Чем опасны зоны безопасности
Фото: Reuters
Чем опасны зоны безопасности

Мир придет с юга, надеются инициаторы соглашения о прекращении огня в Сирии. Хотя ситуация в провинциях Дераа, Кунейтра и Сувейда далеко не спокойна, контролировать ее легче, поскольку основные цели джихадистов сосредоточены на севере. На ситуацию влияет также присутствие рядом жестко реагирующей на провокации израильской армией. 

Создание зон безопасности и планы их распространения на всю территорию Сирии обсуждались на встрече в Аммане между представителями США, России и Иордании и параллельно – Трампом и Путиным на переговорах в ходе саммита G20 в Гамбурге. Этому предшествовала долгая подготовительная работа, включавшая консультации с Израилем и Турцией. По сути, речь идет о масштабном проекте "Сирия после ИГИЛ". 

В идеале достигнутые договоренности практически полностью соответствуют стремлению Израиля создать буферную зону у северных границ. Кроме того, они означают снятие с повестки вопроса о Голанских высотах: в нынешнем положении Асад не осмелится требовать назад Голаны, а международное сообщество не будет настаивать на их возвращении. Даже арабские страны – в первую очередь Саудовская Аравия и Иордания - предпочтут, чтобы на Голанских высотах находились солдаты ЦАХАЛа. Сохранение неделимой Сирии под управлением Башара Асада для Израиля тоже было бы оптимальным решением: обескровленный сирийский режим еще долгие годы не сможет угрожать еврейскому государству. 

Но говорить о дальних перспективах еще рано. Главная проблема в том, что разгром халифата – практически единственная объединяющая всех цель. Дальше начинается зона самостоятельных, порой взаимоисключающих интересов. Россия настаивает на территориальной целостности Сирии, США стремятся изолировать Иран, Израиль и Иордания заботятся о безопасности своих границ, курды и Турция остаются врагами. И это только противоречия между союзниками, а ведь существуют еще Иран, Хизбалла и различные радикальные группировки, как аффилированные с ИГИЛ и Аль-Каидой, так и никому не подчиняющиеся. 

После беседы Путина и Трампа в Гамбурге американский госсекретарь Тиллерстон отправился в Турцию, где ему предстоит непростой разговор с президентом Эрдоганом. С одной стороны, участие Анкары совершенно необходимо для обеспечения режима безопасности в Сирии. С другой – США поддерживают курдов, которые мечтают основать свое государство на севере Сирии. Мало того что это намерение противоречит договоренности о сохранении сирийского суверенитета – против него решительно настроены турки. Эрдоган видит в курдском государстве прямую угрозу своей стране и уже предупредил: "мы этого не допустим". Со своей стороны, курды, опасаясь, что их снова предали и обманули, могут перестать выполнять все соглашения. Столкновения между курдскими и турецкими военными в Сирии происходят уже давно и могут перерасти в полномасштабную войну, которая распространится также на Иракский Курдистан. 

Само прекращение огня может быть нарушено в любую минуту. Нет гарантии, что его будет соблюдать даже армия Асада. Американцы не зря предупредили, что не станут молчать при повторном применении сирийцами химического оружия – информация о таких планах существует. 

Кстати можно вспомнить, что в прошлом году Москва и Вашингтон уже договаривались о перемирии на схожих условиях, но осуществить его не удалось. 

Есть здесь и другие подводные камни. США и РФ взяли на себя официальные обязательства по обеспечению режима прекращения огня, но кто будет осуществлять его на практике? Глава МИД РФ Сергей Лавров предлагает разместить в зоне деэскалации российскую военную полицию, но в Израиле хотят, чтобы эти территории контролировались американскими военными. Видимо, в Иерусалиме, несмотря на тесное сотрудничество, не вполне доверяют России. Впрочем, ни американцев, ни россиян пока здесь нет. Американские части стоят на иорданской границе, а на Голанах из нейтральных сил находятся только миротворцы ООН. 

США потребовали отхода КСИР и Хизбаллы от израильских границ, на чем постоянно настаивал Нетаниягу в своих беседах с Трампом и Путиным. В этой сделке "Асад в обмен на отступление Ирана" хорошо все, кроме того, что ее не согласовали с Тегераном. Характер отношений России и ИРИ, возможные рычаги воздействия Путина на аятолл – самая туманная сторона вопроса. Даже если союз России и Ирана распадется (к чему стремится Вашингтон), это не гарантия, что Иран и шиитские группировки откажутся от своих планов иметь плацдарм на юго-западе Сирии. 

Соглашение о прекращении огня сопровождается возобновлением сотрудничества США и России в сирийском конфликте да и вообще, похоже, на всех фронтах. Можно назвать это очередной победой Трампа по созданию всемирной антитеррористической коалиции. Однако Путин тоже выиграл немало – он практически заручился согласием Белого дома сохранить режим Асада и единую Сирию. Если теперь ему удастся убедить Тегеран выйти из сирийской игры и занять нейтральную позицию, региональные союзники США, в том числе и Израиль, лишатся такого мощного объединяющего фактора, как общий враг. Таким образом, с окончательным разгромом ИГИЛ "арабское НАТО", которое усердно формировал Трамп, может прекратить свое существование, что, в свою очередь, будет способствовать усилению российского влияния в регионе. Существенно сократятся основания для сближения Израиля с Саудовской Аравией и другими арабскими странами. 

Впрочем, эти опасения вряд ли сбудутся, поскольку трудно представить себе, что Иран согласится играть по общим правилам. Скорее будет наоборот; поэтому для Израиля опасность быть втянутым в конфликт выросла именно сейчас, в период прекращения огня. Для Хизбаллы и Ирана спровоцировать ЦАХАЛ на жесткие ответные действия, в условиях затишья более удобно, но главное – выгодно: "сионисты" не только будут вынуждены воевать, но и окажутся виноваты в срыве перемирия.

counter
Comments system Cackle