Никто не превращает конфликт в религиозный, он всегда был таким
Фото: Getty Images
Никто не превращает конфликт в религиозный, он всегда был таким

Системная ошибка левого подхода проявила себя и в последнем кризисе на Храмовой горе: в то время как либерал пытается найти решение, приносящее наименьшее страдание всем сторонам, мусульманского фанатика этот аспект просто не волнует.

В отчаянной попытке остановить арабское насилие из-за размещения металлодетекторов при входах на Храмовую гору, израильские представители распространили документ, демонстрирующий использование саудитами аналогичных детекторных систем в Мекке и Медине, по поводу существования которых не возражает и не устраивает беспорядков ни один мусульманин. Похоже, они  полагали, будто местные мусульмане согласятся на то, чтобы евреи проверяли их, точно так же, как паломники в Мекке не возражают против их досмотра саудитами. 

Наивное предположение правительства о том, что металлодетектор в Иерусалим равнозначен металлодетектору в Мекке, попросту абстрагировалось от двух базовых аспектов. 

Во-первых, саудиты – мусульмане, здесь же речь идет об евреях, согласно Корану, являющихся "сынами обезьян и свиней", а также "убийцами пророков", на которых "лежит гнев Аллаха", и чья религия "дин баталь", то есть ложна. И потому, мусульманам нет никакой возможности принять ситуацию, при которой евреи будут проверять "верующих" мусульман, чья вера является единственной "дин хак", то есть истинной. 

Во-вторых, исламский мир признает гегемонию саудовской династии над Меккой и Мединой, но нет и тени признания им еврейской власти над Храмовой горой. 

Однако неизбежный провал правительства в этой истории стал следствием куда более глубоко заблуждения, основанного на либеральном подходе, преобладающем в образе мысли значительной части израильского общества, как, впрочем, и в целом на Западе. 

Это либеральное мировоззрение, по существу светское, утверждает, что религия в современном мире роли не играет, а если и имеет какое-то значение, то мы, то есть светские западные либералы, все равно можем пренебречь, как самой религией, так и ее адептами, институтами, законами и уложениями. 

Таким образом, господствующий в либеральных кругах подход отказывается признать за религией то всеохватывающее и пронизывающее все сферы жизни положение, которое она на самом деле занимает в нашем регионе. Вместо этого, они пытаются объяснять исламскую агрессию земными факторами, как "оккупация", "угнетение", бедность или безработица. 

Либерал не способен, хотя, возможно просто и не хочет, осознать, что в мире есть люди, чье понятийное пространство в корне отличается от его собственного. Либерал лучше успокоит себя словами, вроде тех, что были сказаны мне депутатом от партии МЕРЕЦ Иланом Гилоном в ходе одного из диспутов: "Все хотят стать счастливее и уменьшить страдания". Все, с точки зрения депутата Гилона, — это и мусульмане, и верующие евреи. И здесь он просто напрочь игнорирует тот факт, что для верующих, религиозные предписания куда важнее личного и коллективного счастья, а преуменьшение страданий занимает самые нижние позиции в порядке приоритетов. 

Каждый раз, когда я даю интервью в СМИ, я стараюсь убедить собеседника в том, что основа нашего конфликта с соседями – религиозна, поскольку с точки зрения ислама, иудаизм – это "ложная религия", и потому евреи обязаны жить под "милосердным" мусульманским покровительством, а не обладать собственным суверенитетом. 

Вдобавок, на это религиозное основание наслаивается и национальный аспект. Наши соседи вообще не признают евреев как народ, рассматривая нас исключительно в качестве религиозных общин, обязанных разъехаться обратно по странам своего исхода. 

Наша территория – Страна Израиля, это, в их понимании, "Филистин", принадлежащая исламу со времен первых завоеваний в седьмом веке. В ислам, как известно, есть входной билет у каждой страны мира, а вот возврата нет. И потому, захват "Филистин" носителями "ложной религии", которые даже народом не являются, не может быть признан истинными мусульманами ни в каком варианте. 

