Диане Бутту с поклоном
Фото: Getty Images
Диане Бутту с поклоном

И Бутту и Смотрич ведут нас к катастрофе. После всех прошедших лет единственное практическое решение остается тем же, каким оно было в самом начале: два государства для двух народов. Никакого другого решения нет.

Несколько дней назад почти никому не ведомая палестинка удостоилась необычной почести. Написанная ей статья появилась на верху первой страницы самой уважаемой в мире газеты: "Нью-Йорк таймс".

Редактор представил автора, Диану Бутту (Diana Buttu) , как "юриста и бывшего советника группы переговорщиков Организации освобождения Палестины".

Я познакомился с Дианой Бутту в 2000 году, когда она впервые появилась на палестинской сцене в начале второй интифады. Она, родившаяся в Канаде дочь палестинских иммигрантов, пыталась всеми силами ассимилироваться на своей новой родине и получила хорошее канадское образование.

Когда на оккупированных территориях стала разгораться борьба, она вернулась в страну своих родителей. Молодой юрист, блестяще владевшая английским языком – достоинство не столь уж частое среди палестинцев – она произвела большое впечатление на палестинских участников переговоров с Израилем и получила приглашение присоединиться к национальным усилиям.

Когда переговоры постигла клиническая смерть, Диана Бутту исчезла из моего поля зрения – до ее сенсационного возвращения на прошлой неделе.

Место, предоставленное ей в газете, и заголовок статьи свидетельствуют о важности, какую американские редакторы придают ее аргументации. Заголовок у статьи такой: "Нужна ли нам Палестинская администрация?", за которым следует подзаголовок: "Зашторьте Палестинскую администрацию".

Доводы Дианы Бутту соблазняют своей простотой: Палестинская администрация исчерпала свою полезность и должны быть ликвидирована. Безотлагательно.

Палестинская администрация, говорит она, была образована для выполнения конкретной задачи: вести переговоры с Израилем об окончании оккупации и создании долгожданного Палестинского государства. По своему характеру, эта задача была ограничена во времени.

В соответствии с Ословским соглашением, переговоры об окончании оккупации должны были достичь своей цели в 1999 году. С тех пор прошло 18 лет безо всякого продвижения к решению проблемы. Развивалось только поселенческое движение, достигшее теперь чудовищных размеров.

При таких обстоятельствах, пишет Бутту, Палестинская администрация стала субподрядчиком оккупации. Она помогает Израилю угнетать палестинцев. Она действительно нанимает многочисленный персонал учреждений образования и здравоохранения, но более трети ее бюджета – около 4 миллиардов долларов – уходит на "безопасность". Палестинские силы безопасности тесно сотрудничают со своими израильскими коллегами. А это значит, что они сотрудничают в сохранении оккупации.

Бутту также выражает недовольство отсутствием демократии. За 12 лет ни разу не было проведено выборов. Махмуд Аббас (Абу-Мазен) руководит в нарушение Основного Палестинского Закона.

У Бутту есть простое решение: "Этой Администрации пора уйти". Нужно ее упразднить, возложить ответственность за оккупированное палестинское население на израильского оккупанта и принять "новую палестинскую стратегию".

Какую стратегию, конкретно?

До этой точки аргументация Бутту была прозрачна и логична. Но далее становится расплывчатой и туманной.

Прежде чем продолжить, сделаю несколько личных замечаний.

Я израильтянин. Я считаю себя израильским патриотом. Как сын оккупирующей страны я не считаю себя вправе давать советы оккупированным.

Да, я посвятил последние 79 лет моей жизни достижению мира между двумя народами – мира, который, я полагаю, насущно необходим обоим. С конца 1948 года я отстаиваю необходимость создания независимого Государства Палестина бок о бок с Государством Израиль. Некоторые из моих недругов с крайне правого фланга даже обвинили меня в том, что я изобрел "двугосударственное решение" (и поэтому заслуживаю титул "предателя").

Несмотря на это, я всегда воздерживался от того, чтобы давать палестинцам советы. Даже когда Ясир Арафат несколько раз публично назвал меня своим "другом", я не мог представить себя в роли советника. Я много раз выражал и высказывал свои взгляды публично в присутствии палестинцев, но это далеко не роль советника.

И сейчас я не готов давать советы палестинцам в целом и Диане Бутту в частности. Но позволю себе сделать несколько замечаний по поводу ее революционного предложения.

Перечитав ее статью дважды и трижды, я ощутил в ней диспропорцию между диагнозом и лекарством.

Какие действия она предлагает палестинцам?

Первый шаг ясен: смести Палестинскую администрацию и вернуть все органы палестинского самоуправления израильскому военному губернатору.

Это не так уж сложно. А что дальше?

Диана Бутту высказала несколько общих предложений. "Ненасильственные массовые протесты", "БДС", "Уделить внимание правам палестинских беженцев (с 1948 года) и палестинским гражданам Израиля". Она с одобрением отметила, что уже более трети палестинцев на оккупированных территориях поддерживают одногосударственное решение, что означает создание двунационального государства.

