От расправы с Польшей до раздела Сирии
Фото: Reuters
От расправы с Польшей до раздела Сирии

78 лет назад был подписан пакт Молотова-Риббентропа. Два фашистских режима нападением на Польшу начали Вторую мировую войну. После 22 июня 1941 года советский народ защищал свою страну, а Сталин кровью солдат переписывал в свою пользу договор 1939 года. Преемники вождя продолжали его агрессивную политику. Сталин разделил Польшу с нацистами, истребившими там 3 миллиона евреев. Путин делит Сирию с исламскими нацистами, ненавидящими еврейское государство. 

Любые попытки обсуждения пакта Молотова-Риббентропа и его последствий вызывают вспышки бешенства у сегодняшних хозяев Кремля. Привыкнув к отсутствию полемики в их стране, они навязывают соотечественникам липкую шизофреническую казуистику: да, секретный протокол существовал, но нападение СССР и Германии на Польшу нельзя считать развязыванием Второй мировой войны – ведь Советский Союз победил в этой войне и освободил Европу. 

На самом деле в истории Второй мировой войны нет никаких сложностей. Надо только перестать отождествлять героизм советского народа с персоной кровавого палача Сталина.

Советский народ, веря вождю, мужественно боролся с нацизмом и заслужил восхищение современников и потомков. Народ не подозревал о подлости и жестокости вождя, который за счет гигантских потерь переиграл в свою пользу секретный протокол 1939 года.  Согласно этому сговору СССР захватил бы несколько государств. После победы над Гитлером Сталин стал властелином половины Европы! Советские солдаты не сомневались, что выполняют святую миссию, так как в их головы долго вбивали примитивную схему: страна победившего социализма освобождает человечество от капиталистической эксплуатации, фашизма и несет ему идеалы гуманизма и справедливости.    

Сегодня кремлевские идеологи не допускают дискуссий о пакте Молотова-Риббентропа, так как эта сделка выявила агрессивную суть советского режима, не изменившуюся после Второй мировой войны и унаследованную постсоветской Россией. Повторяются басни о мудром шаге Сталина, позволившем выиграть время для подготовки к войне. Усиливаются нападки на Запад – в контексте современных мифов о глобальной русофобии: мол, Франция и Англия долго морочили голову Сталину переговорами о возможных совместных действиях, а потом оставили Советский Союз один на один с Германией. Не прекращается клеветническая кампания против Польши и стран Балтии, ставших после пакта Молотова-Риббентропа жертвами советской агрессии, а ныне обвиняемых в неуважении к Победе Советского Союза над нацизмом. 

В России ввели закон, наказывающий тюремным сроком за фальсификацию истории Второй мировой войны. Ее единственной правдивой версией объявлены выводы Нюрнбергского трибунала. 

Нюрнберг – первопричина многих проблем современного мира. Союзники по антигитлеровской коалиции говорили об агрессии Германии, но не упоминали территориальных приобретений Сталина, «разрешенных» пактом Молотова-Риббентропа.  Обвинители на «суде народов» не вспоминали ни расстрел польских офицеров в Катыни, ни другие зверства НКВД в «освобожденных» странах. Советский Союз, изгнанный из Лиги Наций за нападение на Финляндию, после войны получил огромное влияние в ООН, чем Россия злоупотребляет по сей день. 

Европейское сообщество приняло естественное решение о том, что нацизм и сталинизм – одинаково преступные системы. Разница между красным и коричневым фашизмом – в нюансах. Оба режима держались на чудовищной мифологии. Нацисты проповедовали превосходство арийской расы, оправдывавшее порабощение и уничтожение других наций. Коммунисты уничтожали «враждебные классы», а в остальном считали себя интернационалистами, хотя периодически объявляли реакционными и враждебными целые страны и народы. Обе системы создали тайную полицию, концлагеря, подавляли свободную мысль и любую оппозицию. 

Современные российские «историки» утверждают, что Польша заслужила суровые кары (со стороны кристально честных «прокуроров» - Гитлера и Сталина), так как после Мюнхена оторвала от Чехословакии Тешинскую область, а в ходе переговоров о коллективной безопасности отказывалась пропускать Красную Армию через свою территорию.  

Довоенные польские лидеры не были прогрессистами, поощряли антисемитизм. Но ссылки на грехи отдельных стран для оправдания агрессии против них – это фашистские методы, которые применялись и при недавних вторжениях в Грузию и Украину. По этой «логике» Россию давно следовало бы расчленить и лишить самостоятельности, так как вся ее история – бесконечные грабительские завоевания! 

