Почему в интернете все такие злые?
Фото: Shutterstock.com
Почему в интернете все такие злые?

Троллинг, существующий столько же, сколько и сам интернет, с каждым годом становится все более агрессивным. Почти любая дискуссия рано или поздно «обогащается» теми, кто переходит на личности, причем делает это мгновенно и грубо. И чем больше мы общаемся в интернете, тем мощнее становится это явление. 

Шесть лет назад 25-летний британец Шон Даффи был осужден на два месяца тюремного заключения с последующим запретом на использование сайтов социальных сетей в течение пяти лет. Причиной стал его набег на страницу памяти 14-летней Наташи МакБрай, которая незадолго до этого бросилась под поезд. 25-летний Даффи, никогда не видевший и не знавший девочку, наводнил сайт издевательскими комментариями и картинками. Суд установил, что Даффи буквально охотился в сети на страницы погибших по разным причинам подростков и везде публиковал оскорбления.  Ни одного из этих ребят Даффи не знал и не встречал в реальной жизни. 

Этот случай был одним из первых, когда в судебном заключении прозвучало слово «троллинг». Тогда это поведение казалось экстремально жестоким, ведь трудно представить, что кто-то в реальной  жизни методично ходит на похороны детей и отпускает  там оскорбительные шутки. Но с тех пор многое изменилось, и шутки по поводу смерти в сети никого не шокируют.  Троллинг, существующий столько же, сколько и сам интернет, с каждым годом становится все более агрессивным. Почти любая дискуссия рано или поздно «обогащается» теми, кто переходит на личности, причем делает это мгновенно и грубо. И чем больше мы общаемся в интернете, тем мощнее становится это явление.

На заре интернета главной причиной онлайн-агрессии считалась анонимность. Однако с появлением социальных сетей и особенно фейсбука, где люди выступают под собственными именами, агрессии не убавилось. Скорее наоборот, ее объем стал зашкаливать. Психологи стали активно изучать этот феномен. Что меняет людей до такой степени, когда они оказываются в виртуальном пространстве? Почему те социальные тормоза, которые сдерживают их в повседневной жизни, перестают работать? Социологи и психиатры стали говорить о том, что проблема эта не менее важна, чем ограничение оружия и медицинское обслуживание, потому что речь идет о зависимости, и даже психологическом и ментальном здоровье. 

Но почему интернет так легко превращает нас в безумцев? 

Тому есть несколько причин. 

Во-первых, давно известно, что говорить гадости письменно гораздо легче, чем устно. И потому веками существовал такой эпистолярный жанр, как анонимные письма и доносы. Сейчас бумагу заменил экран, но суть осталась та же – на письме легче отделять себя: «мои слова – это не моя личность», что в устной речи почти невозможно. Тот же трюк мы подсознательно проделываем и вообще с пространством интернета: «это не настоящая жизнь и не настоящие люди». 

Во-вторых, диалоги в интернете происходят не в режиме реального времени. Ответ можно получить сразу, а можно через час или через неделю. А это только укрепляет абстрагирование: «я говорю это кому-то, где-то, и это будет прочитано когда-то», снимающее большую часть ответственности. 

В-третьих, каждый может выражаться длинными, никем и ничем не прерываемыми монологами. Между тем, в обычной жизни такое общение трудно себе представить (ну разве что в кино). Ведь в устной беседе мы всегда получаем  обратную связь и просто вынуждены как-то реагировать на нее. 

Кстати, механизмами обратной связи считаются не только слова, но и язык тела, интонации и взгляд. В университете Хайфы было проведено любопытное исследование под названием «Человеческое поведение и компьютер». 71 пара студентов была разделена на три группы. В первой группе люди в чате раскрыли свои имена, рассказали о себе (убран фактор анонимности). Во второй группе они могли видеть на экране фигуру собеседника сбоку (считывали язык жестов). А в третьей группе единственной информацией о партнере были глаза, крупно снимаемые камерой (а больше они ничего друг о друге не знали). Так вот, выяснилось, что минимальный уровень агрессивности в переписке был в третьей группе. Обратная связь в форме взгляда, сделали вывод исследователи, оказывается наиболее эффективной. 