При всем уважении, вынужден спросить: могут ли эти два лекарства – употребленные совместно или по отдельности – освободить палестинский народ?

Нет никаких доказательств, что это произойдет.

Опыт показывает, что оккупационным властям совсем несложно обратить "ненасильственные массовые протесты" в чрезвычайно насильственные. Это произошло в ходе обеих интифад, и особенно в ходе второй. Они начались с ненасильственных действий, а затем оккупационные власти вызывали снайперов. Через несколько дней интифада стала насильственной.

Организация бойкотов? Теперь по всему миру распространилось движение БДС против Израиля. Израильское правительство напугано и противостоит ему всеми средствами, включая комичные. Но страх вызван не экономическим ущербом, который может причинить этот бойкот, а тем, как он отражается на образе Израиля. Неприятно, но не смертельно.

Как и многие другие, Бутту приводит пример Южной Африки. Это не более чем игра воображения. Всемирный бойкот действительно был впечатляющим, но не он обрушил режим апартеида. Это западная иллюзия, отражающая презрение к "туземцам".

Расистский режим в Южной Африке был свергнут не изысканными иностранцами, а презренными "туземцами". Черные начали кампанию вооруженной борьбы (да, великий Нельсон Мандела был "террористом") и массовых забастовок, которые нанесли удар по экономике. Роль международного бойкота была полезной, но вспомогательной.

Бутту возлагает большие надежды на "палестинские бойкоты". Но могут ли они всерьез повредить израильской экономике? В любой момент можно привезти миллион китайских рабочих.

Бутту также упоминает международный суд в Гааге. Беда в том, что еврейская психология очерствела к "гойскому правосудию". Разве все они не антисемиты? Израиль плевать хотел на этот суд, как наплевал он на резолюции ООН.

Что же остается? Единственная альтернатива, о которой Бутту благоразумно не упоминает, это террор.

Многие народы в ходе истории начинали войны за независимость и вели борьбу против своих угнетателей с применением силы. В Израиле такую борьбу называют "террором".

Забудем на минуту об идеологии и сосредоточимся исключительно на практическом аспекте: может ли кампания "террора" оккупированного народа против народа-оккупанта оказаться при существующих обстоятельствах успешной?

У меня на этот счет большие сомнения. Израильские службы безопасности проявляли до настоящего времени высокую готовность к борьбе с вооруженным сопротивлением.

Но если так, что остается палестинцам? Одним словом: Держаться.

И в этом у Махмуда Аббаса особый талант. Держаться он умеет прекрасно. Быть во главе народа, проходящего через страшные испытания, страдания и унижение, и не сдаваться. Аббас не сдается. Если кто-то, когда-нибудь в будущем, займет его место, Маруан Баргути, например, он тоже не сдастся.

В ранней молодости я был членом "Иргуна" – подпольной военной организации. Во время Второй мировой войны моя рота провела "суд" над маршалом Филиппом Петеном, который стал во главе правительства Франции после ее разгрома. Это правительство находилось в Виши и получало распоряжения от оккупировавшей страну Германии.

Вопреки моему желанию, меня назначили защитником. Я отнесся к поручению серьезно и, к своему удивлению, обнаружил, что Петен действовал логично. Он спас Париж от разрушения и дал возможность большинству французов пережить оккупацию. Когда империя нацистов рухнула, Франция, возглавленная Шарлем де Голлем, присоединилась к победителям.

Разумеется, Диана Бутту не ссылается на этот перегруженный эмоциями исторический пример. Но о нем следует помнить.

За несколько дней до появления статьи Бутту лидер израильской фашистской правой, заместитель председателя Кнессета Бецалель Смотрич, опубликовал свой ультиматум палестинцам.

Смотрич предложил поставить палестинцев перед выбором одной из трех возможностей: покинуть страну, жить в стране, не имея гражданских прав, или поднять вооруженное восстание – и тогда израильская армия "будет знать, как поступить с ними".

Проще говоря, это выбор между: (а) изгнанием семи миллионов палестинцев с Западного берега (включая Восточный Иерусалим), из собственно Израиля и из полосы Газы, что будет равносильно геноциду; (b) положением рабов при режиме апартеида; (с) геноцидом без лишних слов.

Расплывчатое предложение Бутту практически означает второй выбор. Она упомянула, что палестинцы одобрительно относятся к "одногосударственному" решению. От недвусмысленного утверждения она уклонилась, скрывшись за вошедшей в моду формулой: "два государства или одно государство". Что-то вроде: "поплывем или потонем".

Это самоубийство. Драматическое или овеянное славой. Но в любом случае – самоубийство.

И Бутту. и Смотрич ведут нас к катастрофе.

После всех прошедших лет единственное практическое решение остается тем же, каким оно было в самом начале: два государства для двух народов. Два государства будут жить друг с другом бок о бок и, может быть, даже в дружбе.

Никакого другого решения нет.

counter
Comments system Cackle