Собибор: историки в недоумении
Фото: Getty Images
Собибор: историки в недоумении

Печерский пробыл в Собиборе всего три недели. За это время был разработал план - не только побега, массового побега, но и восстания, и возмездия палачам. Это единственное в истории Третьего рейха удачное восстание в лагере, потому что они убили эсэсовцев и вырвались. 

Опять международный скандал, связанный с историей Второй мировой войны. Польша отказала России в праве на участие в создании мемориала на месте лагеря Собибор. 4 года назад польское правительство пригласило Россию присоединиться к проекту увековечивания памяти, вместе с Израилем, Нидерландами и Словакией. Москва была готова внести и финансовый вклад в создание обновленного мемориала. Сейчас поляки дали задний ход. Историки в недоумении. Ведь легендарное восстание - единственный успешный мятеж в нацистском лагере уничтожения за историю Второй мировой возглавил именно военнопленный красноармеец - еврей Александр Печерский. 

Есть правда истории, которая, как правило, не совпадает с ритуалом и политическим нарративом, который выгоден официозу той или иной страны. Но даже если рассматривать историю как политику, опрокинутую в прошлое… то и тогда хотя бы немного совести надо иметь. 

Знакомьтесь, Александр Аронович Печерский 

Печерский сообщает о себе в воспоминаниях: «Я родился в 1909 в городе Кременчуге на Полтавщине. В 1915 году родители мои переехали в Ростов-на-Дону. Я закончил семилетку и музыкальную школу. Работал служащим и руководил театральными и музыкальными кружками самодеятельности. 

В первый же день нападения гитлеровской Германии на Советский Союз я, как младший командир, был призван в Красную Армию. В сентябре на фронте я был аттестован как интендант второго ранга и сначала работал в штабе батальона, а затем в штабе полка. 

Лето и осень 1941 года. Беспрерывные бои с напирающими полчищами немецко-фашистских армий. Из одного окружения выходим, в другое попадаем. В начале октября 1941 года, после тяжелых боев под Вязьмой попал в лапы гитлеровцев. 

В плену заболел сыпным тифом. Всех военнопленных, больных тифом, немцы обычно расстреливали. Я сумел скрыть свою болезнь и как-то чудом остался жив. В мае 1942 года вместе с четырьмя пленными пытался бежать, но нас поймали и отправили в штрафную команду в город Борисов, а оттуда в Минск. 

В Минск мы прибыли в конце лета 1942 года. В лагере, в лесу, нас было несколько сот человек. В один из августовских дней нас выгнали из бараков и построили в шеренгу по два для отправки в Германию. Перед отправкой произвели медицинский осмотр и обнаружили, что я еврей. Кроме меня было выявлено еще восемь евреев». 

«Не дождетесь» 

Он попал в еврейский погреб «лесного лагеря» в Минске. 

- Отсюда, - сказал полицейский, охранявший подвал, - одна дорога - только на тот свет. - И с пьяным смехом добавил: - Это лишь прихожая преисподней. В настоящий ад попадете попозже. Другого пути из этого погреба нет. 

Лишь на пятый-шестой день удалось прилечь на пару часов на голой сырой земле благодаря тому, что больше половины пленных уже вынесли ногами вперед. Но когда охранник предложил: «Вы нам уже надоели, но нет приказа вас расстрелять. Может, хватит вам мучиться, давите друг друга…», - Печерский бросил ему в ответ: «Не дождетесь». 

В трудовом лагере Сашко Печерский, по совету машинистки, записался столяром, хотя никогда прежде не столярничал. Служащего убили бы сразу. Снова готовил побег. Потом узнал, что расстреляли каждого пятого в группе из сорока человек за побег двоих. Потом был отправлен в лагерь уничтожения Собибор. 

Фабрика смерти 

Столяров и плотников отделили от прочих. Остальных людей из эшелона уничтожили сразу: «Вдруг мы почувствовали, что стало трудно дышать. Более чем на полкилометра расстилался черный густой дым. В воздухе появились языки пламени, поднялся страшный шум. Гоготали сотни гусей». 

