США могут снять с России санкции в обмен на выдворение Ирана из Сирии
Фото: Getty Images
США могут снять с России санкции в обмен на выдворение Ирана из Сирии

Рам Бен-Барак, в прошлом руководитель отдела специальных операций Моссада, заместитель директора Моссада 

- В последнее время Иран набирает военную, политическую и экономическую мощь. Что нам с этим делать и как нам с этим жить? 

- Два года назад, перед подписанием ядерного соглашения с США, Иран находился в удручающем положении. Экономика разваливалась, санкции успешно душили страну, у самолетов не было запчастей, а субсидии гражданам постоянно сокращались. Именно тогда они пошли на соглашение с американцами. Параллельно, американские идеологи поняли, что для них это соглашение также необходимо. В конечном итоге, был подписан договор, позволяющий Ирану сохранить определенный ядерный потенциал и значительно улучшить экономическое положение. Самое главное, это соглашение вновь сделало его членом мирового сообщества.

Положение в Сирии также сыграло Ирану на руку. ИГИЛ стал общим мировым врагом, с которым сражается и "Хизбалла", представляющая иранские интересы. Неожиданно Иран оказался в одной коалиции со странами, о окторых он раньше и мечтать не мог, я уже не говорю о России. Все это помогло ему восстановиться экономически, вновь стать страной, которая, якобы, борется с экстремистами, при этом поддерживая террор и завоевывая все новые территории.

Мы очень четко видим это в Ливане, где основной силой является "Хизбалла", в Йемене схожая ситуация, в Ираке они также набирают все больший вес, благодаря шиитским милициям, которые, якобы, сражаются с ИГИЛом, а на деле они укрепляют положение шиитов. И в Сирии готовится широкомасштабное соглашение, и в нем у Ирана есть серьезная роль. Итак, на сегодняшний день, положение Ирана на Ближнем востоке можно назвать отличным, по сравнению с тем что было всего пару лет назад. Русские являются его союзниками, а американцы лишь говорят, но ничего не делают. 

- Давайте поговорим о финансировании террора. Каковы его источники и кто за этим стоит?

- Мировой террор очень разнообразен. Есть радикальный суннитский террор, я говорю об ИГИЛе и "Аль-Каиде", и есть шиитский террор, который получает основное финансирование из Ирана и действует в соответствии с иранскими интересами. Если говорить о суннитском терроре, то ИГИЛ, "Аль-Каида", террористические организации в Африке получают финансирование посредством различных благотворительных организаций. Это делается, в том числе, посредством  поборов. ИГИЛ, например, занимала большие территории в Сирии, где брала налоги с граждан. Когда мы говорим о террористических организациях, устраивающих такие акции, как наезд на гуляющих в Ницце и т.п., это не стоит больших денег, нужно всего лишь арендовать машину и направить ее на толпу людей. Когда вы берете нож и нападаете на прохожих, это также не стоит слишком дорого. Во всем мире у них очень много сторонников, которые не требуют денег. А благотворительность для беженцев служит отличным прикрытием для сбора средств на террор. 

- Можно ли победить мировой террор? Готовы ли европейцы к этой борьбе? 

- Да, с террором можно бороться. Я думаю, что европейцы понимают, что от них требуется. Просто они живут в либеральных странах, где соблюдаются права человека и личные свободы. Это хорошо. Мы тоже хотели бы жить в такой стране, и мы живем именно в таком месте. Здесь никто не проверяет, куда вы идете и что делаете. Но, вместе с тем, никто не хочет, чтобы каждые два часа на наших улицах взрывались камикадзе, мы не хотим бояться ездить в автобусах или заходить в поезда.

