Иран, не помнящий родства
Фото: Reuters
Иран, не помнящий родства

Интрига президентских выборов в Иране разрешилась на удивление быстро. Вопреки прогнозам, предсказывавшим борьбу "ноздря в ноздрю" и необходимость второго тура, действующий глава государства, реформатор Хасан Роухани обошел своего соперника, консерватора Эбрахима Раиси, с большим отрывом. Чтобы получить президентский мандат еще на четыре года, президенту Роухани оказалось достаточно одного тура. 

Двадцать лет назад, летом 1997 года, Исламская Республика Иран, в свое время поднявшаяся с колен на лозунге "Смерть Америке!", в первый раз проголосовала за то, чтобы наконец-то перестать чувствовать себя осажденной крепостью, перестать дразнить Запад и чуть ли не экстатически радоваться международным санкциям по принципу "Нас бьют, а мы крепчаем". Тогда на президентских выборах иранцы в первый раз сенсационно проголосовали за богослова-реформатора Мохаммада Хатами, и его победа поначалу была воспринята как случайность, как аномалия. Как результат сбоя в построенной в стране после исламской революции 1979 года закрытой от Запада системе, произошедшего в результате разрыва в массовом сознании матрицы исламского фундаментализма. 

Сегодня упоминание имени архитектора несостоявшейся иранской перестройки экс-президента Хатами остается в Исламской Республике под негласным запретом — его предпочитают не вспоминать политики, обходят молчанием ведущие СМИ. Хранители иранских "духовных скреп" из Корпуса стражей исламской революции и других почтенных институтов в виде многочисленных "советов", пытающиеся сохранить режим в неприкосновенности, сделали все, чтобы не допустить рецидива иранской перестройки. Тем более что о поддержке Роухани в ходе избирательной гонки 2017 года заявил откуда-то из своего информационного подполья опальный для консерваторов Хатами. 

Для того чтобы взять реванш, у иранских консерваторов, казалось, были все предпосылки. Хотя во время своего первого срока в 2015 году Хасан Роухани и добился исторического ядерного соглашения с "шестеркой" мировых держав, его ахиллесовой пятой стала экономика. Отличительными чертами Ирана в период правления Хасана Роухани стали бедность, отсутствие рабочих мест, остающаяся высокой инфляция, наконец, всепроникающая коррупция. 

Достигнутая при президенте Роухани победа на международной арене важна, но она не прокормит. К тому же пришедший к власти в США новый президент Дональд Трамп не видит в Иране никаких перемен и пытается вернуться к давнему американскому тезису о том, что все беды в мире — от зловещей страны аятолл. Тезис этот с подачи США оказался удивительно живучим со времен исламской революции 1979 года, когда иранские студенты захватили американское посольство в Тегеране, подвергнув мировую сверхдержаву всемирному унижению. Казалось бы, в этой ситуации стране нужен сильный лидер, способный навести порядок в экономике и дать отпор внешнему врагу, вернув в оборот воспламенявший массы лозунг "Смерть Америке!". 

И тем не менее, несмотря на все "но", Иран вновь проголосовал за Хасана Роухани. Страна, забывающая догматы исламской революции, не захотела терять историческую перспективу и возвращаться в прошлую "осажденную крепость". 

Иран проголосовал за то, чтобы быть другим,— не таким, каким его представляют себе исламские консерваторы и президент Трамп.

counter
Comments system Cackle