Станет Трамп ли нам трамплином?
Фото: Reuters
Станет Трамп ли нам трамплином?

Накануне прибытия Дональда Трампа, в еврейском государстве теряются в понимании того, какой станет ближневосточная политика 45-го президента США, прежде всего, в отношении Израиля и возможностей урегулирования статуса арабского населения Иудеи и Самарии. Не исключено, что неясность сохранится и после завершения визита. 

В канун визита 45-го президента США Дональда Трампа израильская политическая система зависла в растерянном напряжении. Нет, речь не идет об опасениях по поводу его отношения к еврейскому государству. В отличие от предыдущего президента, чей откровенно враждебный настрой не раз вызывал оторопь даже на левом израильском фланге, Трамп дружелюбен Израилю и очевидно ему симпатизирует. 

Проблема в неясности его позиции относительно дальнейшего развития событий на Ближнем Востоке и сомнениях в том, что такое видение вообще уже сформировано, а также в осознании невиданного по своему масштабу откровенного саботажа администрации нового президента со стороны подзуживаемых СМИ государственных чиновников, включая руководство разведок и Госдепартамента. 

И даже из израильского далека хорошо заметно, что Трамп пока не сумел установить контроль над целыми сегментами государственного управления в своей стране. 

Последними примерами тому стали раздутое до абсурда обсуждение возможного ущерба, причиненного Трампом израильской разведке и инцидент с отказом в совместном с премьер-министром Нетаниягу посещении Западной Стены. 

Подобно тузикам, в радостном возбуждении, треплющим хозяйскую грелку, в течение нескольких дней израильские СМИ воодушевленно и смачно теребили слитую их американскими коллегами (в немалой степени, также их идеологическими соратниками) тему возможного вреда, нанесенного израильской разведке Трампом, якобы сболтнувшим в беседе с российским главой МИДа Лавровым лишнее. 

К слову, такое поведение израильских СМИ разительно отличалось от подобострастного отношения к предыдущему президенту Обаме, чьи действия и заявления не раз в гораздо большей степени заслуживали возмущения. 

Обсуждались самые разные версии: от более сомнительных - по поводу возникшей угрозе жизни внедренному в руководящий состав ИГИЛ израильскому агенту, до более правдоподобных - о засвечивании перед российскими, а значит, возможно и иранскими спецслужбами, способностей израильской электронной разведки перехватывать и расшифровывать сообщения между высшим руководством ИГИЛ. Что в свою очередь могло бы повысить бдительность недружелюбных израильских соседей и, таким образом, свести на нет многолетние кропотливые усилия. 

Наконец здравый смысл возобладал, и наиболее адекватные эксперты сошлись во мнении о том, что если подобный ущерб и имел место, то его последствия, скорее всего, отнюдь не были столь драматичны. Поскольку передавая информацию политикам, спецслужба, как правило, уже принимает во внимание возможную утечку информации "не в те руки". 

Стало ясно, что скандал, поднятый в американских СМИ был следствием ведущейся в разведсообществе США междоусобной войны, а возможно и попыткой повлиять на ухудшение отношения израильского общества к Трампу, в преддверии президентского визита. 

Куда хуже выглядела вторая история, когда на предложение, поступившие из канцелярии главы израильского правительства Биньямина Нетаниягу сопроводить Трампа во время его посещения "Западной Стены" ("Стене Плача"), последовал резкий ответ одного из работников консульства (то есть, чиновника Госдепартамента), заявившего, что с точки зрения США ни Храмовая Гора, ни весь Старый Город вообще не принадлежат Израилю, а значит, у Нетаниягу нет оснований присоединяться к Трампу. 

Мгновенно возникшее в Израиле возмущение, было несколько сглажено последовавшим за тем однозначным выступлением представителя США в ООН Никки Хейли, сообщившей, что "США считают Иерусалим израильским". Тем не менее в еврейском государстве очевидно ожидали более ясной реакции Белого дома на демарш Госдепартамента. 

И даже интервью, данное Трампом в конце минувшей недели израильской газете "Исраэль ха-Йом", в которой президент "не исключил" возможность совместного посещения еврейской святыни было, в данном случае, явно недостаточно. 

На момент написания этой статьи остается по-прежнему неизвестным прогуляются ли Нетаниягу и Трамп к Западной Стене вместе. К сожалению, с немалой вероятностью, совместный променад не состоится. Как, судя по всему, не будет во время посещения Трампом Израиля объявлено и о переносе американского посольства из Тель-Авива в Иерусалим. 

Не исключено, что неясность в этом вопросе, сохраняется лишь до конца визита Трампа в Саудовскую Аравию. В преддверии подписания гигантских торговых договоров, включая контракт о поставках американских вооружений в королевство на 110 миллиардов долларов, Трамп, возможно, не хотел возбуждать лишнее общественное недовольство у воспитанного на ненависти к Израилю населения Саудовской Аравии. 

Однако, скорее всего, ситуация сложнее, и дело отнюдь не только в желании не распалять юдофобские настроения жителей Аравийского полуострова. Похоже Трамп приезжает в Израиль с ощущением целесообразности и возможности достижения соглашения между еврейским государством и коррумпированной правящей в Рамалле кликой террористов ООП во главе с Махмудом Аббасом. 

