катастрофа. Я поставил целью за четыре года удвоить число школьников, сдающих экзамены по математике на пять единиц аттестата зрелости. Мы не просто выполнили эту задачу. Показатели дают нам возможность изменить цели: мы удвоим показатели не за четыре года, а за три. Это показало всем, что если тяжело работать – а я не знаю альтернативы тяжелой работе – можно добиться больших успехов в изучении математики и естественных наук. Сейчас наступает очередь английского языка. 

Программа построена на том же принципе увеличения числа экзаменующихся на пять единиц аттестата? 

Немного на другом. В данном вопросе мы ориентируемся не на единицы аттестата, а на то, что именно учат школьники. Главным станет не изучение законов грамматики, а овладение разговорной речью. В 2017 году знание английского языка – это не "десерт", а жизненная необходимость каждого ребенка, желающего найти себя в этом мире. 

Есть необходимость в специальной программе министерства просвещения? Израильские дети смотрят сериалы на английском языке чуть ли не с рождения. 

И тем не менее у многих есть фобия английского языка. Это закрывает им дорогу в хайтек, закрывает дорогу в дипломатию, закрывает дорогу в академию. Большинство учебного материала в вузах – на английском языке. Если у вас нет английского на высоком уровне – дороги закрыты. Я не готов допустить, чтобы израильские дети закрывали себе дорогу в будущее. Вы правы в том, что в центре страны уровень знания английского языка достаточно высокий. На периферии картина иная. 

Вы всегда говорите о конкретных целях. Какова цель этой программы? 

Прежде всего добиться, чтобы 70% школьников экзаменовались на четыре и пять единиц аттестата. 

За какое время? 

За четыре года. И вторая цель – изменение экзаменов таким образом, чтобы особое внимание уделялось разговорному языку. Так мы будем уверены, что школьники овладевают живым языком. 

Перед этим интервью многие просили поднять тему изучения арабского языка. Надо сказать, что меня удивило, насколько многих эта тема занимает. Планируется изменение в этой области, которая пока далека от совершенства? 

До арабского мы еще не дошли. Мне было важнее спасти Израиль от обвала в сфере изучения математики и естественных наук, улучшить ситуацию в области английского языка и в сфере изучения иврита в арабском секторе. До недавнего времени там иврит изучался с третьего класса ("гимел"). Мы изменили ситуацию таким образом, что иврит будет изучаться с подготовительной группы детского сада. Я отлично понимаю, насколько важно изучение арабского языка, я сам учил арабский, но пока до этого мы просто не добрались. Совершенно не исключено, что в этом году начнем изучать ситуацию в этой области и проверять возможности реформ в ней. Изучение арабского в еврейских школах – это безусловно вопрос, который стоит на повестке дня. 

Из тех проектов, которые были запланированы на минувший год, какой, с вашей точки зрения, наиболее важный? 

Уменьшение классов. Мы поставили цель изменить ситуацию, существовавшую с момента создания государства и до недавнего момента, когда в первых и вторых классах учатся по сорок детей. Сейчас в первом и втором классе учатся в среднем 27 детей. В наступающем году в третьих классах будет в среднем 27 школьников, затем в четвертых, пятых и шестых. За три года мы придем к ситуации, в которой все начальные классы состоят в среднем из 27 школьников. 

Перед нашей встречей я провел совершенно нерепрезентативный опрос и выяснилось, что есть немало школ, где в первых классах учатся 35-38 детей. Реформа не везде? 

Такое возможно только в маленьких населенных пунктах, где одна школа и в школе один класс в параллели. В больших городах такого быть не может (это утверждение опровергается нашими читателями – прим.ред.). Но там, где 35 детей на всю параллель, мы не можем открыть два класса, по 17-18 учащихся. Вместо этого мы предоставляем таким школам бюджеты, которые позволяют делить класс на некоторых уроках. 

Возможна ситуация, при которой в маленькой школе есть слишком много первоклассников, и нет педагогического состава или средств? 

