Голый король
Фото: Getty Images
Голый король

Израильское руководство видит в мире с Иорданией стратегический актив, начисто игнорируя его высокую цену, растущую враждебность Абдаллы и возможный крах правящей династии, который мгновенно превратит мирное соглашение в чек без покрытия. 

Все те, кто формирует и определяет политику Израиля: от главы правительства до самого последнего чиновника, от начальника генштаба вплоть до самого младшего офицера, Моссад, ШАБАК, полиция - все как один, начиная с октября 1994 года, постоянно говорят о значимости мира с Иорданией. Все они утверждают, будто речь идет едва ли не о важнейшем достоянии страны, приводя, при этом, в качестве аргументов следующие серьезные доводы: 

1. Безопасность. Граница с Иорданией у Израиля самая длинная. И королевство тщательно поддерживает спокойствие по всей ее длине, предотвращая попытки враждебных Еврейскому государству элементов проникнуть в Израиль. Если бы не мирное соглашение, Израиль был бы вынужден прилагать огромные усилия для защиты этой границы. 

Израиль рассматривает Иорданию в качестве буферной зоны, отделяющей его от хаоса, царящего в Ираке и Сирии, а также от Ирана. Таким образом, получается, что само существование Иордании служит безопасности Израиля. 

Исходя из предположения о том, что радикальные элементы враждебны обеим странам, армии Израиля и Иордании осуществляют тесное сотрудничество, включающее встречи между офицерами, обмен информацией и совместные действия в районе границы. Более того, согласно некоторым источникам, на протяжении 2014-2016 годов, когда ИГИЛ угрожал вторгнуться в Иорданию, у Израиля даже была некая роль в охране северо-восточных границ королевства. 

2. Политические соображения. Иордания является второй арабской страной, подписавшей мирный договор с Израилем, и тем самым доказавшей, что Израиль может быть принят на Ближнем Востоке, а ее прежние противники способны заключить с ней мир, вопреки своим прежним решениям.

Король Иордании Хусейн был участником хартумской конференции, отказавшей Израилю в признании, но в итоге признал Еврейское государство и заключил с ним мир, как прежде поступил Египет. Отсюда напрашивается вывод, что любая арабская страна, в конце концов, может достичь мира с Израилем. 

3. Экономические аспекты. Между Израилем и Иорданией сложилась разветвленная структура экономического сотрудничества, развивающаяся главным образом в трех направлениях.

Во-первых, это сделки на миллиарды долларов по продаже газа, добываемого в израильском прибрежном шельфе, иорданской электрической компании. 

Во-вторых, это, так называемые, квалифицированные промышленные зоны (Qualified Industrial Zones), позволяющие использовать американо-израильские соглашения о свободной торговле и связывающие израильские инвестиции и иорданскую работу с американскими потребителями. 

Эта модель обеспечивает заработком тысячи иорданских семей. 

И в-третьих, это совместные проекты, вроде канала, соединяющего Мертвое и Красное моря, а также проекты в сфере туризма, авиасообщений, торговли и академического образования. В университетах Иордании обучаются тысячи израильских студентов из арабского сектора, а дипломы иорданских ВУЗов признаны в Израиле. 

В обмен на признание Израиль предоставил иорданской хашимитской династии, особенно королю Хусейну, исключительный статус в исламских святых местах в Иерусалиме, прежде всего в мечети Аль-Акса. 

Это положение наделило короля Хусейна, а теперь и его сына Абдаллу важным, с точки зрения исламской традиции, признанием, особенно необходимым в свете отсутствия у происходящей из Хиджаза хашимитской династии достаточной легитимации в глазах некоторых бедуинских кланов, а также палестинских арабов, составляющих большинство населения королевства. 

Британцы создали Трансиорданский эмират еще для Абдаллы I - прадеда нынешнего короля. Однако, Хашимитская династия по-прежнему воспринимается многими жителями королевства, как чужеродная, что служит постоянным источником оспаривания легитимности ее власти. 

Именно поэтому, король вынужден платить зарплату сотням чиновников иерусалимского Вакфа. 

