День саранчи
Фото: Getty Images
День саранчи

Рассказывая о пророчестве Майкла Сэвиджа о грядущем Дне саранчи, грязном и кровавом бунте толпы, я даже не думала, что этот день настолько близок. День постыдного и безобразного побоища между белыми и черными расистами, одинаково ненавидящими евреев. 

Началось все с того, что белые неонацисты в ночь с 11 на 12 августа вышли в Шарлотсвилле, штат Вирджиния,  на марш под названием «Объединить правых». Собственно, организатор акции, некто Джейсон Кеслер, хотел протестовать против разрушения памятника генералу-конфедерату Роберту Ли, но, видимо, генерал Ли был только поводом.

Демонстранты шли под лозунгами: «Евреи нас не вытеснят», что отражает антисемитское представление о том, что светские евреи подрывают традиционные ценности и не дают белым семьям заводить детей. Они также вытащили старый нацистский лозунг: «Кровь и честь» и совсем новый: «Белые жизни имеют значение» – в противовес «черным жизням». В субботу неонацистское шествие продолжилось, и добавились старые новые лозунги: «Кровь и почва» и «Гои знают». Кульминацией шабаша стал автомобильный теракт, совершенный неонацистом, в результате чего погибла 32-летняя женщина, протестовавшая против шествия неонацистов. 

Дональд Трамп осудил насилие, но, как показалось левым, недостаточно резко, хотя главарю неонацистов этого оказалось достаточно, чтобы выпустить «серебряную пулю» в президента, заявив: «Не забывай, что к власти тебя привели белые». 

Критики Трампа, однако, не хотят видеть, что насилие было с обеих сторон. На побоище в Шарлотсвилль со всей страны прибыли белые супрематисты и так называемые антифашисты (антифа), чтобы повторить то, что они проделали в прошлом году в Сакраменто и везде. Поэтому осуждать только одну сторону было бы несправедливо. 

Во-вторых, критики Трампа никогда не применяли к нему те же стандарты, что и к Бараку Обаме. Когда активисты «черных жизней» застрелили пять полицейских, Обама не осудил движение, да и пресса не требовала от него такого жеста. Более того, вслед за дежурным осуждением последовало оправдание убийц: «Я понимаю эти протесты – я вижу их. Они могут быть беспорядочными. Иногда их может возглавить безответственное меньшинство. Полицейские могут пострадать. Участники демонстраций могут пострадать. Они могут потерять терпение. Но даже те, кому не нравится фраза: «Черные жизни имеют значение», должны услышать и понять боль семьи Элтона Стерлинга. С открытым сердцем мы можем меньше беспокоиться о том, кто прав, кто виноват, и подумать о том, как нам объединиться для правого дела». (Элтон Стерлинг был застрелен полицией в Батон-Руж. Он был вооружен и, как утверждает полиция, угрожал оружием.) 

Барак Обама ни разу не осудил своего пастора Иеремию Райта, расиста и антисемита. Да и сами демократы буквально два месяца тому назад не подумали осудить своего соратника, открывшего стрельбу по конгрессменам-республиканцам в Александрии, а Нэнси Пелоси даже смогла обвинить в этом самих республиканцев. 

Можно было не сомневаться, что Трампа обвинят и в нынешнем акте насилия, так как пресса обвиняла его и в том случае, когда левые антифа начали избивать его сторонников на митинге в Сан-Хосе в июне прошлого года. Теперь левые (Петула Дворак) пишут: «Президент Трамп зажег факелы белого превосходства в Шарлотсвилле. Мы должны их уничтожить». 

Но давайте будем честны сами с собой. Речь ведь идет о давнем нарыве, который прорвался. Когда журналист Тувья Тененбойм путешествовал по «стране свободных и храбрых», он с горечью отмечал, что в стране нет апартеида, но есть сегрегация. Чернокожие избиратели Барака Обамы не почувствовали изменения к лучшему в своей жизни, но белые либералы, которым так полюбилось новомодное слово diversity, больше интересуются судьбой и «страданиями» «палестинского народа», чем судьбой собственных граждан. 

Верят ли американцы, что евреи захватили все, что в их руках банки и пресса? Да, верят, причем вне зависимости от цвета кожи. Лидеры движения «черные жизни» забыли, как Мартин Лютер Кинг-младший писал воззвание раввинам из тюрьмы и призывал их помочь, и раввины откликнулись на этот призыв. Когда-то именно евреи помогали афроамериканцам в их борьбе за равноправие, но кто об этом помнит? Лидер канадского отделения этого движения открыто заявляет, что «евреи являются привилегированным меньшинством», а объединяются либеральные евреи и афроамериканские лидеры на акциях осуждения Израиля. В американских кампусах набирает силу новый вид сегрегации – чернокожие студенты отвоевывают места для отдыха и лекционные залы «только для черных», и начались эти расовые войны не при Дональде Трампе, а при Бараке Обаме. Это, однако, не означает, что Трамп может промолчать и не осудить белых неонацистов. 

Тем не менее, левые пытаются выдать движение альт-райт за часть консервативного движения, за его ярчайших представителей. Давайте не забывать, что партия нацистов называлась национал-социалистической, а под социально-экономической программой Муссолини подписался бы любой нынешний социалист. Не говоря уже о тотальном терроре, организованном большевиками в СССР, Мао в Китае и Пол Потом в Камбодже. Так что тут еще нужно посмотреть, на кого примерять френч, на Дональда Трампа или антифа? 

Между прочим, альтернативные правые открыто выступают против конституции и консерватизма, они верят в мощное централизованное правительство для сохранения «белой цивилизации», словом, национал-социалисты, как ни посмотри. 

Бурная интернет-активность альт-райт позволила им создать впечатление, что их много, но это не так. Тем не менее, разбираться и осушать это болото предстоит президенту Трампу. Предотвратить День саранчи, выступления погромщиков-неонацистов и погромщиков-антифа, гораздо важнее даже корейского кризиса. 

Как пишет Бен Шапиро, «Шарлотсвилль, Сакраменто, Беркли – мы наблюдаем в миниатюре повторение Веймарской республики с противостоянием чернорубашечников и красного насилия в реальном времени, причем под одними и теми же флагами. Как и тогда, осуждение лидерами зла белого превосходства альтернативных правых, злобности упертых марксистов и любого нарушения основных конституционных прав должно быть громким, решительным и мощным. Пока этого не происходит. Поэтому проблема будет усугубляться». 

И, отвечая на извечный еврейский вопрос, кто милее мне в защите моих конституционных и общечеловеческих прав, я отвечу: ЦАХАЛ и Израиль. Потому что, как доказывает не столь уж давняя история, на определенном этапе нацисты братаются с антифашистами и идут убивать евреев, а затем и прочих несогласных.

counter
Comments system Cackle