Нет, так не бывает. Есть строгая система, по которой финансируются школы, но в конечном счете бюджеты ограничены. С другой стороны, приведу вам сухие данные: два года назад две трети израильских классов состояли из тридцати учеников и больше. Сейчас показатели обратные: две трети классов состоят из 29 и менее школьников. Но примеры, которые вы приводили, безусловно возможны, повторяю, в маленьких населенных пунктах. 

И там ситуация не изменится. 

В этом отношении нет, но мы будем разделять классы для изучения отдельных дисциплин: английский язык, математика. Был еще один проект, о котором мне важно сказать – вторая помощница воспитательницы в детских садах. Эта реформа реализована полностью, и в группах, где есть больше 30 детей, педсостав состоит из воспитательницы и двух помощниц, то есть три работника на чуть больше, чем 30 детей. 

Складывается впечатление, что в этом году учеба начнется без забастовок, но имеет место конфликт между вами и родительскими комитетами по вопросу о родительских выплатах. 

Я хочу прояснить этот момент, потому что есть немало путаницы. Мы предприняли много шагов для того, чтобы облегчить жизнь родителям. Это и упомянутые ранее реформы, и спонсированные продленки, и расширение программы "школ летних каникул" до третьего класса. Поверьте мне, что речь идет об экономии тысяч шекелей на семью. Пришли родители и сказали, что этого недостаточно. Я понимаю, действительно понимаю их требования, но надо считаться и с реальной ситуацией. Я 24 месяца в должности министра просвещения, и не все успел. Но я беседовал с представителями родительских комитетов и спросил их: "Что вам важнее – сократить каникулы или заняться проблемой родительских выплат?" В один голос они ответили, что каникулы важнее. Я решил заняться этой проблемой и думаю, что к Хануке представлю результаты. На этом мы пожали руки, и я думал, что переговоры завершены. 

Когда это было? 

Примерно полтора месяца назад, когда я начал заниматься проблемой сокращения школьных каникул. Было достигнуто соглашение, а сейчас родительские комитеты требуют сделать шаг, стоимостью в четыре миллиарда шекелей. 

Это сумма, которая необходима для отмены родительских выплат? 

Да, это сумма, в которую обойдется удовлетворение их требований. Оно популистское. Я не произвожу деньги, и мне неоткуда взять такую огромную сумму. Можно, конечно, повысить налоги, но я не уверен, что это входит в планы родителей. Я не думаю, что родители перестанут отправлять детей в походы и на иные внешкольные мероприятия. Это будет очень досадно, особенно учитывая, что мы уже пришли к соглашению некоторое время назад. 

29 августа депутат Кнессета Яаков Марги (ШАС), который возглавляет комиссию Кнессета по образованию, в интервью Парламентскому телеканалу заявил, что в следующем году родительских выплат больше не будет. Это заявление было согласовано с вами? 

Прежде всего, я хочу отдать должное Яакову Марги, он хороший партнер по работе на благо системы просвещения в Израиле. Я не отрицаю, что наша задача на будущий год – заметно уменьшить родительские выплаты. Но сейчас, посредине финансового года, нам негде взять четыре миллиарда. 

Следующий финансовый год скорее всего будет предвыборным. 

Скорее всего. Но пока что ситуация такая, как я описал. Я надеюсь, что родители продолжат отправлять своих детей в школьные походы, на кружки и иные мероприятия. Угроза родительских комитетов перестать переводить деньги мне кажется немного ребячливой, продиктованной некоей политической борьбой внутри комитетов. 

Вы понимаете раздражение родителей? Бесплатное образование – не такое уж бесплатное. 

Да, но это 70 лет так. Все эти годы были классы из сорока школьников, не было второй помощницы воспитательницы, не было субсидированных групп продленного дня. 

Вы говорите о порядке приоритетов? 

Я говорю о том, что нельзя охватить все. 

Еще одна важная тема, которая занимает родителей – каникулы. Вернее, возможность сокращения числа каникулярных дней. 

Как я уже сказал, мы вплотную занимаемся этим вопросом, и наша задача не позднее Хануки объявить о сокращении каникул. 

Год назад я спрашивал вас об этом, вы сказали "не сейчас". Что случилось в этом году? 

Мы выполнили задачи и реализовали проекты, которые были запланированы до сих пор. Сейчас пришло время заниматься этой проблемой. 

