Антикоррупционная тягомотина
Фото: mnenia.zahav.ru
Антикоррупционная тягомотина

Коррупционный запах от израильской общественно-политической жизни усиливается с каждым годом. Ощущение, что именно коррупционный сговор, тотальный «шахер-махер» является чуть ли не главным двигателем всей нашей политической системы. 

Во вторник, 8 августа, было предъявлено обвинение бывшему заместителю министра внутренних дел Фаине Киршенбаум. Почему именно сейчас? 

Одни говорят, что тайминг вызван приближающимися выборами. Другие утверждают, что это связано с необходимостью оттенить скандал вокруг Нетаниягу и его супруги. Третьи - связывают с делом Дери. Четвертые говорят, что с делом так долго тянули, поскольку Фаина Киршенбаум, Давид Годовский и прочие фигуранты дела сразу же после его начала ушли из публичной политики. И интерес к ним упал на порядок. Ведь, как известно, любое уголовное дело у нас - это «тик тикшорет» (медийное дело). И интерес СМИ влияет на темпы расследования. 

Сегодня это воспринимается как еще одно коррупционное дело, которое, в отличие от прочих, хотя бы дошло до стадии обвинительных заключений. 

Наконец-то дошло 

Почему «наконец-то»? Потому что наши правоохранительные органы доблестно обязались, когда в декабре 2014 года было арестовано почти полсотни человек, что всем им будут предъявлены обвинительные заключения до начала мая 2015 года. 

Именно этим объяснялась срочность - необходимость проводить аресты и допускать утечки непосредственно во время предвыборной страды, «ковать железо пока горячо». А еще сообщалось, что арестам предшествовала годичная или полуторагодичная работа полиции. Поэтому следствие готово, во всеоружии. И сейчас все пойдет как по маслу. 

И вот… Не прошло и трех лет, как, наконец, правоохранительные органы разродились обвинительными заключениями. Правда, их значительно меньше, чем ожидалось. Экономический отдел прокуратуры представил в окружной суд Тель-Авива по, так называемому «делу 242», обвинительное заключение в отношении всего 10 человек. Нет многих имен, которые очень активно обсуждались в прессе. Нет многих побочных ветвей этого дела. Что случилось? Развалились по ходу? Отсохли? 

Почему бы полиции, которая так спешила с утечками в прессу, не сообщить, чем они руководствовались, отказываясь от прежних версий? 

Нас успокаивают: может быть будет вторая порция обвинительных заключений. Стоп! Может? Или будет? И неужели с 2014 года вы не разобрались? 

Всеобщность и безнаказанность 

Я не знаю, коррумпирован ли Нетаниягу, замешана ли в грязных делах его жена, брал ли в очередной раз взятки Арье Дери, что суд решит о вине Фаины Киршенбаум и Давида Годовского. Исходя из презумпции невиновности, они для меня невиновны, пока не будет доказано обратное. 

Но есть вещи, которые я знаю точно. Коррупционный запах от израильской общественно-политической жизни усиливается с каждым годом. Ощущение, что именно коррупционный сговор, тотальный «шахер-махер» является чуть ли не главным двигателем всей нашей политической системы. 

Общая уверенность, что коррумпированы все, все нечисты на руку - имеет обратную сторону. Парадокс «Короля Лира»: если «Виновны все!», то «Нет в мире виноватых!». Если все коррумпированы, если все так делают, то кого и за что судить?! 

И главная ответственность за это ощущение лежит именно на израильской правоохранительной системе, которая обязана бороться с коррупцией. Борется она из рук вон плохо. 

А годы проходят… 

Коррупционные дела у нас длятся год, а иногда и десятилетия. Общество уже успевает вынести свой приговор, усомниться в нем, снова утвердиться. А потом… дело, которое шло много-много лет, даже не передают в суд, поскольку кто-то с кем-то где-то там как-то договорился. 