Союз СССР и Германии возник не спонтанно из каких-то тактических соображений. Он был предопределен давней близостью двух агрессивных тоталитарных режимов и взаимной симпатией их лидеров. Создатель пролетарского государства брал деньги для подготовки государственного переворота у германского генерального штаба. В 1922 году во время Генуэзской конференции делегация РСФСР провела сепаратные переговоры с немцами в Рапалло, чтобы облегчить положение двух стран-изгоев. В дальнейшем шла параллельная милитаризация СССР и Германии. Немецкие офицеры учились в СССР в военных училищах, повышали свое мастерство на советских самолетах и танковых полигонах. Советский Союз получил доступ к немецким военно-техническим разработкам. 

В конце 1930-х годов, после того как туповатый Ворошилов долго забалтывал французов и англичан на бессмысленных переговорах, советско-германский Договор о ненападении и прилагавшийся к нему секретный протокол были подписаны в течение нескольких часов! 

Похоже, предыдущие дипломатические контакты СССР и Германии с европейскими странами были мистификацией Сталина и Гитлера, давно знавших, чего хотят. Риббентроп прилетел в Москву в полдень 23 августа – этой датой были помечены соглашения, заключенные в 2 часа ночи. Тут же в кабинете Молотова начался общий банкет, продолжавшийся до 5 часов утра. Всех распирала радость. Сталин не лицемерил, провозглашая свой тост: «Я знаю, как немецкий народ любит фюрера. Поэтому я хочу выпить за его здоровье».  

Секретный протокол разграничивал «сферы интересов» СССР и Германии. Сталин претендовал на Финляндию, Латвию, Эстонию, Бессарабию, Восточную Польшу. Гитлер зарился на Западную Польшу и Литву. Уже через неделю оба фашистских монстра приступили к делу. Германия напала на Польшу 1 сентября 1939 года. 3 сентября союзники Польши Великобритания и Франция объявили войну Германии. Началась Вторая мировая война. 

Сталин проявил хитрость: чтобы избежать обвинений в сговоре, в развязывании войны и исключить сопротивление польской армии, он дождался решающих побед вермахта – Красная Армия вступила в Западную Украину и Западную Белоруссию 17 сентября и легко заняла их. 

Подводя итоги расправы с независимой страной, Молотов презрительно бросил: «Оказалось достаточно короткого удара по Польше со стороны сперва германской армии, а затем — Красной Армии, чтобы ничего не осталось от этого уродливого детища Версальского договора». Он заявил также, что понятия «агрессия» и «агрессор» «приобрели новый смысл»: теперь нацистская Германия является миролюбивой стороной, а её противники - агрессоры.  

В Бресте состоялся совместный парад победителей – вермахта и Красной Армии. Если 23 августа СССР и Германия заключили соглашение о ненападении, то 28 сентября был подписан советско-германский Договор о дружбе и границе. 

Вскоре СССР развязал войну против Финляндии, в 1940 году захватил Бессарабию, Литву, Латвию и Эстонию. В «обмен» на Литву Германия получила часть Польши. 

На занятой вермахтом территории началось «решение еврейского вопроса». 3 миллиона польских евреев были загнаны в гетто и лагеря. Это не вызвало ни малейшего сочувствия у интернационалиста Сталина. Евреев, пытавшихся перебраться в СССР через новую границу, расстреливали красноармейцы. Многие из тех, кто успели бежать, погибли в советских лагерях. Чекисты на присоединенных территориях проводили кровавые репрессии против «классовых врагов». Сотни тысяч людей были депортированы.  

Вопреки мифу о том, что пакт Молотова-Риббентропа позволил прозорливому Сталину подготовиться к нападению Германии на СССР, Красная Армия в 1941 году проявила себя позорно. Советское командование не сделало никаких выводов ни после Испании, где советская авиация была разгромлена немецкими «мессершмитами», ни после финской войны, в которой маленькая страна нанесла огромный урон неповоротливому колоссу. 

Политическое и военное руководство СССР не подготовили ни директив по эффективной мобилизации, ни планов организованной эвакуации гражданского населения. Опасность, угрожавшая советским евреям, «отца народов» не волновала. Красная Армия панически бежала от немцев. Но 22 июня на «старой» границе Латвии и РСФСР стойко стояли кордоны НКВД, пропускавшие вглубь страны только эшелоны с семьями советских и партийных работников, а втиснувшихся в поезда латвийских и литовских евреев гнали назад – на расправу к айнзацгруппам и их местным подручным. В итоге уничтоженные в западной части СССР евреи составили четверть жертв Холокоста. 