Каким вы видите сокращение каникул? Как именно это будет выглядеть? 

Я пока не хочу вдаваться в подробности. Мы ведем переговоры с учителями, с министерством финансов, с бюджетным отделом минфина. Когда будет что-то оформленное, окончательное, мы обязательно сообщим. 

Когда вы говорите о Хануке, то имеете в виду, что уже тогда будут сокращены каникулы или тогда только будет программа? 

Нет, я говорю о том, что наша цель – к Хануке добиться сокращения каникул. Но речь идет не только о Хануке – это будет комплексная программа. Сложилась нестерпимая ситуация, при которой есть очень много совершенно непонятно откуда взявшихся дней каникул. В Хануку, в Песах, в послепраздничные дни. Когда речь идет о взрослом ребенке, то один день дома – не конец света, но если мы говорим о самых младших, то неясно, как родители могут и работать в этих условиях. 

Полностью согласен. И на этом фоне был крайне удивлен, что программа субсидированных продленок сокращает число дней, когда дети в школьных лагерях ("кейтанот"). 

Эту проблему мы решим в рамках проекта сокращения каникул. Это будет комплексное решение, но пока рано говорить о его составляющих. 

Вы не готовы даже намекнуть, в каком направлении двигаетесь? Профсоюзы учителей говорят о том, что согласятся лишь на расширение модели "школ летних каникул". 

Есть много моделей. Мы не сделаем ничего, что может нанести ущерб статусу учителей. Но я говорю только о том, что сделано или согласовано. Без пустых деклараций для прессы. 

Тема каникул стала популярной среди политиков. Депутат Форер от НДИ ею занимается, создана подкомиссия в комиссии по образованию. Вы контактируете с ними? 

Нет, системой просвещения руководит министерство. Ответственность лежит на нас, а не на депутатах при всем уважении к ним. Мы очень рады, когда есть плодотворное сотрудничество с парламентариями, и среди них есть много тех, кто занят проблемами образования. Это и Мейрав Бен-Ари из "Кулану", и Шули Муалем из нашей фракции. Но я отвечаю за то, чтобы в ближайшую пятницу 2,3 миллиона школьников сели за парты. Нужно, чтобы системой управлял кто-то один. 

Некоторые депутаты утверждают, что вы занялись этой проблемой лишь после того, как они подняли ее на повестку дня. 

Они могут утверждать. Ответственность за обучение 2,3 миллионов детей лежит на моих плечах. Система просвещения – это самая большая и сложная система в Израиле. Нет ни одной системы, ни одного учреждения – частного или государственного – которое сравнилось бы по размеру и по сложности управления с нашим министерством. Ответственность за него лежит на мне, а значит и решения приниматься должны в министерстве. 

Мы уже говорили о программе субсидированных продленок. Есть много критики по поводу этой программы. 

Есть. Частично она оправдана, и мы будем вносить изменения. Но хочу вам сказать, что я еще ни разу не сталкивался с новой программой, которая не подвергалась бы критике. Вы помните как критиковали программу углубленного изучения математики? В итоге уже сейчас в школах на периферии учат математику на очень высоком уровне. Программа субсидированных групп продленного дня даст возможность родителям работать достаточно часов, а дети при этом получат не бэйбиситтера, а полноценную профессиональную опеку в послеобеденные часы. Но определенная адаптация программы, безусловно возможна. 

В прошлом году в дискуссию об израильской системе просвещения вошел термин "религиозное засилье" (הדתה). Это явление имеет место? 

Нет. Есть воспитание патриотизма, воспитание сионистских ценностей. Никакого религиозного засилья нет и в помине. Есть желание, чтобы каждый израильский школьник познакомился бы и с ТАНАХом, и с историей Войны за независимость, чтобы каждый школьник знал и кто такой Иегуда а-Макаби, и кто такой Йони Нетаниягу. 

Речь не об этом, а о разного рода общественных организациях, активисты которых приходят в светские школы и ведут там пропаганду. 