Но каждый раз, когда я пытаюсь разъяснить в СМИ все это целостное "отсутствие легитимности" Израиля с точки зрения мусульман, я наталкиваюсь на стандартную реплику: "не превращайте национальный и территориальный  конфликт в религиозный!" 

Так, будто это я превращаю его в религиозный конфликт. Но может быть, все же основой для религиозного конфликта является именно ислам, а не я? 

Те, кто интервьюируют меня, в большинстве своем светские либералы, чувствуют себя абсолютно беззащитными перед религиозной аргументацией, поскольку у них нет ни когнитивных, ни эмоциональных инструментов для решения вопросов, связанных с религией, особенно если это еще и приносит им страдания. Поэтому, они не готовы согласиться даже с самой попыткой описать конфликт в религиозном аспекте. 

Не сбивайте их фактами 

Предостерегать израильское общество от "соскальзывания конфликта в религиозную плоскость" обожает Ципи Ливни, для которой это предостережение стало едва ли не мантрой, произносимой всякий раз, когда у нее перед носом оказывается микрофон. Вообще говоря, я бы ожидал от талантливого и респектабельного адвоката, занимавшего в прошлом ключевые посты в израильском правительстве, лучшего знакомства с материалом, из которого сложены стены ненависти и враждебности, возведенные вокруг нас врагами, более глубокого осознания той доминантной роли, которую играет религия в их системе ценностей. 

Но, в конце концов, Ципи Ливни в своем заблуждении совсем не одинока. На мой взгляд, большинство израильтян, считающих себя либералами или светскими людьми, страдают от того же самого предрассудка. Они лишены интеллектуальной и эмоциональной способности увидеть мир глазами религиозного верующего человека, направляющего свою жизнь, а в случае ислама, и свою смерть, в соответствии с тем, что, как он верит, "Восседающий на небесах", ожидает от него. 

Шимон Перес, Йоси Бейлин, Алон Лиэль и многие другие либералы полагали, что соглашения Осло сметут на обочину мусульманскую ненависть к государству Израиль. 

Как мы помним, в те "веселые дни Осло" они любили повторять, что "Арафат (по их мнению, светский человек) разберется с ХАМАСом и "Исламским джихадом" (религиозными исламскими террористическими организациями) без Верховного суда и без "Бецелем" (правозащитной организации)". Они верили в то, что Арафат тоже либерал, светский, прогрессивный и современный, ну в точности, как они сами. Ведь он говорил такие красивые слова, сидя с ними за одним столом. И так красиво им улыбался… 

Эта убогость либерального представления о мире характерна, отнюдь, не только для израильских либералов, но в изобилии встречается также в США и Европе. Многие в западных странах отказываются верить в то, что массовая миграция мусульман на Запад собирается подчинить их исламу, даже если этот процесс займет десятки или сотни лет.  И эта правда об исламской миграции написана самими мусульманами во многих книгах, брошюрах, толкованиях, интервью и даже на транспарантах. Западному либералу даже не нужно было бы особенно усердствовать, чтобы найти соответствующие материалы. Но зачем ему пытаться разрушать свои либеральные теории фактами? 

Когда либералы пытаются управлять миром, большая часть которого по-прежнему привязана к традициям и религиям, прежде всего,  к исламу, неизбежным результатом станет лишь длинная цепь ошибок и катастроф, влекущая мир в пропасть. Страны Запада и среди них Израиль обязаны пробудиться от своих либеральных иллюзий по поводу окружающей их настоящей реальности, в которой религия играет главенствующую роль. Даже если такая реальность противоречит либеральным ценностям, на которых выросли и были воспитаны целые поколения философов, ученых, специалистов в области права и политиков. 

И чем скорее, мы пробудимся, чем скорее поймем, на чем основана ценностная шкала традиций и религий, чем скорее осознаем реальность такой, какая она есть на самом деле, тем легче нам будет и справиться со стоящими перед нами серьезными и грозными вызовами. 

Д-р. Мордехай Кейдар, МИДА 

Перевод Александра Непомнящего

counter
Comments system Cackle