Шефтеля разделали как цуцика
Фото: Reuters
Шефтеля разделали как цуцика

Ничего не поделаешь – если судить по результатам, адвокат Йорам Шефтель дело Эльора Азарьи проиграл вчистую, и своими последними высказываниями ситуации не улучшает. 

Шефтель взял на себя защиту Азарьи после его осуждения первой инстанцией военного трибунала, сделал пару заявлений о предыдущих адвокатах, и тем самым сразу напомнил мне слесаря, которого несколько лет назад мы наняли заменить сантехнику в ванной. Он все осмотрел и сказал: "Какой безрукий делал это?" Пришлось оправдываться - мы понятия не имеем, кто, купили квартиру в таком виде. Все раскритиковав, себя тем самым как бы представив наилучшим спецом, он взялся за работу. Потом я видел, как он полдня потратил на то, чтобы установить сложное душевое приспособление, поскольку просто не знал, как это сделать грамотно. (Я, совершенно далекий от этих дел, сразу понял, что нужно сначала прибить верхний шуруп, повесить на него душевое приспособление, посмотреть, где в результате окажется нижнее отверстие, прибить в этом месте второй шуруп - и дело с концом. Работы на четверть часа). Наш критик сделал с точность наоборот – прибил нижний шуруп, и потом полдня пытался угадать точку, куда прибить верхний шуруп. Сделал в этом месте три отверстия – все неточно. В результате там в стене все разворочено, благо – скрыто от глаз. Живем надеждой, что в один прекрасный момент все это не рухнет нам на ноги. Он допустил еще несколько ляпов, которых не было у прежнего слесаря. 

Вот и Шефтель сейчас мне кажется таким вот сантехником, который критикует, а сам далеко не совершенен. 

Во-первых, Эльору Азарье вообще не следовало подавать апелляцию в военный арбитражный суд, постараться договориться с командирами о минимальном наказании. Шефтель самоуверенно заявил, что победит – и проиграл по полной. Его счастье, что Эльору не прибавили сроку (это из-за волны протеса в народе, не из-за талантов адвоката).

Неужели Шефтель не знает, что его клиенту в этой апелляции изначально ничего не улыбалось? Все эти военные прокуроры и судьи военного суда тоже люди-человеки, думают о своей будущей карьере после службы, путь наверх для них проложен их предшественниками: получить назначение в окружной суд, возглавить прокуратуру страны, попасть в Верховный суд. Ни на одну из этих должностей они не смогут претендовать без покровительства СМИ,

И поэтому заранее было ясно, что они вынесут приговор с оглядкой на СМИ. 

Точно так же нет сейчас у Азарьи шансов в Верховном суде. И там сидят люди смертные, туда вообще назначают людей, прошедших строгий отбор СМИ, а кроме того – им хочется дослужить без проблем. Кому в радость вдруг увидеть в газете журналистское расследование о себе, о члене своей семьи? Нет, с прессой лучше не ссориться, ее лучше не раздражать. 

Насколько я могу судить, сейчас Шефтель понял, что апелляция в Верховный суд – дело безнадежное. И тут он совершил еще одну ошибку, тактическую. После того, как начальник генштаба Гади Айзенкот, получив вердикт апелляционного суда, четко сказал: Пусть Азарья не подает больше апелляций, обратится к нам, и мы взвесим его прошение со всей серьезностью, Шефтель вдруг выступил с заявлением: "Если начгенштаба сделает конкретное предложение, мы подумаем". 

Не знаю, что вы слышите в этом заявлении Шефтеля, я между строк прочел: "Ладно, я проиграл, готов с вами договариваться".

Айзенкот – человек умный, тоже понял это, и тут же вместо туманного: "Взвесим со всей серьезностью", выставил свои очень жесткие условия: Азарья должен признать свою вину, он отсидит часть срока. 

На деле после совета-обращения Айзенкота Шефтелю следовало поступить иначе. В душе согласившись, что шансов в ВС нет (а, возможно, там еще добавят – база есть, часть судей апелляционного суда требовала ужесточить наказание; был прецедент – президенту Кацаву после его апелляции полтора года Верховный суд заменил на четыре), нужно было  кричать: "Я сумасшедший, мне плевать, я иду в ВС!" А кого-то постороннего послать тихо договариваться за кулисами. Айзенкот пошел бы на уступки. Он знает, чем закончится апелляция в ВС, он знает, кто там сидит. Он не ВС боится; он не хочет сердить народ, который стеной стоит на Азарью. Он ведь тоже подумывает о карьере после армии – и для начгеншабов есть накатанная дорожка: в депутаты, министры обороны, а потом – чем черт не шутит, и в премьеры. Одной поддержкой СМИ премьерства не получишь, нужны еще и народные голоса на выборах.

Убежден, что выбери Шефтель верную тактику, договорились бы с Айзенкотом на довольно приемлемых для Азарьи условиях: раскаяние, месяц на "губе". А теперь… Оба варианта плохи для Азарьи – и апелляция в ВС, и жесткие условия Айзенкота. 

А последние оскорбительные клички в адрес Айзенкота, допущенные Шефтелем, только снижают шансы на более-менее мягкий вариант соглашения с армией. 

Если адвокат просто хотел попиариться за счет этого процесса – то он поступил очень нехорошо, да и какая уж реклама, когда проигрываешь дело. 