Европейцы понимают, что действительность изменилась, в их странах теперь проживает множество мусульманских беженцев, которые исповедуют радикальный ислам. Поэтому им придется сделать три вещи: первое – если в стране проживают граждане-мусульмане, необходимо дать им чувство принадлежности. Они просто обязаны чувствовать себя частью страны, где живут. Невозможно запереть людей в гетто, они – законные граждане, с ними нельзя поступать подобным образом. Следует разработать четкую политику социального обеспечения, которая поможет новым гражданам-мусульманам лучше интегрироваться.

Во-вторых, государства не могут контролировать всех своих граждан, необходимо установить четкие правила, позволяющие контролировать тех, кого подозревают в причастности к террористической деятельности. Это называется profiling, следует решить за кем следить, а за кем – нет. Необходимо изменить законодательство, чтобы это стало возможно.

И третье – после того, как было сделано все необходимое для интеграции новых граждан, следует позаботиться о том, чтобы коренное население стало вашим источником информации. Если люди видят что-то необычное, связанное с исламистами, они должны об этом сообщать. Это самый лучший источинк информации. Тогда европейцам удастся сдержать натиск террора.

На сегодняшний день мусульмане в Европе чувствуют себя изгоями, есть множество правых организаций, которые призывают отправить их обратно, с другой стороны, суды не позволяют проводить профайлинг и контроль за подозрительными личностями. Я думаю, в конечном итоге, эти вещи будут сделаны, и тогда европейцы смогут более эффективно бороться с террором, они также поймут, что это явление будет сопровождать их всегда. 

- Мир стремительно меняется, как следует жить в новых геополитических условиях? 

- Мы в Израиле живем с этим вполне нормально, мы приспособились. Невозможно уничтожить исламистскую идеологию, в отличие от таких организаций, как ИГИЛ, которой приходит конец. ИГИЛ можно уничтожить, а его идеология останется... Это новая эра, и благодаря социальным сетям и современным масс-медиа нам придется научиться с этим жить.

Необходимо вычислять потенциально опасных людей до того, как они совершат задуманное, и параллельно давать ощущение сопричастности новым гражданам Европы. Процент мусульман, вовлеченных в террористическую деятельность, минимален. Можно до бесконечности кричать: «Смерть арабам!», но это лишь пустой звук, популизм, не имеющий под собой никаких оперативных планов. Так вы превращаете всю общину в своего врага. А это очень опасно, ведь тогда никто ничего не сообщит полиции, которая воспринимается как враг.

Если мы посмотрим на Израиль, то тут арабы и евреи одинаково заинтересованы в ликвидации ИГИЛа, который уничтожил больше мусульман, чем христиан и иудеев вместе взятых.  Следует найти общность интересов. Каждая страна принадлежит всем ее гражданам, ее следует беречь, стремиться к тому, чтобы она была максимально открытой и максимально свободной, но если кто-то собирается устроить теракт, то мы его обнаружим, раскроем и будем судить. Вот какой должна быть политика. Для этого следует изменить законодательство и сделать так, чтобы население сотрудничало с властями. Только так можно бороться с террором.

- Каких реальных последствий можно ожидать от встречи Нетаниягу и Путина в Сочи? 

- Ситуация более чем непростая. По другую сторону нашей границы находится сильное государство. Готовится соглашение, которое позволит Ирану получить то, чего бы нам совсем не хотелось, что значительно ограничит нашу свободу действий. Я надеюсь, что Нетаниягу смог объяснить Путину, что иранцы – это не решение, а проблема, что они представляют опасность стабильности в регионе и во всем мире. На сегодняшний день Россия является основной силой в Сирии, она не должна позволить Ирану держать там постоянно свой военный контингент. Добьется ли наш глава правительства успеха? Я не уверен. Для того, чтобы остановить Иран необходимо глобальное соглашение между Россией и Америкой, а не только с Израилем. Соединенные Штаты могут дать Путину то, в чем он очень нуждается: снятие части санкций и послабления в украинском вопросе в обмен на освобождение Сирии от Ирана. Это может сработать. Это может стать решением.

counter
Comments system Cackle