Лагерь использовался почти исключительно для уничтожения евреев, в основном из восточной части Польши и из оккупированных германской армией районов Советского Союза, а также из Чехословакии, Австрии, Нидерландов, Бельгии и Франции. Среди жертв Собибора было некоторое число военнопленных-неевреев, а также цыган. Всего, по приблизительным оценкам, в лагере было уничтожено около 250 тысяч человек. 

Согласно показаниям начальника гауптшурмфюрера Ф. Штангля, по прибытии очередной партии жертв у них изымали багаж, после чего приказывали раздеться, стригли женщинам волосы и загоняли тех, кто мог ходить, в газовые камеры, замаскированные под душевые и вмещавшие по пятьсот человек. Процедура умерщвления длилась 15 минут. На ликвидацию транспорта из 30 товарных вагонов с тремя тысячами человек нужно было три часа. Иногда газовые камеры работали по 14 часов. 

Статья Павла Антокольского и Вениамина Каверина в «Черной книге» так описывает ситуацию в Собиборе: «Особенно был страшен берлинский боксер Гомерский, хваставший тем, что убивает человека с одного удара. Зато другой сентиментальный немец обходил голых детишек, обреченных на смерть, гладил их по головкам, совал конфеты и бурчал: 

«Здравствуй, милочка. Только смотри, не бойся, все будет хорошо». 

Восстание 

А далее Каверин и Антокольский пишут: «И вот в этом страшном месте, реальность которого, как она ни документирована все же кажется диким вымыслом больного мозга, на этой испоганенной немцами земле 14 октября 1943 года произошло восстание, кончившееся победой заключенных… После восстания собиборский лагерь был уничтожен». 

Печерский пробыл в Собиборе всего три недели. За это время был разработал план - не только побега, массового побега, но и восстания, и возмездия палачам. Несмотря на нехватку оружия, заключенным удалось убить двенадцать эсэсовцев и тридцать восемь охранников-украинцев. Это единственное в истории Третьего рейха удачное восстание в лагере, потому что они убили эсэсовцев и вырвались из лагеря. 

Реальный подвиг и мифология 

Если мы говорим о правде истории в отношении великого героя Александра Печерского - руководителя единственного успешного восстания в нацистском лагере уничтожения за историю Второй мировой, то эта правда, в ее цельности и полноте, не будет устраивать ни одну из стран, которая претендует сегодня на его подвиг. 

Тогда мы будем должны сказать, что в то время как в США о восстании в Собиборе снимали фильмы, в СССР да и в постсоветской России Печерского в мифологизированный пантеон героев не включали. У героя подкачала пятая графа… 

И после развала СССР в России продолжалась линия замалчивания трагедии и сопротивления, катастрофы и героизма в годы войны как еврейского народа, так и советских военнопленных. А Печерский был и евреем и военнопленным. 

Тогда мы должны будем сказать, что книга составленная Ильей Васильевым: «Александр Печерский: прорыв в бессмертие», изданная в 2013 году, в которую включены мемуары Александра Ароновича Печерского и поэма М. И. Гейликмана «Люка», была опубликована тиражом всего 100 (сто!) экземпляров. И это в нынешней России, где существует буквально культ Великой отечественной войны и ее героев, где министр культуры Мединский завывает о необходимости почитать «мифы, которые стали реальностью» и называет «кончеными мразями» людей, которые пытаются оспорить правдивость некоторых эпизодов российской истории, связанных со Второй мировой войной. Но Мединскому нужны именно мифы, а не реальные герои… 

В реальной истории реального героя Александра Печерского нужно упомянуть и то, что после возвращения к своим, он попал в штрафники, «смыл вину кровью», получив тяжелое ранение. Нужно рассказать, что он попал под раздачу в годы борьбы с космополитизмом. Что ему запретили заниматься творческой профессией, что он вынужден был трудиться рабочим на заводе, что пенсия его была нищенская - 60 рублей. И когда американцы сняли фильм о нем, то его не выпустили на премьеру. 

Неудобный герой 

Печерский неудобный герой и для Украины, поскольку уничтожал украинских националистов, прислуживавших гитлеровцам, и во время восстания, и в партизанском отряде. 

Он не удобен полякам, поскольку его воспоминания рассказывают не только о поляках, которые помогали (с риском для жизни) бежавшим из Собибора, но и тех, что сдавали их немцам. 