В Израиле к такому развитию событий относятся куда пессимистичнее, но Трамп питающий неясно откуда берущиеся надежды на возможность продвижения договоренностей с Аббасом, вероятно, хочет сохранить пространство для политического маневра и потому не станет объявлять о переносе посольства. 

Вместе с тем, стоит ясно осознавать, что именно это действие, укрепляющее еврейский статус Иерусалима, а вовсе не эфемерные и бессмысленные усилия по достижению призрачных соглашений с арабскими террористами, куда важнее Трампу для обеспечения собственной решающей политической поддержки. 

Основу его электората составляют американские евангелисты. Именно их общины, увеличившиеся с 70-х годов прошлого века с 50 миллионов почти до 100 миллионов, привели его к власти. 

Накануне последних президентских выборов в США, мобилизация евангелистских христиан в поддержку Трампа была ошеломительной. За него проголосовало 80% белых евангелистов, продемонстрировав пик единодушия (даже в поддержку Буша-младшего в 2004 году это показатель достиг 78%). 

Именно они активно и массово жертвовали средства на его предвыборную кампанию и становились добровольцами, агитирующими в его пользу. Наконец, судя по всему, именно евангелисты, в которых конвертируются многие мексиканские иммигранты католики, позволили Трампу одержать победу в одном из ключевых штатов - Флориде. 

Евангелисты сделали Трампа президентом. Он хорошо знает это. Недаром своим вице-президентом он назначил их представителя, бывшего губернатора Индианы Майкла Пенса. 

Очень многие евангелисты поддерживают существование еврейского государства в Земле Израиля, исходя из религиозных соображений. В укреплении Израиля они видят исполнение библейских пророчеств и приближение прихода Мессии. 

И скорее всего, на фоне стремительно усиливающейся ассимиляции американских евреев, все менее связывающих себя с Израилем, именно эти евангелисты станут основой американского произраильского лобби уже в ближайшем будущем. 

Отказ Трампа выполнять свои предвыборные обещания по поводу переноса посольства, которые, к слову, соответствуют измененной в 2016 году платформе Республиканской партии, рассматривающей Иерусалим как "единую и неделимую столицу Израиля", и призывающей "перенести туда посольство в соответствии с американским законом", несомненно вызовет большое разочарование среди евангелистских сторонников Трампа. 

Возможность для принятия этого решения президенту Трампу будет предоставлена восемь раз за четырехлетнюю каденцию. В соответствии с законом, принятым американским Конгрессом в 1995 году, посольство должно было быть перенесено еще в 1998 году. 

Вот только по предложению сенатора от Демократической партии из Калифорнии, Дианы Файнстайн и ее тогдашнего помощника Даниэля Шапиро, назначенного впоследствии Обамой послом в Израиль, в закон была внесена маленькая поправка. В соответствиями с "соображениями национальной безопасности" президент США вправе наложить вето на вступление в силу этого закона сроком на полгода. 

Так сенатор-демократ еврейского происхождения и ее помощник тоже еврей, парализовали законодательную инициативу. С тех пор, Билл Клинтон, Джордж Буш и Барак Обама регулярно и неизменно продлевали президентское вето. В конце мая Трампу предстоит впервые принять это решение или, наоборот, позволить закону вступить в силу. 

Трамп, безусловно, может отодвинуть это решение на самый конец своей каденции. Но уже через полтора года состоятся выборы в Сенат. Разочарование его произраильски настроенных сторонников может повлиять на их исход, что в свою очередь способно привести к потере республиканского большинства в Сенате и, как следствие - стать серьезным ударом по свободе действий президента. И вряд ли Трамп не осведомлен о возможности подобной цепи событий. 

Майские дни, а точнее, дни, называемые в соответствии с еврейской традицией днями "счета омера" не раз оказывались судьбоносными для еврейского народа, что, к слову, вполне соответствует религиозному пониманию их значения. 

Тут уместно вспомнить и сомнения накануне провозглашения государства в мае 1948 года, развеянные большинством всего в один голос самого Давида Бен-Гуриона, сумевшего правильно оценить риски и продавить историческое решение. 

И ощущение экзистенциальной угрозы, нависшей над страной два десятилетия спустя в те же дни, но уже в 1967 году, разрешившиеся ошеломительной победой в Шестидневной войне, изменившей весь ход дальнейшей истории страны. 

Наконец, в этом же контексте, стоит рассматривать и крушение 30-летней монополии социалистов во второй половине мая 1977 года с приходом к власти либерального правительства, осуществившего в дальнейшем множество судьбоносных шагов, включая раскрепощение экономики, заселение Иудеи и Самарии, распространение суверенитета на Голанские высоты и принятие закона об Иерусалиме. 

При этом, масштаб и важность происходивших в "дни омера" изменений, часто осознавалась лишь во временной перспективе. Кто знает, может и результаты визита Трампа в Израиль прояснятся не сразу. 

Станет ли нынешний визит 45-го американского президента историческим в той же мере, положит ли начало важным и фундаментальным сдвигам на благо еврейского государства? Может статься, мы узнаем об этом лишь недели, месяцы, а то и годы спустя.

counter
Comments system Cackle