Миф о провокаторах
Фото: Getty Images
Миф о провокаторах

Спецслужба не может убить премьер-министра, хотя бы потому, что "прикрытие задницы" не будет найдено. Нетривиальные и по-настоящему нестандартные действия, как правило, требуют разрешения не только начальника ШАБАКа, но и самого премьер-министра, которому ШАБАК непосредственно подчинен. То есть если спецслужба решила бы убить Рабина, то она должна была бы получить на это разрешение... у самого Рабина. Миф о провокаторах - от попа Гапона до Шампаньи. 

Миф о провокаторах спецслужб - это один из наиболее живучих конспирологических мифов, который дает ложные и весьма извращенные объяснений по самым разным поводам, а часто и вовсе без оных. 

Провокацию спецслужб видят в убийстве президента США Кеннеди и премьер-министра Израиля Ицхака Рабина, в разрушении СССР и событиях 11 сентября 2001 года. 

Последние четверть века в израильской среде крайне правых словосочетание «провокатор ШАБАКа» звучит как «злой колдун». 

Более того, порой кажется, что израильский правый - это человек, который считает свои истинные убеждения провокацией ШАБАКа. 

Никто не будет отрицать, что провокация - это один из методов (довольно грязных) в арсенале спецслужб, только каковы реальные масштабы и возможности полицейской провокации? 

Дьявол и провокация 

Миф о вездесущих и все инфицирующих провокаторах - это современный вариант мифа о дьяволе. 

Как известно из классической мифологии, у дьявола и его ведомства (от самого нечистого и демонов из числа падших ангелов до самых последних чертят и бесенят) две функции: они сначала вводят человека в искушение, соблазняют его грехом, а уж потом глумятся над согрешившим и забирают его бессмертную душу на вечные муки. 

Миф о Сатане и чертях - очень удобен. Это отчасти снимает вину. Грешник сам бы - никогда. Да бес попутал. 

Правда, ужасный двадцатый век, с его тоталитарными режимами и массовыми психозами внес уточнение в миф о дьяволе. У Булгакова Воланд, прибывший в Москву, не унижается до искушения и совращения. Он сразу карает и глумится, чувствуя, что Москва, с которой сняты кресты, и без всякого искусительства и соблазнительства в его власти. 

Когда в правой среде царила уверенность, что Ицхак Рабин ведет страну к уничтожению, что Ословские соглашения - самоубийственны для Израиля… Не было никакой необходимости в провокаторах ШАБАКа для того, чтобы появились люди, которые считали, что Рабина нужно остановить. Один из них взял в руки пистолет. 

Поп Гапон и революция 

Иногда истории о полицейских провокаторах, которые мы знаем со школьной скамьи, выглядят совсем уже глупо. Такова, например, история попа Георгия Гапона. Имя «Гапон» и слово «гапоновщина» - до сих пор устойчиво связываются с кровавой политической провокацией массового размаха. 

Про Гапона нам рассказывали, что вот, мол, провокатор охранки, священник, подговорил тысячи питерских рабочих пойти с петицией к царю, чтобы подставить их под пули царских солдат, и тем самым раздавить рабочий класс, напугать, погубить народ и пр. 

А этот расстрел привел к началу русской революции 1905 года. Но зачем полиции на службе у самодержавия было устраивать против этого самодержавия революцию? Учитывая, что уведенный с площади Рутенбергом, раненный Гапон, которого остригли для конспирации и спрятали на квартире пролетарского писателя Максима Горького, сразу же написал воззвание к рабочим с призывом к вооруженной борьбе против самодержавия: «Родные товарищи-рабочие! Итак, у нас больше нет царя! Неповинная кровь легла между ним и народом. Да здравствует же начало народной борьбы за свободу! Благословляю вас всех». 

Но нам рассказывали про провокатора Гапона, который выполнял поручения охранки рядом с провокатором Азефом. Правда, было совсем непонятно, почему тогда Азеф добился ликвидации Гапрона, если оба работали на охранку? 

При произнесении слова «провокатор» у человека, который вырос в русскоязычной среде, моментально возникают в уме имена Гапона и Азефа - как классических провокаторов. Верно, что оба сотрудничали с охранкой. Но отнюдь не всякий сотрудничающий со спецслужбой является провокатором. 