Другой организатор восстания Леон Фельдгендлер попал в еврейский партизанский отряд и вместе с советскими войсками летом 1944 года вошел в освобожденный Люблин, но был убит поляками-антисемитами из Армии Крайова. 

Историографиям стран Восточной Европы трудно со многими фрагментами из книги Печерского. Например, с таким: 

«Восемнадцатилетняя девушка из Влашима, идя на смерть, крикнула на весь лагерь: 

- Вам за все это отомстят! Советы придут и с вами, бандитами, рассчитаются беспощадно. 

Ее забили насмерть прикладами». 

Вот такая политически неграмотная чешская девушка, не знакомая с будущей концепцией «двух оккупаций» и рассуждениями о том, что советский социализм тождественен гитлеровскому нацизму. 

«У нас есть черная папочка…» 

Не особо почитают Печерского и других героев восстания в Собиборе и в Израиле. В прошлом году, во время конференции, посвященной преподаванию истории евреев Российской империи и СССР в израильской школе (которая была устроена мэрией Рамат-Гана совместно с «Институтом по изучению русского Израиля»), многие говорили о том, что в израильской школе, особенно в последние годы, все меньше и меньше упоминается история еврейской общины, которая сыграла решающую роль в возникновении сионистского проекта и Государства Израиль. Другие возражали, что израильские школьники не только плохо знают историю евреев Минска и Пинска, Харькова и Одессы, но плохо знают историю вообще, а географию знают еще хуже. 

Основатель и директор организации «Орим ле-Цабарим» Вика Штейман рассказывала, как занимаясь академическим исследованием темы преподавания Холокоста европейского еврейства на территории Советского Союза, она предложила нескольким школам прийти и рассказать в День Катастрофы о том, что она знает, показать фотографии, видеоматериалы. 

«Зачем?!» - говорили ей учителя, директора и координаторы.

Вику честно не понимали: «Зачем?! У нас есть черная папочка, где написан сценарий мероприятия. Там есть все. Все о чем надо говорить. Там есть стихи, которые надо читать. Все песни, которые надо петь. Мы по этому сценарию и проводим ритуальные мероприятия уже несколько десятилетий. Есть черная папочка с желтой звездой. Зачем что-то менять?!». 

Штейман пыталась доказать, что можно рассказать и о другом. Можно рассказать не только о восстании в Варшавском гетто, но и о единственном успешном восстании в нацистском лагере смерти Собибор, которое возглавил советский офицер Александр Печерский. «Хотите, я расскажу про Дробицкий яр? Хотите, я расскажу про еврейский партизанский отряд братьев Бельских?». Все это наталкивалось на непонимание. «Зачем?!». 

Вика Штейман говорит: «Что получается в результате? Учительница, приехавшая из Киева, ведет на мероприятие, посвященное Холокосту, детей из Харькова и Одессы, чтобы только смотреть за тем, чтоб они не улыбались во время церемониальных ритуалов, которые их совершенно не волнуют». 

Об этом говорили и выступавшие на конференции Нора Амзельт и Саша Клячкина: в наших школах, в нашей системе образования, знание материала подменяется «ритуалом». Церемония («текес») - подменяет понимание. Это происходит, к сожалению, не только с темой Холокоста. 

Историю евреев Российской империи и СССР наши дети должны изучать в израильской школе, чтобы не стать «людьми без корней». Не быть Манкуртами - это, конечно, важно. Но есть то, что важнее. 

Зачем вообще нужно изучать историю? Изучение истории - это не только рассказывание баек, сопровождаемых моральными выводами. Изучение истории - нужно для понимания того, как работают механизмы, как изменяются вещи, что происходит с людьми при резких поворотах, из чего, как и что вырастает. Историческое событие - это не только повод для праздничного или траурного мероприятия, но и проблема для вдумчивого размышления. Для получения дополнительных сведений и нового обсуждения. История - это не только повествование, но и проблема, о которой надо думать, хотя бы потому, что история не закончилась. И наши дети изучают ее, как люди, отправляющиеся к морю, изучают плавание. Им это нужно не только для ритуальных нужд. Им через историю плыть. 

Но в черной папочке с желтой звездой нет места для смысла. Только для ритуала….

counter
Comments system Cackle