Еще одно обязательство, взятое на себя Израилем - это ежегодная поставка Иордании 50 миллионов кубометров пресной воды. Предполагалось, что вода будет поступать из Кинерета, но из-за засухи и резкого понижения уровня воды в озере, Израиль передает Иордании дорогую в производстве опресненную воду, обеспечивающую в итоге, значительную часть сельского хозяйства королевства в Иорданской долине. 

Перечисленные выше аргументы создают ощущение, что мир с Иорданией успешен, очевидно, гораздо в большей степени, чем с Египтом, с которым у Израиля есть куда меньше сотрудничества в вопросах, не связанных с безопасностью. 

При этом, цена, которую Израиль платит за этот мир - статус в Иерусалиме и поставки воды, кажется, не слишком высокой и вполне доступной. Одним словом, сторонники мира с Иорданией убеждены, что он служит интересам Израиля, а потому властные структуры в Еврейском государстве едины во мнении о том, что сложившуюся ситуацию необходимо сохранять всеми силами. 

Так, где же тут ошибка? 

 

Зыбкая основа власти 

Первый и важнейший из аспектов, начисто игнорируемых Израилем, заключается в том, что мирное соглашение с Иорданией полностью зависит от продолжения существования нелегитимной Хашимитской династии. 

При этом, и в самой Иордании, и за ее пределами, есть немало тех, кто убежден, что нынешний король Абдалла II станет последним в династии королей Иордании. 

Что произойдет после этого? Есть несколько возможных сценариев. Начиная от захвата власти группой военных, то есть местных бедуинов, которые подчинят страну и население, большая часть которого является палестинскими арабами, и вплоть до гражданской войны, ведущей к распаду Иордании и возникновению государства палестинских арабов на северо-западе страны, то есть в районе, где они составляют большинство населения. 

Хорошо известно, что большинство палестинских арабов выступает против мирного договора с Израилем. Как вследствие признания, которое это соглашение обеспечило Еврейскому государству, так и из-за обвинений в том, что оно не включило возвращение так называемых «беженцев 1948 года» в пределы Израиля, и даже не предоставило им компенсаций за оставленное имущество и годы страданий в лагерях беженцев. 

Большинство живущих в Иордании палестинских арабов рассматривают мирное соглашение с Израилем, как договор, подписанный не ими, а королем Хусейном. А потому, вовсе не считают себя обязанными соблюдать его. 

Именно поэтому большинство профессиональных союзов Иордании - адвокатов, журналистов, врачей и других, не позволяют тем, кто в них состоит, сотрудничать с Израилем. Большинство членов этих профсоюзов - палестинские арабы, считающие мирный договор с Израилем не более чем предательством, совершенным по отношению к ним королем Хусейном. 

Поэтому все соглашения, которые Израиль заключил с Иорданией и вся та цена, которую он продолжает за них платить, стремясь сохранить их в силе, потеряют смысл в день, когда там разразится бунт, или когда убийца, а может террорист-смертник покончит с королем. Весь многоярусный карточный домик, выстроенный вокруг монарха Израилем, немедленно обрушится, а договора станут вчерашним днем. 

Тот же, кто сменит короля, если даже и сумеет сохранить целостность Иордании, переоценит ситуацию заново и предложит Израилю приобрести старый мир снова, но уже за гораздо более высокую цену. И если это будет палестинский араб, он потребует «возвращения» значительного числа «беженцев 1948 года» в пределы Израиля, не в государство палестинских арабов, которое к тому времени, может статься возникнет, а внутрь границ 1948 года. 

Король хорошо понимает, что вероятность покушения на него, такого же точно, как, когда палестинский араб убил его прадеда в 1951 году в Иерусалиме, более, чем реальна. 

Не случайно, что его личная гвардия, хорошо вооруженная и несущая службу день и ночь, укомплектована не из арабов, а из представителей живущего в Иордании черкесского меньшинства, происходящего родом с Кавказских гор. Будучи этническим меньшинством, они не претендуют на власть, не стремятся подчинить страну своему контролю, а потому король не опасается того, что они его убьют или отравят. 