Что такое провокатор? 

П. А. Столыпин в речи, посвященной «делу Азефа» говорил: «По революционной терминологии, всякое лицо, доставляющее сведения правительству, есть провокатор… А между тем, правительство должно совершенно открыто заявить, что оно считает провокатором только такое лицо, которое само принимает на себя инициативу преступления, вовлекая в это преступление третьих лиц, которые вступили на этот путь по побуждению агента-провокатора». 

Провокатор - это агент, который выполняя задание спецслужбы, провоцирует людей на нарушение существующих законов. Провоцирует их на преступление. 

Провокатором, например, является человек, который по заданию полицейского куратора предлагает своему знакомому, «толкнуть дурь» - подзаработать на продаже наркотиков. Знакомый, берет «товар», после чего к нему нагрянут с обыском и возьмут с поличным. 

Провокатор - это агент, которого посылают в банду как киношного Шарапова, с предложением напасть на работников угрозыска, когда они будут проводить следственный эксперимент в магазине. Провокатор приводит банду в подвал. И там их «накрывают» и «вяжут». 

По заданию полиции провокатор предлагает банде мелких мошенников, которых не могут поймать с поличным, чтобы доказать их вину, объединиться и совершить что-то крупное. На этом их и ловят. 

Провокатор (в помещении с скрытой съемкой) предлагает чиновнику взятку (в конвертике помеченные купюры)… И так далее. 

Политическая провокация 

Политическая провокация может быть намного грязнее. Завербованный ШАБАКом приходит к правому активисту и сообщает, что хочет закидать свиными головами мечети на Храмовой Горе. Правый активист улыбается, но ничего не делает для продвижения плана. Затем активист рассказывает это своему матерому товарищу. Тот отвечает скептически… Их обоих арестовывают. Лихой активист сразу начинает сотрудничать с следствием, а наш матерый - получает два с половиной года тюрьмы за недонесение, которые отсиживает от звонка до звонка. 

Журналисту-разоблачителю предлагают ознакомиться с материалами взлома почты министра, который является героем его уголовного расследования. Журналист получает материалы. На следующий день с рассветом в его доме обыск, на его компьютере обнаружены документы добытые незаконным образом: государственная тайна, вмешательство в частную жизнь, хранение и распространение… Пару дней в камере предварительного заключения. Пару лет следствия и суда. Полгода общественных работ в столовой для неимущих (бейт-тамхуй). 

Провокатор предлагает радикалу собрать всю его группу и вывести на несанкционированную демонстрацию с экстремистскими лозунгами, подстрекательством, разжиганием и пр. Всех арестовывают, ставят на учет, вносят в базу данных. 

Известно, что особо часто схема с провокатором применяется в сфере наркоторговли. Порой действия полиции граничат с уголовщиной. 

Одна из наиболее эффективных провокаций царской охранки имела целью заставить французскую полицию обратить внимание на русских политических эмигрантов. Поэтому перед приездом Александра III в Париж агент Авраам Гаккельман (действовавший под фамилией Ландезен) стал «готовить покушение» на императора. А потом выдал всех участников заговора французской полиции. И французские жандармы были вынуждены влезть в русские разборки. 

Это не провокация… 

А секретный сотрудник, который просто информирует о деятельности преступного сообщества или подпольной организации - это не провокатор, а информатор. Разные вещи. 

Понятно, что находясь в преступном сообществе или подпольной экстремистской организации сексот не может не нарушать закона. И ему дают неприкосновенность на некоторые вещи. Например, он может публично говорить вещи, за которые других будут преследовать. Его не будут преследовать за участие в той несанкционированной демонстрации, во время которой орали «Кровью и огнем изгоним Рабина». 

Авишай Равив, кстати, на этом и спалился среди ультраправых. Была демонстрация. Всех задержали, а его задержали и сразу отпустили, отведя предварительно в сторону. Всем все стало понятно. Тем не менее, нет никаких оснований считать Авишая Равива провоктором, а не обычным осведомителем. 

Более того, Авишай Равив был все время наполовину агентом ШАБАКа и наполовину – искренним правым активистом. Это все выяснилось в ходе суда над ним. 