А коррупционные дела - они по самой своей природе требуют тонкости и незамедлительности. Возможные свидетели, которые в момент совершения предполагаемого преступления, работали в той или иной канцелярии, ведомстве, организации, через пять или десять лет, учитывая текучесть нашей политической жизни, чехарду министерских назначений и коалиционных перестановок, уже успели поменять несколько мест работы. К моменту дачи показаний в суде они не только обстоятельств дела, они своей прежней должности и сослуживцев не помнят. Для них это плюсквамперфект - давно прошедшее время. Время - после которого уже было другое время. Должность - после которой были другие должности. Сама длительность разбирательств по определенным делам - делает невозможным доказать что-либо в суде. 

Выигравшие и проигравшие 

Все это отнюдь не безобидные игры. «Коррупционеров не жалко» - скажете вы. Но именно коррупционеры главные выгодополучатели от такого рода ведения дел. 

А теперь представьте, что под такой маховик попадет человек некоррумпированный. Не обязательно политик, ведь в начале громких дел людей хватают десятками. Представьте себе, что человек, который не имеет коррупционных источников доходов, скорее всего с началом следствия лишится работы, станет потенциально невостребованным, долгие годы должен будет содержать адвоката, чтоб защищаться в деле, которое никуда не спешит. 

Одним из побочных следствий «дела 242» стало уничтожение портала ИзРус. 

Дело ИзРуса 

В декабре 2014 года полиция арестовала владельца и главного редактора сайта ИзРус Александра Гольденштейна. Затем были арестованы счета сайта. Сайт без денег, без движения денег, без расчетов с налоговиками, без оплаты труда сотрудников, без оплаты хостинга, без получения денег работодателей, без оплаты коммуникационных услуг… Сайт так существовать не может. 

Я несколько раз приходил на заседание суда по делу Александра Гольденштейна и сайта ИзРус. Первое посещенное мной заседание напоминало театр абсурда. По закону, банковский счет можно заморозить в том случае, если его владелец подозревается в торговле наркотиками или отмывании денег. 

Судья спрашивал представительницу полиции:

- В Ваших же документах нет даже намека на такие подозрения. Вы подозреваете сайт в отмывании денег? 

Полицейская честно отвечала, что они… еще не знают. Дело очень большое. С множеством ответвлений. Полиция перегружена расследованием. Поэтому, пока они будут напряженно думать, пускай деньги, которые лежат на счету, будут заморожены. 

- Сколько времени им нужно?

- Много. 

Из выступления представительницы полиции понятно, что сайт подозревается в том, что на журналистом сленге именуется «джинсой» - публикациями в пользу партии НДИ, за которые партия рекомендовала различным государственным структурам размещать рекламу на сайте. 

И еще подозревается, что деньги были несоответствующим образом финансово оформлены в отчетности. Происходило это, исходя из слов представительницы полиции, в то время, когда ИзРус возглавлял Михаил Фальков. На вопрос судьи: считает ли полиция, что «деньги (не очень большие, честно сказать), находящиеся на счету сайта и личном счету Александра Гольденштейна получены незаконным образом? То есть вот эта сумма за эту публикацию, а эта за эту?», представительница полиции честно сказала, что они не знают. После чего стала носить на стол судьи секретные материалы, ознакомившись с которыми судья сказал: «Но ведь тут этого нет?!». 

Представительница полиции снова начала рассказывать, что дело, которое они расследуют огромно и трудно подъемно, имеет множество побочных линий, речь идет об огромных суммах… а поэтому нужно разбираться со всем. А в этом «всем» дело ИзРуса далеко не самое главное. 

На вопрос «вызывали ли Гольденштейна для дачи показаний по вопросу отмывания денег?», полиция ответила отрицательно, сославшись на отсутствие времени. Полиция перегружена расследованием. 

Короче сайту стало работать абсолютно невозможно. ИзРус был продан концерну «Едиот Ахронот». Потом концерн открыл собственный русскоязычный сайт - газеты «Вести». А сайт ИзРус был закрыт, поскольку два русскоязычных сайта концерну не нужны, а сайт «Вестей» до сих пор сильно проигрывает ИзРусу по всем параметрам. 

В опубликованном сегодня списке людей, которым будет предъявлено уголовное заключение Александра Гольденштейна нет. Дай Бог и не будет…

counter
Comments system Cackle