Красная Армия, которой немало помогли и ленд-лиз, и военные действия союзников в Европе, Африке, Азии, стала освободительницей только в последний год Второй мировой войны. Тут началась сталинская «диалектика». Американские и британские солдаты, выполнив свою миссию, отправились домой. В странах, из которых немецкие войска изгнала Красная Армия, новую власть устанавливал НКВД. 

Сталин категорически отказался вернуть независимость странам Балтии и отверг просьбы союзников о возвращении Польше прежних границ. Черчилль описывает в своих мемуарах, как, освободив Польшу от немецких оккупантов, Сталин сразу превратил ее в закрытую зону, куда не допускались даже представители Великобритании и США. Началась охота за бойцами Армии Крайовой. Перед этим советские войска не спешили форсировать Вислу, ожидая, пока на другом берегу гитлеровцы истребят участников Варшавского восстания, которые не скрывали, что стремятся освободить свою столицу до вступления в нее Красной Армии. Польша недаром до войны отвергала все предложения о передвижении советских частей по ее территории. Она помнила 1920-й год, когда армия Тухачевского стояла в нескольких километрах от Варшавы, а Дзержинский уже готовился возглавить польское правительство... 

О том, как обращались советские солдаты с мирным польским населением, особенно его женской частью, можно прочитать у замечательного писателя Марека Хляско. Ужасы, творившиеся немного позже на территории Германии, не были особой местью немецкому народу... 

Взятие Берлина стало личным расчетом Сталина с Гитлером. Его отношение к фюреру было сложным. С одной стороны, он только в Гитлере видел близкого по духу брутального вождя оболваненной нации, с другой – тот мешал великому революционному походу. Возможно, из-за этого противоречия Сталин проспал нападение Германии. 

Тем не менее Сталин начал психологическую переподготовку Красной Армии, еще выполняя Договор о ненападении. Военнослужащим внушалось, что оборона страны – это наступление и победа на чужой территории. На совещании сотрудников армейских газет и членов Союза писателей редактор «Красной Звезды» полковник Болтин цинично заявил: «Прежде всего надо воспитывать людей в понимании того, что Красная Армия есть инструмент войны, а не инструмент мира... Будущая война с любым капиталистическим государством будет войной справедливой, независимо от того, кто эту войну начал». Четко сформулировал задачи пропагандистской подготовки к наступательной войне сам Сталин в речи перед выпускниками военных академий 5 мая 1941 года. Пришедший в экстаз от его гениальных мыслей революционный писатель Всеволод Вишневский записал в дневнике: «Речь огромного значения. Мы начинаем идеологическое и практическое наступление... Впереди – наш поход на Запад. Впереди возможности, о которых мы мечтали давно». 

Эти возможности опять открылись после разгрома Германии. Но Сталин не смог приступить к освобождению Европы от власти капитала из-за появления у Америки ядерного оружия. 

Пока советские разведчики добывали секрет бомбы, Сталин вспомнил о важной «идее», которую постеснялся вовремя позаимствовать у Гитлера. В СССР была развернута антисемитская кампания в лучших нацистских традициях. Тысячи евреев отправились в лагеря, цвет советской еврейской культуры расстреляли в застенках МГБ. Полную депортацию евреев Сталин не успел осуществить. На этом основании самые твердолобые евреи советской штамповки сегодня кипят от негодования: как можно сравнивать Сталина с Гитлером! 

Бывшие союзники по антигитлеровской коалиции в годы «холодной войны» избегали столкновений друг с другом. Но в «социалистическом лагере» СССР вел себя с той же бесцеремонностью, что и после пакта Молотова-Риббентропа. В 1956 году Хрущев говорил о разгроме «контрреволюционного путча» в Будапеште в тех же выражениях, что Сталин и Молотов - о «фашистской Польше». Маршал Победы Жуков получил за эту «операцию» четвертую Звезду Героя. Председателя КГБ Серова за венгерскую резню наградили «полководческим» орденом Кутузова 1-й степени. 

В 1968 году СССР использовал сталинско-гитлеровский опыт совместной расправы со «строптивой» страной, введя войска союзников по Варшавскому Договору в Чехословакию. Последней военной авантюрой советского режима, как всегда, бездарной, стало вторжение в Афганистан. Но после развала СССР мир не вздохнул спокойно. 