Верующие в глобальную роль провокаций спецслужб, как правило, идеализируют интеллектуальные способности сексотов и их кураторов. Речь идет о живых людях, которым свойственны сомнения и перепады настроения. 

Что нельзя приказать провокатору? 

Ведущий сексота далеко не все может ему приказать. И не на все может дать неприкосновенность. 

Например, израильский следователь ШАБАКа не может разрешить агенту, которого внедрили в среду правых экстремистов, совершить убийство, чтоб завоевать доверие единомышленников. Даже убийство араба, подозреваемого в терроре. И арабу, который внедрен в террористическую ячейку, не может разрешить совершить теракт, чтобы продвинуться в организации. 

Работа спецслужб - это, прежде всего, торжество инструкции. Все, что за пределами инструкции, требует огромного количества согласований. 

Торжество инструкции 

Верующие в глобальную роль провокаций, представляют работу спецслужб областью бескрайней креативности, полета фантазиии, нестандартного мышления. К этому приучили детективы, шпионские романы, трилеры и сериалы, где штирлицы вертят мировой политикой, а мюллеры «дергают за ниточки» и выглядят симпатичными монстрами с дергающейся щекой. Спецслужбам приписывают хитрые и сложнейшие многоходовки, разведчикам - всемогущество, руководителям спецслужб - точнейшие расчеты, с учетом всех последствий. 

Так ли это? Благодаря высочайшей статусности бывшие руководители спецслужб все чаще идут после отставки в политику. Именно в этой сфере мне приходилось с ними встречаться в качестве политтехнолога. Насмотревшись уже на пару десятков бывших руководителей разведок и контрразведок, могу сказать только одно: никакого особого хитроумия, тонкости расчета, глубины рефлексии я у них не заметил. 

Израильские спецслужбы считаются чуть ли не лучшими в мире. Но, обратите внимание, бывшие руководители и высокопоставленные чиновники ШАБАКа, Моссада, АМАНа, придя в израильскую политику, как правило, не могут просчитать ситуацию на полшага вперед. За последние годы мы видели, как входили и бесславно вылетали из политики руководители Общей службы безопасности Ами Аялон и Ави Дихтер. Как начал и закончил свою политическую карьеру Дани Ятом - бывший руководитель Моссада. Что случилось с его братом Эхудом Ятомом из ШАБАКа. Мы помним «мудрые» откровения шабакника Гидеона Эзры… 

Некоторое знакомство с выходцами из спецслужб в разных странах мира наводит на мысль, что работа этих организаций - это, прежде всего, торжество инструкции. И в этой профессии гораздо меньше тонкости, креативности и рефлексии, чем кажется воспитанному на телесериалах обывателю. Торжество инструкции - если вот так, то заломить руку. А в этом случае - выставить наружное наблюдение. А при таком раскладе - предложить обмен кейсами… 

Предположить же, что при помощи завербованных провокаторов спецслужбы способны к глобальному управлению, с заранее известным результатом всех действий многоходовки, могут лишь люди, которые вообще не представляют, как делаются дела в политике и области безопасности, не представляют, какое количество непредвиденностей сопровождает каждое действие, какого количества согласований требует и пр… 

«Прикрытие задницы» 

На израильском сленге есть такое выражение: «прикрыть задницу». Спецслужбы - это не только отчетность по любым действиям вышестоящему начальству, но и постоянная необходимость «прикрывать задницу», требовать разрешение на любое действие, которое за пределами инструкции. 

Спецслужба не может убить премьер-министра, хотя бы потому, что «прикрытие задницы» не будет найдено. Вот ведет следователь сексота, возникает речь об участии в деятельности, которая может привести к убийству премьер-министра. Следователь не только пишет отчет об этом, который в силу чрезвычайности идет на самый вверх, но должен просить разрешение на нестандартные действия за пределами инструкции. Он не может сам решить такой вопрос. Он идет «прикрывать задницу» к начальнику, тот - выше. Нетривиальные и по-настоящему нестандартные действия, как правило, требуют разрешения не только начальника ШАБАКа, но и самого премьер-министра, которому ШАБАК непосредственно подчинен. 