Опасаясь палестинских арабов, составляющих большинство в стране, король держит их вдалеке от армии, полиции, МИДа, но главным образом, от службы внутренней безопасности и разведки. 

В правительстве же и в парламенте есть лишь несколько представителей палестинских арабов, служащих «фиговым листком», скрывающим реальное положение дел. При этом, большинство жителей королевства называют себя «палестинцами», а не иорданцами. С их точки зрения, «иорданцы» - это бедуины, к которым они, «палестинцы» - феллахи (крестьяне) и жители городов относятся с презрением. 

Палестинские арабы являются главным экономическим двигателем Иордании. Именно они составляют большинство торговцев, промышленников, бизнесменов, адвокатов, бухгалтеров, журналистов, работников СМИ вообще, представителей академических кругов и искусства. И они, как правило, избегают любого контакта с Израилем. 

Король принимает их позицию по двум причинам. Во-первых, он просто не в состоянии вынудить их признать мирные соглашения и вести себя иначе. Во-вторых, стремясь показать Израилю, что из-за противодействия палестинских арабов, мир вовсе не гарантирован, а потому, Еврейскому государству следует платить за него еще и еще, дабы ни король, ни израильские интересы бы не пострадали. 

 

Отец пришел с соболезнованиями, сын же освободил убийцу 

Цена, которую Израиль выплачивает за сохранение договора, на самом деле, огромна. 

Во-первых, Израиль поддерживает статус, предоставленный королевской династии в Иерусалиме, хотя ни в одной другой стране мира нет ничего даже близко похожего на эту ситуацию, в которой одно государство предоставляет другому исключительное положение в собственной столице, в самом святом для своего народа месте. 

В 1994 году, когда этот прецедент был установлен в мирном соглашении, Израиль мог не опасаться короля Хусейна, поскольку тот ненавидел Арафата и разделял израильскую позицию о невозможности создания государства палестинских арабов. Статус, который Израиль предоставил королю на Храмовой горе, как раз, и должен был воспрепятствовать захвату места Арафатом или израильским исламским движением. 

Сегодня король Абдалла полностью изменил прежнюю иорданскую политику, он стал рьяным сторонником создания государства палестинских арабов в горах Иудеи и Самарии, которое бы возвышалось над Израилем и могло бы угрожать всей территории Еврейского государства. И поскольку, есть более чем реальная опасность захвата власти в таком государстве ХАМАСом, фактически, король добивается возникновения стратегической угрозы для Израиля. 

Свою враждебность в отношении Израиля, король Абдалла наглядно продемонстрировал в последовательной цепи недавних событий. Так, в марте, он освободил иорданского солдата Ахмеда Дакамса, хладнокровно убившего в 1997 году семь еврейских девочек школьниц из Бейт-Шемеша, бывших на экскурсии на «Острове мира» в Наараим. 

Отец Абдаллы - король Хусейн, сам прибыл тогда в Бейт-Шемеш, чтобы выразить свои соболезнования родителям убитых девочек. Сын же, теперь освободил убийцу. Чем заплатил король за нанесенный таким образом Израилю ущерб? Да ничем… 

Кроме того, Иордания постоянно действует против Израиля на международной арене, прежде всего в ЮНЕСКО и Совете по правам человека в ООН, где Израиль сталкивается с непрерывными попытками делигитимации. 

Иордания проталкивает и поощряет резолюции, отказывающие Израилю в признании еврейского наследия в Иерусалиме. Тем самым, она стремится подорвать историческую и религиозную основу Еврейского государства, заставить мир принять позицию, согласно которой Израиль является всего лишь рудиментом британской колониальной политики и должен быть упразднен, вернув «Филистин» своим историческим хозяевам, то есть палестинским арабам. Абдалла, как и палестинская администрация надеется, что если удастся оторвать Иерусалим от государства Израиль, евреи утратят надежду и уступят страну арабам. 

Создание государства для палестинских арабов, которое станет угрозой для Израиля и в конечном счете приведет к уничтожению еврейской страны, превратилось сегодня в стратегическую цель короля Абдаллы, желающего таким образом избежать превращения самой Иордании в государство палестинских арабов. 