В убогом представлении чекистов, пришедших к власти в постсоветской России, величие державы – это не экономическое процветание, не расцвет науки и культуры, а военная мощь, страх, который она внушает миру.  

Путинский режим усвоил политическую практику партнеров по пакту 1939 года: нарушение международных обязательств, презрение к другим нациям и их суверенитету, ложь и шантаж как язык дипломатии, насильственное изменение границ, давно признанных мировым сообществом. 

Фашистской пропаганде требуется образ народа-врага. Тут у российского агитпропа просто перебор. Враги – американцы. Враги – советские республики, переставшие подчиняться Москве. С утра до вечера все российские телеканалы состязаются в гадостях в адрес США и Украины. Иногда шпыняют прибалтов, а в последнее время ополчились против поляков. 

Приближение годовщины расправы Сталина и Гитлера с Польшей повышало нервозность Кремля. К тому же конкретный повод для нервного срыва появился. Польша привлекла к перестройке мемориала на месте бывшего концлагеря в Собиборе Голландию, Словакию, Израиль, а Россию не пригласила! Представитель МИДа РФ Захарова обвинила Израиль в «историческом предательстве»! 

Если кто-то предал историческую память, то это Россия! Она даже День Победы празднует не 8-го мая, как весь мир, а 9-го. Сталин через день после капитуляции Германии устроил церемонию «окончательной капитуляции», чтобы мир забыл о его союзе с Гитлером и поверил, что он вел какую-то особую войну. 

Захарова наверняка ничего не читала о Собиборе.  Попавший туда советский офицер-еврей Александр Печерский организовал единственное успешное восстание в нацистском концлагере. Он уцелел, и родина... отправила его в штрафбат. Войну Печерский закончил инвалидом, а в космополитскую кампанию оказался без работы. Он с голыми руками шел на эсэсовцев, но советское гестапо сломало этого бесстрашного бойца, превратившегося в запуганного человека, который не роптал против того, что его не наградили за подвиг и приходится жить с «пятном» в биографии. 

Польша ничего не должна России. Красная Армия не ставила задачи помогать жертвам нацизма. По дороге на Берлин она освободила находившиеся на территории Польши концлагеря, в которых оставались горстки чудом выживших заключенных. Лагерь в Собиборе в 1943 году, сразу после восстания, был уничтожен по приказу Гиммлера. Большинство его узников составляли голландцы и словаки. Польша вправе сама решать, с кем сотрудничать в реконструкции этого мемориала. 

А вчера, аккурат 23 августа, с российским президентом встречался в Сочи премьер-министр Израиля Нетаниягу. Этот визит напоминал отчаянные обращения к Сталину европейских политиков перед Второй мировой войной. 

Если Сталин заключил союз с германскими нацистами, то продолжатель его имперской политики Путин сотрудничает с исламскими нацистами в Сирии. Под предлогом защиты этой страны от террористов ИГИЛ он взял в союзники Иран и «Хизбаллу».  Весь мир знает, что главный террорист – президент Сирии Асад, проводящий геноцид своего народа. Но таких уж друзей выбирает Путин – с другими он не сможет внушить «уважение» всему миру. Так же и Сталин в период дружбы с Гитлером называл его миротворцем, а Францию и Англию – поджигателями войны. 

Исламский нацизм – не метафора. Гитлер был кумиром ближневосточных фанатиков, сражавшихся на его стороне. Их ненависть к евреям не исчезла. Иранские лидеры и главари «Хизбаллы»  открыто говорят о намерении уничтожить Израиль. 

Путин намерен, разгромив ИГИЛ, оставить в Сирии отряды КСИР и головорезов Насраллы. В ходе беседы с Нетаниягу он уверял его, что Израилю ничто не угрожает. Так же когда-то успокаивали в Москве послов Литвы, Латвии и Эстонии, убеждая из разместить в своих странах – для их же пользы! – «небольшие» советские военные контингенты, после чего эти страны были оккупированы и на полвека лишены независимости. Есть, к счастью, существенная разница. Израиль обладает огромной военной мощью и не позволит своим врагам укрепиться в Сирии – о чем Нетаниягу предупредил российского президента. 

Путин из Сочи поехал в Рязань на совещание, посвященное проблемам развития легкой промышленности. В России не могут производить трусы и носки без указаний нацлидера. Нетаниягу полетел домой. Возможно, в пути он вспоминал своего министра обороны, который, будучи главой МИДа, пылко предлагал переориентировать внешнюю политику Израиля с западного направления на российское...

counter
Comments system Cackle