То есть если спецслужба решила бы убить Рабина, то она должна была бы получить на это разрешение у самого Рабина… 

Серая зона 

Есть те, кто нарушают правовые нормы. Есть правоохранительные органы, которые должны с ними бороться. 

Область сексотов - это серая зона. Именно поэтому там часто случаются трагические эксцессы. Причем без всякой сознательной провокации со стороны правоохранительных органов. 

И чем менее этичны органы - тем более грязно-серой становится эта область. Тут можно вспомнить множество историй советского периода. 

Либеральный и коленоНЕпреклоненный артист попадается на антисоветских анекдотах, хранении запрещенной литератыры или левых концертах. Дальше у него два варианта: либо сесть в тюрьму (как минимум: лишиться возможности работать), либо информировать органы о себе подобных. Он выбирает второе, что позволяет ему безнаказанно хранить на своих книжных полках «Дар» Набокова и «Доктор Живаго» Пастернака, но рассказывать куратору обо всех, кто берет их почитать. Он может сколько угодно трепаться, но сообщает о тех, кто поддерживает разговор. Именно сотрудничество с органами позволяет ему быть разрешенным диссидентом, чего не могут позволить себе те, кто с органами не сотрудничают. А то, что рядом с ним время от времени пропадают люди… 

Школьный учитель истории, пишущий полудиссидентские статейки, ловится на сексе со старшеклассницами. История неприятная, но есть выход… Этот человек до сих пор один из столпов либеральной российской прессы. 

Парень ловится на «фарцовке». После этого начинает сотрудничать. Ему разрешают проводить торговые операции, которые запрещены советским законодательством. Во время развала СССР, куратор начинает ему помогать, крышевать. Потом он стал олигархом а своего ГБ-начальника взял к себе на работу руководителем охраны. 

Таких историй достаточно много… И не случайно почти все руководители Пятого управления КГБ, которое занималось борьбой с диссидентами, нашли себе работу в «либеральных» структурах. Начальник 5-го управления КГБ СССР Филипп Денисович Бобков стал руководителем Аналитического управления холдинга АО Группа «Мост», принадлежащего Владимиру Гусинскому. И помогал строить в «Медиа-Мосте» свободолюбивое НТВ и либеральное «Эхо Москвы». Генерал-майор КГБ Алексей Петрович Кондауров стал менеджером нефтяной компании «ЮКОС» Михаила Ходорковского. 

Пузырьки шампанского 

Почему сексот Авишай Равив получил агентурную кличку «Шампанья»? Поскольку от него были одни пузыри, а толку мало. Так считали в ШАБАКе. Сам Равив хотел быть крутым среди правых, делать то, что другим запрещено, но при этом не бояться преследования органов. И заигрался… 

«Психология секретной агентуры, должно быть, сложнее, чем обычно думают, - здесь бывают поистине непостижимые явления. История русской революции знает случаи, когда террорист отсидел двадцать лет в крепости, а затем, выйдя на свободу, предложил свои услуги Департаменту полиции, - вот, можно сказать, устроил человек свою жизнь в полном соответствии с требованиями здравого смысла и личной выгоды!..» Марк Алданов 

Серая зона позволяет людям жить сразу в двух ипостасях. Это не обязательно делает сексотов провокаторами спецслужб. Иногда они обманывают и спецслужбы и подполье. Ошибочно называемый «королем провокаторов» Азеф не убивал министров по заданию Охранки. Ведь одним из самых громких его покушений стало убийство начальника ведомства, где он получал жалованье - министра внутренних дел Плеве. Вряд ли ведомство Плеве дало ему такое задание. 

Теракты Азефа не были провокациями спецслужб. Азеф годами водил за нос как революционеров, так и охранку. Последней он давал наводку на отдельных боевиков (никогда не раскрывая все карты), а тем временем с другой вооруженной группой планировал и проводил теракты против министров и губернаторов. 

Поп Гапон объяснял Петру Рутенбергу (русскому революционеру-эсеру, который затем создал электрическую компанию Израиля «Хеврат Хашмаль»), что может создать эффективное рабочее движение, только пользуясь «крышей» охранки. 

Опасность игры в серой зоне - очевидна. В подполье водятся крысы. Но миф о провокаторах, как и любая другая конспирология - не может быть универсальным объяснением.

counter
Comments system Cackle