Если такое государство возникнет на горах Иудеи и Самарии, король сможет изгнать туда около полутора миллионов «палестинских беженцев», потомков тех, кто бежал в 1948 году, а также сотни тысяч тех, чьи предки пересекли Иордан с запада на протяжении последних семидесяти лет. 

Демографическое давление, возникающее внутри такого государства, преобразуется в давление террористическое, которое, в свою очередь, превратит в ад жизнь израильтян. Именно этого развития событий и добивается король Абдалла. Поэтому он согласует свои шаги и действия в равной степени, как с Абу Мазеном, так и ХАМАСом. Его цель - ликвидация Еврейского государства, ради спасения своей династии и сохранения власти в Иордании. 

Здесь уместно напомнить, что как раз те самые израильские политики, начисто лишенные понимания ситуации и ответственности, которые предоставили Иордании без каких-либо условий и временных ограничений исключительный статус в Иерусалиме, именно они в силу своей политической близорукости и притащили в свое время из тунисской помойки террориста Арафата. 

Именно они наделили его почти готовым государством в самом сердце Страны Израиля. В этой сборной глупцов ключевые позиции были у Шимона Переса, Йоси Бейлина и Алона Лиэля, увлекших вслед за собой Рабина в зловещую и опаснейшую для государства Израиль политическую ловушку под названием процесс Осло. 

 

Обманчивое временное спокойствие 

Вопреки мирному договору с Израилем, Иордания не прекращает своих попыток добиться ликвидации Еврейского государства, с помощью создания государства палестинских арабов. 

Хуже всего, однако, то, что политический истеблишмент Израиля напрочь отказывается осознавать эту ситуацию и упорно продолжает со всей тщательностью соблюдать мирное соглашение, лишь для того, чтобы обеспечить спокойствие вдоль иорданской границы и дотянуть так до ближайших выборов. 

Каждый политик ясно знает, что если в его каденцию отношения с Иорданией ухудшатся, поверхностные и тенденциозные СМИ обвинят его в том, что именно он разрушил «мирный» договор, за что ему, вероятно, придется заплатить политическую цену на выборах. И потому, политики продолжают поддерживать тактическое спокойствие, игнорируя стратегическую угрозу самому существованию страны, заключенную в сохранении мирного договора с Иорданией. 

Если бы израильские лидеры осознали бы угрозу, исходящую от Абдаллы, они бы могли воспрепятствовать его разрушительной деятельности против Израиля, скрывающейся под маской военного и торгового сотрудничества. Но краткосрочные тактические выгоды предпочтительнее для них, нежели трудоемкие решения долгосрочных стратегических проблем. И за это поведение мы все платим высокую цену, как, например, во время недавнего кризиса в Иерусалиме. 

Король Хусейн был сторонником продолжения существования Израиля и не подрывал наши позиции в Иерусалиме, поэтому мир с ним в целом был полезен. Абдалла полностью изменил стратегию своего отца и упорно добивается ликвидации Еврейского государства, чтобы на его руинах создать арабское. 

Теперь, когда злодейские цели короля Абдаллы стали очевидны, у Израиля нет иного выбора, кроме как выстроить свои отношения с Иорданией заново. Так, чтобы в итоге превратить Иорданию всю или частично в государство для палестинских арабов, поскольку именно они являются в ней большинством. 

Альтернатива этому - возникновение такого государства на территории Израиля со столицей в Иерусалиме, по крайней мере, в его восточных кварталах, станет стратегической угрозой всему дальнейшему существованию еврейской страны. И нет ни малейших причин для того, чтобы народ Израиля, вернувшийся на Родину после двухтысячелетнего изгнания, заплатил бы своей страной за сохранение Хашимитского семейства, привезенного британцами из Хиджаза, чтобы править самой надуманной и искусственной в мире страной - Иорданией. 

Д-р Мордехай Кейдар, МИДА 

Перевод Александра Непомнящего

counter
Comments system Cackle