Иран стремится к гегемонии в регионе
Фото: Getty Images
Иран стремится к гегемонии в регионе

Беседа с доктором Разом Цимтом о ситуации в Иране после подписания "ядерного соглашения". Доктор Цимт - иранист, сотрудник Института стратегических исследований.

- Как Вы оцениваете экономическое положение Ирана после подписания соглашения о ядерном урегулировании? 

- Если говорить об экономике, а это самый важный аспект соглашения Ирана с ведущими державами мира, соглашения, призванного открыть Иран для иностранных инвестиций и улучшить положение в стране, то можно сказать, что общая картина неоднозначна. Можно отметить улучшения: доходы государства от продажи нефти за рубеж резко выросли, кроме того, было заключено нескольких крупных сделок, в том числе с компанией "Боинг", европейскими авиакомпаниями и с французской энергетической компанией Total, что, конечно же, открыло поток иностранных инвестиций в Иран.

Но, несмотря на экономический рост в 4%, следует отметить, что большинство европейских компаний еще не готово войти на иранский рынок. Европейцы опасаются американской реакции. К тому же иранская экономика страдает от внутренних проблем, коррупции и чрезмерно сильного вмешательства Корпуса Стражей Исламской революции. Верно сказать, что несмотря на определенное улучшение ситуации, кардинальных изменений пока нет, и жизнь простых граждан не стала лучше.

Что же касается военного уровня и способности Ирана влиять на положение в регионе, то прямое влияние ядерного соглашения здесь малозаметно, а способность Ирана оказывать влияние на других связано, скорее, с изменениями, происходящими в соседних странах. 

- После подписания соглашения о прекращении огня в Сирии, у Ирана появилась возможность укрепить свои позиции на Голанах. Верно ли это утверждение? 

- Это не совсем точно. Важно понимать, что основная деятельность Ирана в Сирии, как прямая, выражающаяся в присутствии около тысячи бойцов, в основном, из Корпуса Стражей Исламской революции, так и опосредованная – через так называемых "посланников" Ирана: "Хизбаллу", шиитские милиции из Афганистана, Пакистана и Ирака, ведется значительно больше на юге Сирии, а не на Голанах. Соглашение о прекращении огня в южной Сирии призвано оттеснить Иран и "Хизбаллу" из района Голан. Кстати, все их попытки укрепиться в этом районе были пресечены ЦАХАЛом. Однако в других частях Сирии проиранские формирования чувствуют себя достаточно свободно. Тегеран вложил огромные средства и силы в спасение режима Асада, и его сложно будет вытеснить из этой страны, особенно, пока Россия и Иран одинаково представляют себе будущее Сирии. 

- Каковы основные задачи, реализации которых добивается Иран в Сирии? 

- Во-первых, он хочет укрепить свое влияние ради сохранения режима Асада. Сегодня это кажется менее проблематичным, чем ранее. Именно для этого Иран вошел в Сирию и поощрял ввод российских войск. Асад является лучшим и, похоже, единственным союзником Ирана в арабском мире. Еще одна цель – это продолжение помощи "Хизбалле". Для этого Ирану также нужна Сирия. "Хизбалла" представляет для Ирана огромную ценность, особенно для возможного противостояния с Израилем. На официальном уровне Иран заявляет, что действует против террористов в Сирии, т.е. ИГИЛа, но к этому следует относиться скептически, т.к. нам известно, что основная деятельность Ирана ведется против повстанцев. 

- Можно ли утверждать, что Иран пытается создать шиитскую ось в регионе, непрерывность территорий, контролируемых шиитами? 

- Нужно сделать четкое разграничение между намерениями и возможностями. Конечно, Ирану очень хотелось бы закрепить свое влияние повсеместно. Он использует любую возможность и любую слабость арабских стран, региональный хаос и т.п. Тегеран использует посредников для усиления собственного влияния, у него есть интерес создать шиитский "пояс" от Ирана, через Ирак и Сирию, и до Ливана, что позволит легче перевозить оружие и усилить свое экономическое влияние в регионе. Проблема в том, что Иран не действует напрямую, не завоевывает территории, не посылает свои войска (за исключением Сирии) в другие страны.

Это проблематично, поскольку посредники не всегда хотят того же, что и Тегеран. Кроме того, в этом регионе Иран не является единственным фактором влияния. Для создания подобной оси необходимо содействие Ирака, где у Ирана есть некоторое влияние, особенно среди шиитских милиций, но там есть и другие силы, например, курды, Турция, американцы, даже внутри шиитской общины есть разногласия. То же самое происходит и в Сирии. Именно иранцы поощряли ввод российских войск, но с появлением России именно она стала там доминирующей силой. Турция также принимает участие в решении сирийской проблемы, в борьбе с ИГИЛом, вместе с курдами, русскими и американцами. Ирана же там нет. Вот почему следует делать различие между мечтой Ирана о шиитской оси и реальными возможностями этой страны. 

- Поддерживает ли Иран по-прежнему террористов ХАМАС? 

- На протяжении долгих лет Иран, тем или иным образом, поддерживает ХАМАС. Однако ХАМАС является отличным примером того, что посредники не всегда будут действовать в соответствии с целями своих боссов. Пять лет назад, с началом гражданской войны в Сирии, ХАМАС, в качестве суннитской организации, которой важно сохранить свою независимость, заявил о противостоянии Асаду, о своем переходе в суннитский лагерь, под опеку Саудовской Аравии. Именно тогда возник кризис в отношениях между Ираном и ХАМАСом, который продолжается по сей день. Он стал даже глубже, после того, как ХАМАС поддержал Саудовскую Аравию и ее атаки на Йемен. Но даже во времена кризиса Иран продолжает оказывать поддержку военному крылу ХАМАСа и, в последнее время, пытается наладить отношения с руководством организации.

Эти попытки взаимны. Всего несколько дней назад прошла встреча между высокопоставленным представителем Ирана и делегацией ХАМАСа в Ливане. В эти дни делегация ХАМАСа находится в Тегеране, поговаривают, что в ближайшее время Хание прибудет в Тегеран. Так что, мы видим попытки справиться с кризисом в отношениях. А помощь Ирана ХАМАСу непременно будет продолжаться. Но и в этом случае иранцы не могут делать все, что им угодно. Раньше они свободно пересылали вооружение в Газу, а сегодня большинство каналов перекрыто. Египет не сотрудничает с ХАМАСом, Судан прервал отношения с Ираном, так что ограничений тут также достаточно.

counter
Comments system Cackle