Израиль - Африка: дипломатический прорыв
Фото: Reuters
Израиль - Африка: дипломатический прорыв

Менее десяти лет назад сближение африканских стран с Израилем в ущерб интересам мусульманского мира казалась бы утопией. Сегодня это данность

Участие Биньямина Нетаниягу в саммите стран Западной Африки (ЭКОВАС) в Либерии и запланированный на октябрь в Того израильско-африканский саммит не на шутку переполошил Лигу арабских государств и, более всего, палестинцев, чувствующих, что теряют традиционную и, казалось бы еще недавно, гарантированную поддержку Черного континента. 

От участия в саммите отказался король Марокко Мухаммад VI, что, впрочем, не слишком встревожило африканских лидеров. Их сотрудничество с Израилем столь динамично и многогранно, что вряд ли ЛАГ сумеет изменить существующие тенденции. 

Вкратце стоит напомнить, как развивались отношения между еврейским государством и странами Черного континента. 

На протяжении десятков лет после войны Судного дня официальные контакты, по сути дела, были сведены к нулю. Виновны в этом были обе стороны. Под давлением арабов африканские государства расторгли все соглашения с Израилем, несмотря на многообещающее начало романа и экономические дивиденды, которые он сулил. Муаммар Каддафи, превративший Черный континент в свою вотчину, безжалостно пресекал любые контакты с Иерусалимом, и африканские лидеры предпочитали действовать через третьи страны, дабы не провоцировать сумасбродного вождя ливийской «Джамахрии». 

С другой стороны, израильский политический истеблишмент пренебрежительно и высокомерно относился к африканским странам, видя в них примитивные, коррумпированные и несостоятельные режимы, всецело зависимые от арабских покровителей и потому не представляющих интереса. Помимо этого внешнюю политику Иерусалима диктовала, мягко говоря, недалекая установка на сотрудничество исключительно с ведущими странами Запада и исключительно - в палестинском вопросе. Остальной мир, включая Дальний Восток, Латинскую Америку, Африку, Восточную Европу, Балканы и постсоветское пространство, был для отечественного МИДа «терра инкогнито». Вспоминали об «ойкумене» только во время очередного голосования в ООН по палестинской проблеме, чтобы тут же, впрочем, забыть снова. 

Первым, кто кардинально пересмотрел этот порочный курс, был Авигдор Либерман, занявший в 2009 году пост министра иностранных дел. Он выдвинул концепцию «многовекторной политики», направленной на развитие рабочих контактов со всеми странами, стремящимися к сотрудничеству с Израилем, и Африка, куда он совершил два турне, стала приоритетным направлением. 

Впоследствии Либерман признавался, что был немало поражен удивительно теплым и дружественным приемом, который встретил во многих африканских странах: Кении, Гане, Эфиопии, Нигерии, Анголе, Руанде, Коте-де-Ивуар. 

«Лидеры этих государств признавались, что удивлены и разочарованы безразличием, которое проявлял по отношению к ним Израиль» - сказал он. Он обнаружил, что руководителей этих и других государств мало беспокоит «палестинская проблема», зато они крайне заинтересованы в израильских инвестициях, инновациях - в медицине, сельском хозяйстве, хай-теке, оборонных технологиях, а также в военной сфере. 

Было очевидно, что Африка, с ее гигантскими ресурсами, обладает безграничным потенциалом для сотрудничества, а традиционные предрассудки и стереотипы в отношении Черного континента безнадежно устарели: многие африканские народы выбрались из трясины нищеты и хронических племенных конфликтов, став на пути интенсивного развития. 

Однако на новом пути они столкнулись с новой для себя угрозой - агрессивным исламом. Некоторые из государств превратились в излюбленную мишень террористических группировок. В Уганде исламисты, будучи незначительным меньшинством (около 12%), запугивают христиан, поджигая церкви и убивая мусульман, перешедших в христианство. В Нигерии, филиал ИГ «Боко Хаарам» основал на севере страны государство шариата; в Кении исламисты «Аль-Шабаб» совершают убийственные вылазки против кенийцев; в Эфиопии, древней христианской стране, мусульмане составляют сегодня уже треть населения и находятся под влиянием фундаменталистов. 

С другой стороны, во многих странах Африки на подъеме находятся евангелистские произраильские движения, а Израиль воспринимается, как естественный союзник в борьбе с опасным и беспощадным врагом. 

Существенным успехом Либермана в глазах дружественных африканских народов стало провозглашение независимости Южного Судана от фундаменталистского режима в Хартуме во главе с Омаром аль-Баширом. В день провозглашения независимости, в Джубе, столице нового государства, вместе с флагом молодого государства реяло бело-голубое полотнище со звездой Давида. 

По инициативе Либермана через 38 лет возобновило работу посольство Израиля в Аккре, столице Ганы - одной из наиболее дружественной сегодня Израилю африканских стран. Во время встречи Либермана с его ангольским коллегой Джорджем Чикоти в Иерусалиме в августе 2012 года был дан новый импульс сотрудничеству с Анголой - одной из наиболее быстрых по темпам рост экономик континента. 

Все эти страны поддержали заявку Израиля на получение статуса государства-наблюдателя при Африканском Союзе, несмотря на противодействие гигантского мусульманского мира. 

Почин, данный Либерманом, был подхвачен Нетаниягу, и получил новое развитие после турне премьер-министра по африканскому континенту в июле прошлого года и его нынешнего визита в Либерию. Несомненно, что это путь, в котором неизбежны откаты назад, препятствия и разногласия, а сила инерции, как показали события после недавнего голосования в СБ по антиизраильской резолюции, все еще велика. Однако общность интересов, при растущем ослаблении и расколе арабского мира, открывает новые, еще совсем недавно казавшиеся недостижимые, перспективы взаимодействия между Иерусалимом и Черным континентом.

counter
Comments system Cackle