В-четвертых, и это важно, в интернете до сих пор царит почти полная безнаказанность и отсутствие границ.  Здесь нет полиции, армии, судов, нет даже образцов поведения – не  к кому апеллировать, кроме своих сторонников. «Люди по своей природе склонны к агрессии, это надо признать, —  говорит психолог и семейный психотерапевт Елена Глозман. — Вспомните роман «Повелитель мух», автор которого Уильям Голдинг получил Нобелевскую премию по литературе. На острове оказываются благополучные мальчики из лучших английских семей, и что с ними происходит? Как только исчезают механизмы ограничения, начинают работать законы стаи и все заканчивается убийством двоих мальчиков». 

И, наконец, участие в этих «сражениях» дает многим чувство победы, хоть и фальшивое. Сегодня не так много в нашей жизни возможностей посоревноваться с кем-то, почувствовать себя сильнее физически или интеллектуально. Так что «диванные войны» в этом смысле очень соблазнительны. 

А Эдвард Вассерман, профессор в области этики журналистики Университета Вашингтон, обвиняет современные меди, которые показывают плохой пример. «К сожалению, популярные СМИ ради рейтинга предоставляют трибуну тем, кто высказывается наиболее яростно и агрессивно. Из политики манера ведения дискуссии переходит и в другие области жизни». 

Как реагировать на троллинг? 

Американский телеведущий Ноэль Эдмондс однажды обнаружил в фейсбуке страницу под названием «Кто-нибудь, убейте Ноэля Эдмондса». Он не стал обращаться в полицию, а выяснил имя одного из тех, кто ее создал – и позвонил с предложением встретиться. «Мы пожали друг другу руки, — рассказывал он потом журналистам, — парень признался, что был неправ, что алкоголь сыграл свою роль. Так что мы разошлись мирно». После этого Ноэль записал видео, где рассказывает об этой истории и об ответственности за свои слова. 

Конечно, трудно посоветовать всем, кто становится объектом нападок в интернете, проделывать такую работу. Но идея увидеть за сообщением реального человека и понять его мотивы схожа с тем самым экспериментом, где собеседники заглядывали в глаза друг другу. 

А мотивы могут быть разными. Если быть честными, мы все временами тролли. Это раньше считалось, что  интернет-троллингом занимаются особенные люди —  психопаты, неудовлетворенные жизнью одиночки, которые мстят всему миру.  «Сегодня доказано, что это не так – рассказывает Елена Глозман, — и это подтверждает одно из исследований, проведенное в Стэнфордском университете в 2017 году. Испытуемым для начала предложили пройти некие тесты. У одной группы тесты были легкие, у другой трудные. После этого и те, и другие были приглашены в чат, где они могли оставлять комментарии под постами, причем либо под своим именем, либо под вымышленным. Выяснилось, что те, кто проходил трудный тест, почти в два раза чаще оставляли агрессивные комментарии, используя анонимность. Это означает, что троллинг – вовсе не удел психопатов и лузеров. К такому поведению склонен любой человек, когда он ослаблен или уязвлен. 

Обратите внимание, когда у вас все хорошо, когда вы нормально себя чувствуете, вас любят и поддерживают,  вы и реагируете спокойно, даже если вас что-то задевает. Вы в состоянии сдержаться в ответ на грубость, ответить с юмором, у вас просто есть на это силы. Но если эмоциональных и психологических сил нет, если начальник наорал, в семье проблемы, вы устали и болеете — то вы ответите точно так же агрессивно. И ваши друзья, подписчики захотят поддержать, а значит, тоже будут высказываться резко. 

И когда, казалось бы, приличный интеллигентный человек вдруг пишет что-то резкое, не спешите отвечать ему. Возможно, он как раз ослаблен. Возможно, какое-то высказывание стало для него последней каплей в том, чего вы не видите. Возможно, вы задели его раны, и сам не понимая этого, он злится. Показательный пример —  все эти ссоры новых и старых репатриантов. Я много работала с семьями, и знаю, что травма, связанная с эмиграцией, неосознанно продолжает мучить многих даже спустя 30 лет. И когда кто-то из «новеньких» пишет что-то о сегодняшних проблемах, у «стареньких» это может быть попаданием в его собственную боль. Перед ним ставят зеркало, смотреть в которое ему тяжело. 

Нападки на публичных людей —  на журналистов, общественных деятелей, на любого, кто высказывает нечто новое и непривычное, это тоже объяснимо. Когда люди читают что-то, противоречащее их устоявшимся взглядам, их первая реакция будет: «Нет!». Никто не скажет: «Надо же, до того я все время думал неправильно». Вместо этого они громко кричат о том, что это пишут идиоты, которые ничего не понимают, потому что всегда было иначе. 

