Пресса умалчивает о подробностях убийства в Париже Сары Халими
Фото: Getty Images
Пресса умалчивает о подробностях убийства в Париже Сары Халими

Франция пытается провести границу между терроризмом и преступлениями, совершенными в состоянии психического расстройства, усугубленного растущим антисемитизмом. 

На этой неделе адвокат и семья погибшей провели пресс‑конференцию, в ходе которой стали известны новые подробности о зверском избиении и убийстве 67‑летней Сары Халими, которое произошло 4 апреля в районе Бельвиль в Париже. Вопреки первоначальным сообщениям полиции и французской прессы оказывается, что убийца выбрал жертву именно из‑за ее национальности и декламировал строфы из Корана до и после убийства. Почему об этом не сообщили сразу? 

4 апреля в 4.25 Кобили Т., 27‑летний мусульманин африканского происхождения, торговец наркотиками и наркоман, постучал в дверь и, не дожидаясь, пока ему откроют, ворвался в квартиру соседей, иммигрантов из Мали. Он был так агрессивен и возбужден, что все семейство заперлось в ванной, а отец вызвал полицию. Через дверь им было слышно, как злоумышленник декламирует строфы из Корана. 

Трое полицейских приехали на вызов через 13 минут, но, по‑видимому, по ошибке отправились в другой дом. Тем временем Кобили Т. перебрался через балкон в квартиру Сары Халими, расположенную в соседнем доме. 

В 4.45 в полицию позвонили второй раз. На этот раз сосед жертвы сообщал, что из окна видит, как «муж избивает жену». «Это пожилая женщина, кажется, ей очень больно», - сказал он. Крики разбудили других соседей, и они тоже наблюдали за происходящим. По свидетельству одного из них, избиение выглядело «зверским». Другие сообщали, что слышали, как Кобили Т. выкрикивал: «Аллах акбар!» и «Заткнись, чертовка!» 

Шесть полицейских к тому моменту уже находились у двери семейства из Мали. Они думали, что происходит террористический акт, и потому ожидали отряд спецназа. Когда около 5.00 спецназ наконец прибыл, было уже поздно: Сара Халими была сброшена с четвертого этажа, ее лицо и тело были обезображены жестокими побоями. 

Убийца снова перелез через балкон, вернулся в квартиру семейства из Мали и продолжал молиться. Здесь он и был арестован в 5.35; при задержании он молился и не оказал сопротивления. В настоящий момент он проходит психиатрическое обследование. 

Семья Халими требует признать это убийство актом терроризма с применением пытки, а также признать антисемитизм отягчающим обстоятельством. Нет никаких сомнений в том, что это убийство было совершено на почве антисемитизма, однако квалифицировать его как террористический акт довольно сложно: все факты указывают на то, что Кобили Т. действовал импульсивно. Убийство Сары Халими имеет много общего с убийством Себастьена Селама в 2003 году, которое стало первым в длинном списке преступлений на почве антисемитизма во Франции. По случайному стечению обстоятельств оба преступления были совершены в районе Бельвиль. 

Убийство Себастьена Селама тоже было импульсивным: подобно Кобили Т., сосед Селама, знакомый с ним с детства мусульманин Адель Амастаибоу, выходя из подземной парковки, где только что совершил убийство, объявил, что ислам вдохновил его на преступление: «Я убил своего еврея, я попаду на небо». Как и Кобили Т., он был помещен в психиатрическую больницу, в то время как семья убитого требовала признать убийство преступлением на почве антисемитизма. Но адвокату Амастаибоу удалось с легкостью доказать, что и обвиняемый, и его мать в то время проходили серьезное психиатрическое лечение. 

Возможно, причиной неопределенности в отношении этих убийств является необходимость, с точки зрения властей и семей пострадавших, оценивать факты в соответствии с установленными категориями. Политически мотивированный террористический акт - это одна из категорий. Но в данном случае мы сталкиваемся с явлением намного более страшным - с чистым, неприкрытым импульсом ненависти, загадочным плодом психоза, который передается, как вирус, от одного убийцы к другому.  

К моменту убийства Себастьена Селама ненависть к евреям во французских предместьях вызревала в течение трех лет. Первую ячейку джихадистов, известную как «банда Бют‑Шомон» и ликвидированную полицией в 2006 году, создал имам местной мечети (братья Куаши, позже совершившие нападение на редакцию журнала «Шарли Эбдо», вышли именно из этой банды). 

Но несмотря на то что и убийства Селама и Халими, и террористические сети принадлежат, так сказать, к одной сфере, их вряд ли можно считать тождественными. Внезапный импульс к убийству трудно признать равносильным убийству тщательно спланированному, итогу многих месяцев подготовки и тренировки. 

Тем не менее следует понять, как антисемитский импульс становится основой и оправданием для последующей террористической деятельности. За год до очередного подъема терроризма, который продолжается во Франции до сих пор, в 2014 году число спонтанных актов агрессии против евреев достигло 800 - по два в день, а направлены они были против группы численностью 500 тыс. 

В феврале 2014 года в пригороде Лиона человек с молотком и металлическим прутом напал на соседку и ее дочь с воплем: «Грязные евреи, убирайтесь прочь в свою страну». В том же феврале в Тье в окрестностях Парижа на юношу напали двое мужчин: они отняли у него мобильный телефон и избили его с криками: «Грязный еврей, мы здесь евреев не любим, это не Израиль, это - Палестина!» В июне в Ницце молодая женщина с матерью подверглись нападению: совершенно незнакомый человек ударил девушку по лицу с криком: «Грязные евреи, грязные французы, мы все взорвем! Синагоги взорвутся, вы, суки!» Произошли десятки подобных случаев.

Не поразительно ли, что все исполнители терактов последних лет, начиная с братьев Куаши и заканчивая боевиками из театра Батаклан, во время нападений проклинали евреев и «сионистов» вне зависимости от того, были ли их жертвы на самом деле евреями или нет? 

Убийство Сары Халими произошло в последние дни предвыборной кампании. Как и в случае с убийством Себастьена Селама, французская пресса молчала. 

Материал любезно предоставлен Tablet

counter
Comments system Cackle