А что касается Эльора Азарьи… Я уже писал об этом полтора года назад, на русском и иврите и повторяю: Он никакой не герой. Он совершил ошибку (допускаю, что из самых лучших побуждений), навредил той самой идее, которой, на первый взгляд, хотел послужить, дал повод всему мировому юдофобству лишний раз обвинить Израиль в военных преступлениях. Он не сильно виноват, нужно было просто выгнать его из ЦАХАЛа, заявив, что такое поведение недопустимо в самой нравственной армии мира. 

Особо подчеркиваю для тех, кто уже принялся строчить отзывы: это статья не о политических взглядах моих персонажей, я знаю, что Шефтель один из немногих, кто придерживается правой повестки дня на радиоканале, где у него есть своя передача, он бесстрашно громит "левых", когда его изредка приглашают в телестудии. Она – о Шефтеле-адвокате, который проиграл вчистую дело, за которое взялся. 

Сейчас это же напишу на иврите, начну с известной пословицы, которую перефразирую: "Яфа штика ла-хахамим, каль ва-хомер – ла-орхейдиним мафсидим".

"Молчание к лицу мудрецам, а тем более – проигравшим адвокатам". В оригинале концовка пословицы звучит так: "каль ва-хомер ла типшим" – а тем более – глупцам. 

А парня жалко. 

**** 

И (как говорят на русском новоязе) чтобы не вставать два раза: 

Бравые вояки под юбкой у журналистов

Председатель коалиции Давид Битан подверг резкой критике ШАБАК, обвинив наших контрразведчиков в трусости.

И сразу вся пресса обрушилась на него с упреками: Как он смеет? На святое? 

Думаю, здесь произошла небольшая путаница. Святым все же остается не контрразведка, а избранная народом власть. И Битан – ее полноправный представитель. Как и Регев. И Амсалем. И Элькин.

И это верно – именно им отдали люди голоса. Да, не все избиратели, но в демократии иначе нельзя – в период от выборов до выборов правит тот, кто получил хотя бы на один голос больше.

Сегодня ты подвергаешь сомнению их мандат на том основании, что ты за них не голосовал – завтра подвергнут сомнению твой мандат.

И в демократии именно служивые люди – сотрудники ШАБАКа, выполняют указания политиков, а не наоборот. Потому что политиков избрал народ, а служивых назначили.

Скажет ШАБАК или Начгенштаба, что воевать не нужно, а правительство скажет "нужно" – делают то, что скажет правительство. Скажет генштаб, что нужно развязать войну, а министр обороны (даже если министр – женщина, как в Японии и еще где-то) скажет "нет" – на войну не пойдут. Так это работает. Госслужащим (контрразведчики, генералы – тоже госслужащие) следует изложить в закрытом кабинете свои соображения, выслушать решение правительства, взять под козырек и исполнять. А не бежать ябедничать прессе на непослушное им правительство.

Несогласный служивый может подать в отставку, баллотироваться в Кнессет и, став министром, вести иную политику.

Иначе за что генералы и ШАБАКи боролись, на то и напорются. Более того, иначе всю страну может ждать катастрофа.

В 1917 году командующие пяти (их всего пять и было) фронтов направили императору Николаю Второму пять телеграмм с требованием отречься.

Он это выполнил – и где оказались все эти генералы через пару лет? И где оказалась Империя?

Нельзя было им вмешиваться в тот конфликт между Думой и Императором. Ну, в лучшем случае - мягко посоветовать ради интересов России найти компромисс.

Битан имеет все права заявить, что ШАБАК, возможно, больше заботится о своем покое, чем о дальнесрочных интересах страны. Не исключено, что правы те, кто предлагает именно сейчас пойти на обострение, и что это воздастся в будущем.

Не исключено, что все эти победы арабов – пирровы. Посмотрите, как "счастливо" живут вокруг нас арабские страны, в которых нет еврейской власти.

Есть разногласия, легитимно высказывать все точки зрения. Одно бесспорно и однозначно: в демократии служивые подчинены политикам (а-де́рег а-микцои́ кафу́ф ла-де́рег а-медини́).

И еще деталь: если и когда (не приведи Господь!) к власти придут левые, все эти ШАБАКи и генералы рта не посмеют раскрыть в несогласие с ними. Пресса именно их тут же размажет, напомнив этот вот святой принцип демократии, который я вам сейчас изложил. Их карьера будет погублена навсегда.

А сейчас они бравые вояки против Нетаниягу - с подстраховкой в виде СМИ…

Во избежание недоразумений: я не знаю, в чем и на каком основании политик Битан обвиняет ШАБАК. У меня нет достаточных сведений. Моя статья не об этом. Она о том, что пресса набросилась на Битана за то что он воспользовался своим правом политика покритиковать госслужащих.

Лично я не считаю, что ШАБАКом в этой истории (требование уступить арабам на Храмовой горе) движет трусость. Я предполагаю (у меня нет всех данных) что во главе ШАБАКа сейчас стоит человек с такими взглядами: "лучше уступить". Если у правительства другая политика, а глава ШАБАКа отказывается беспрекословно выполнять указания правительства, оно должно его уволить, но ведь пресса такой вой поднимет… Непросто все это…

yuramedia@gmail.com

counter
Comments system Cackle