Под санкциями или без
Фото: Getty Images
Под санкциями или без

В свое время Израиль приложил немало усилий, чтобы предотвратить подписание ядерного договора с Ираном. Были задействованы самые эффективные дипломатические каналы; премьер-министр Нетаниягу произнес пламенную речь в Конгрессе США «через голову» президента Обамы, сильно разозлив последнего. Отчаянная и мало кому понятная борьба против ядерной сделки в немалой степени повредила имиджу еврейского государства в Западном мире. 

Когда договор все же был подписан в 2015 году в Вене, в Израиле это восприняли как серьезный удар по безопасности страны – и предательство со стороны Америки. Нетаниягу сравнил Венский договор с Мюнхенским сговором 1938 года, отдавшим Чехословакию на растерзание Гитлеру. С тех пор израильские политики и дипломаты неустанно повторяли, что сделка была страшной ошибкой и режим аятолл, избавленный от экономических санкций, обманывает Запад, тайно продолжая ядерные разработки и испытывая баллистические ракеты на глазах у всего мира. После выборов в США появилась надежда, что новый президент разорвет «дьявольскую сделку» - ведь именно это обещал Дональд Трамп в своей предвыборной программе. 

И вот Трамп сделал первый шаг к отмене договора, подписав закон о новых санкциях против Ирана. В ответ иранский парламент постановил выделить 520 миллионов долларов на развитие ракетной программы. Недавно переизбранный президент Хасан Роухани заявил, что Тегеран может разорвать Венское соглашение в одностороннем порядке, если против Исламской республики будут введены дополнительные санкции. «Мы вернемся к прежней ситуации в считанные часы», - пригрозил он. 

Напряжение нарастает, судьба ядерного договора висит на волоске – то есть, происходит именно то, чего хотел и добивался Израиль. Казалось бы, нам надо радоваться, торжествовать, напоминать миру о своей изначальной правоте… 

…Но причин для радости мало. Расторжение сделки может принести Израилю моральное удовлетворение, но не безопасность. Ведь после этого исламистский режим начнет интенсивно наращивать свою боеспособность во всех направлениях и без всякой оглядки на мировое сообщество. 

Как во время действия договора, так и до него, Тегеран действовал с некоторой осторожностью, пытаясь сохранить хорошую мину при плохой игре. Ядерные разработки объявлялись исключительно мирными, а инспекторы МАГАТЭ допускались на отдельные объекты. Санкции серьезно подрывали экономику страны, и аятоллы сделали ставку на их отмену – не случайно главой государства стал «президент-реформатор» Роухани. 

Однако ядерная сделка, хоть и пошла на пользу экономике, но не принесла ожидаемого процветания и по большому счету разочаровала иранцев. Оказалось, что жизнь под санкциями и без них не так уж принципиально различается. К тому же, если Иран рассчитывал на признание мирового сообщества и укрепление своего влияния в регионе легитимным путем, то эти надежды рассеялись после создания Трампом так называемого «арабского НАТО» - анти-иранской ближневосточной коалиции. Так что теперь никакие опасения и иллюзии не мешают иранским политикам дать зеленый свет ядерной и ракетной программам и создать угрозу не только для Израиля, но и для Европы. «Пусть нас лучше боятся, чем презирают» - под таким лозунгом Тегеран действительно может выйти из договора «в считанные минуты». 

Ситуация в Сирии только укрепила аятолл в убеждении, что на Ближнем Востоке успех достигается силой, а уступки приводят лишь к унижению. Благодаря военным действиям против ИГИЛ в союзе с Россией и армией Асада Иран усилил свои позиции. Финансовые послабления позволили ему перевооружить шиитские группировки в Сирии, Ираке, Ливане и Йемене. По мере вытеснения ИГИЛ в этих странах с высокой вероятностью закрепятся подразделения КСИР и верные Тегерану формирования вроде Хизбаллы. Получив контроль над огромной территорией, Иран постарается разместить на ней максимальное количество ракетных комплексов. Снабдить их ядерными боеголовками – всего лишь вопрос времени. Израиль пытается помешать этому, нанося удары по конвоям с иранским оружием, но нет гарантии, что все их удается отследить. 

Что касается процесса создания бомбы, то новые санкции его не остановят, как не могли остановить старые. Это доказывает пример Северной Кореи, которая много лет находилась под жестким международным бойкотом и тем не менее сумела не только получить оружие массового поражения, но и создать реальную угрозу ядерного конфликта. 

Точно так же ни санкции, ни их отмена кардинально не влияют на развитие иранской ядерной программы. Мир в целом оказался перед обескураживающим фактом: мирного пути остановить ядерную или иную глобальную опасность практически не существует. В июле 122 государства – члена ООН сделали очередную попытку избавиться от этой угрозы, выдвинув Конвенцию о международно-правовом запрете ядерного оружия. Однако ни одна из ядерных держав пока не собирается ее подписывать. Все они – от США до Пакистана - хотят сохранить ресурсы ядерного сдерживания. Более того, в ядерный клуб может вступить Германия, трезво оценивая новую политику США в отношении НАТО и защиты Европы. Современная политическая реальность такова, что ядерное оружие служит основной гарантией безопасности и инструментом внешней политики. 

Стоит ли в такой ситуации рассчитывать, что столь воинственное и амбиционное государство, как Иран, откажется от обретения ядерного потенциала? Венский договор, скорее всего, не будет расторгнут – ведь для этого нужно заручиться согласием его европейских участников. Угроза Роухани явно адресована им, и вряд ли кто-то захочет создавать в мире еще одну горячую точку на фоне северокорейского кризиса. Но работа Ирана над созданием атомной бомбы не имеет к этому договору никакого отношения – она так или иначе будет продолжаться. Поэтому Израилю нет особого смысла ждать расторжения ядерной сделки – безопасности оно не гарантирует.

counter
Comments system Cackle