Вы правы, речь о другом. Речь о кампании, которую проводят ультралевые круги в Израиле, газета "Гаарец", организации, входящие в Новый израильский фонд. Их цель понятна: они распространяют ненависть по отношению ко всему, что отдает еврейством или сионизмом. Меня это не останавливает, я продолжаю делать то, во что верю. Еврейский ребенок в Израиле должен гордиться тем, что он еврей. Мы слава Богу уже не в диаспоре, и ни к чему прятаться от собственных традиций и наследия. 

Вы не жалеете о том нашумевшем выступлении, в котором сказали, что изучение иудаизма важнее изучения математики? 

И то важно, и это важно, нет никакого противоречия между этими предметами. Не было в Израиле министра просвещения, который столько сделал бы для изучения математики. Я хорошо знаю, что такое хайтек и какую роль он играет в сегодняшнем мире. С другой стороны, я отлично знаю и знал, будучи офицером спецназа, за что мы воюем, и почему нужно делать это, а не эмигрировать в Канаду. 

Но, по мнению многих, есть разница между воспитанием патриотизма и беседами о Третьем Храме и так далее. Вас обвиняют в том, что вы превратили министерство просвещения в платформу для продвижения идей партии "Байт Иегуди". 

Это откровенная ложь, которую распространяют леворадикальные круги. Просто ложь. Я буду очень рад и считаю одной из своих задач добиться того, чтобы израильские дети гордились своим еврейством и знали бы, в чем смысл слова еврей. 

Поговорим немного о политике. Вы раз за разом повторяете фразу: "Биньямин Нетаниягу не является коррупционером". На основании чего вы делаете такой вывод? 

Десятилетие назад я работал с Биньямином Нетаниягу и никогда не видел признаков того, что речь идет о коррумпированном политике. Я разумеется не знаю, чем закончатся расследования в отношении премьер-министра, но возражаю против того, чтобы главу правительства отстраняли от власти на основании подозрений, незавершившихся расследований и журналистских статей. Есть стабильное правительство, перед которым стоят многочисленные задачи в самых различных областях жизни: экономической, социальной, оборонной. Это не секрет, что я уделяю очень много внимания оборонным вопросам, являясь членом военно-политического кабинета. Я хорошо знаю, каким угрозам мы противостоим. Эти угрозы исходят От Ирана, от ХАМАСа, из Ливана. Государство Израиль не нуждается в выборах, и тем более – лишь на основании едва открывшихся расследований. 

Если Нетаниягу будет подано обвинение, он должен уйти в отставку? 

Закон не обязывает его это делать. И в этой ситуации мы должны будем принять решение, исходя и из того, в чем именно обвинят главу правительства, и из того, какой будет на тот момент ситуация в стране. Я надеюсь, что все это окажется теоретическими рассуждениями, и обвинения не будет. 

На следующих выборах вы будете баллотироваться в Кнессет во главе "Байт Иегуди"? 

Да, но блок "Байт Иегуди" гораздо более крупным, с гораздо большим числом светских людей. Так же как я привел в партию Айелет Шакед, надеюсь привести многих других. "Байт Иегуди" должен быть партией не только для религиозных. 

Вы говорите о новой партии. 

Будут изменения, безусловно. 

В чем они будут выражаться, кроме уже очевидного намерения отказаться от союза с "Ткумой"? 

Главное изменение состоит в том, что мы будем стремиться стать партией власти. Мы должны быть с 20-25 мандатами и вести государство за собой. Для этого нужна широкая платформа, общая для национально ориентированных сил. Сегодня всем очевидно, что мы являемся той силой в правительстве, которая демонстрирует твердость. Когда одни капитулировали под давлением в вопросах металлодетекторов, мы были тверды. То же самое в вопросе отношений с Турцией, в вопросе выдачи тел террористов. Но для того, чтобы реализовывать нашу платформу, мы должны быть общеизраильской партией. 

По одному из опросов, в том случае, если во главе партии будет Айелет Шакед, она набирает больше мандатов, чем сейчас. Вы взвешивали возможность уступить ей лидерство? 

Я очень уважаю Айелет Шакед. Я привел ее в политику, мы работаем вместе, и это партнерство продолжится. Я думаю, что нынешняя форма нашего сотрудничества оптимальна, и перед ближайшими выборами она не изменится.

counter
Comments system Cackle