Но важно понимать, что эти импульсивные реакции вовсе не характеризуют их отношение к человеку, к автору. Их задевает то, что пишет автор, но они ходят за ним по сети, им нужна эта информация, и в какой-то момент они могут буквально встать горой за этого человека.  Я вижу это в повседневной жизни повсюду. 

Существует и банальная зависть, для которой в интернете благодатная почва, потому что мы все стараемся здесь выглядеть лучше, чем на самом деле. И вот женщина заходит с утра в соцсеть и видит, что ее одноклассница отдыхает в Монако. А она сама в этом году вообще никуда не поехала. Ведь мы сравниваем себя с людьми, что называется, своего круга, с равным себе стартом, образованием. Сразу появляется ощущение собственной несостоятельности, хотя это может быть совсем не так. И вот настроение испорчено, она пишет ядовитые комментарии, они собирают «лайки», то есть дают поддержку, поднимают упавшую было самооценку». 

Понимая все эти механизмы, вы всегда сможете контролировать ситуацию и выбирать способ реагирования. 

Что же будет дальше, если сейчас все так плохо?

Интернету всего лет тридцать, а такое широкое распространение он получил буквально в последние годы. И общество еще выясняет, что здесь приемлемо, а что нет. До сих пор люди адаптировали и использовали, каждый в своем понимании, нормы и шаблоны поведения в письменной речи. Но оказывается, что эти законы не подходят. Другая скорость реакции, использование картинок, видео и аудио – все это полностью меняет восприятие.

Так что обществу приходится медленно, совершая ошибки и принося жертвы, выстраивать правила поведения в интернете. Эти правила будут выработаны и обязательно появятся социальные институты, регулирующие эту область жизни. «Совсем недавно, пару лет назад, — рассказывает Елена Глозман, проработавшая около 20 лет школьным психологом, — в израильской системе образования началось системное обучение поведению в интернете. Детям показывают социальные ролики, рассказывающие об ответственности за высказывания в сети, проводятся тренинги. В полиции появились специальные отделы по преступлениям в интернете, специалисты оттуда приходят в школы и рассказывают об опасностях интернет-общения. Мы долго учили детей быть осторожными в реальной жизни, но теперь важнее объяснять, какие риски несет общение в соцсетях и чатах». 

Но не стоит думать, что изменение ситуации – дело исключительно государственное. Ни ограничения, ни уголовная ответственность, ни даже цензура не могут сделать того, что может общество. Троллинг и агрессия в интернете должны стать социально неприемлемым поведением – таким, как вождение в пьяном виде. Но, если садясь за руль нетрезвым человек опасается за свою жизнь, то в интернете могут сработать другие законы. Оказаться аутсайдером, не получать поддержки – вот что иссушает троллинг, лишает его главных жизненных соков. 

Ведь механизм распространения агрессии подобен вирусу, причем необыкновенно активному.  Один человек оставляет злобный комментарий, и все остальные негативно отзываются и на него, и друг на друга. При этом каждый ждет одобрения, призывает своих сторонников поощрять его «лайками». Агрессия раскручивает себя сама, вовлекая все новые жертвы. А дальше включается так называемая «теория разбитых стекол» (Broken Windows Theory), высказанная учеными еще в 1982 году. Согласно ей, асоциальное поведение и вандализм в какой-то из областей жизни порождает еще больший вандализм, поскольку общество закрепляет за этой областью подобный статус. (Пример – ситуация с английским футболом в 70-80-х годах. Статьи в прессе и общественное внимание только убеждали всех в идее, что английский футбольный стадион – место опасное, полное агрессии и насилия, и это лишь подпитывало вандализм). То же и в интернете. Читая комментарии, люди свыкаются с мыслью, что интернет – это помойка, и здесь можно писать все, что угодно. 

Хотя на самом деле мы все понимаем, что ни футбол, ни интернет сами по себе не рождают агрессии и злобы. Будучи самым великим изобретением 21 века, интернет объединил мир, сделал возможным такие вещи, о которых даже не мечтали наши родители. Мы общаемся с кем угодно и на любых языках, мы видимся с близкими на другом конце земли, совершаем виртуальные путешествия, читаем книги и делимся новостями, смотрим кино и спасаем жизни. Так неужели человечество настолько глупо, что предпочтет использовать эту гениальную штуку лишь для того, чтобы очередной раз устраивать войны?

counter
Comments system Cackle