Между ультра и неизвестностью
Фото: Getty Images
Между ультра и неизвестностью

Во второй тур президентских выборов во Франции прошли ультраправые и малоизвестный политик во главе новой, условно-центристской партии. «Французы хотят обновления», - заявил Эммануэль Макрон. Он набрал самый высокий (24,86% голосов) в первом туре, в его поддержку выступает административный ресурс, бывшие соперники - Бенуа Амон и Франсуа Фийон, а также нынешний глава государства Франсуа Олланд. 

Предвыборная кампания сторонников Макрона и большинства СМИ будет сосредоточена на том, чтобы не дать выиграть «Национальному фронту» Марин Ле Пен. Одним словом, Эммануэль Макрон – наиболее вероятный президент Франции. 

И все же не стоит торопить события. Ведь совсем недавно большинство экспертов ставило на Хиллари Клинтон, оставляя мизерный шанс Дональду Трампу… 

Марин Ле Пен опасаются в Европе едва ли не больше, чем Трампа. Она выступает за выход из ЕС и НАТО, за ограничение иммиграции, борьбу с исламским радикализмом и «сильную Францию». Программа ее «Фронта», хоть и подретушированная со времен Ле Пена-старшего, остается националистической и популистской. В целом Марин Ле Пен со своей враждебностью к исламу и иммигрантам, могла бы импонировать израильским правым, если бы не ее латентный антисемитизм. 

Ле Пен старается не допускать в своих выступлениях откровенно антисемитских высказываний. В 2015 году она исключила из партии собственного отца, известного скандальными заявлениями по поводу евреев и Холокоста. В последнее время она не раз напоминала французским евреям, что является их главной защитницей. Тем не менее, в ее окружении осталось немало людей с откровенно антисемитскими взглядами. Да и позицию самой Ле Пен называют «неоднозначной». 

Так, Ле Пен, отказалась признать ответственность Франции за облаву на евреев в июле 1942 года, когда 13 тысяч человек были арестованы и отправлены в концлагеря. В свое время Жак Ширак, а за ним и Франсуа Олланд принесли извинения еврейскому народу за то, что «французы стали соучастниками оккупантов". Но Ле Пен настаивает, что виноваты лишь те, кто находился в те годы у власти и не представлял французский народ. По ее мнению, отказ от признания коллективной вины и от концентрации на «темных сторонах истории» призван вернуть детям «гордость за Францию». 

Кроме того, Марин Ле Пен уже предупредила, что запретит не только хиджаб – евреям придется отказаться от ношения кипы в общественных местах. 

Франция всегда отличалась высоким уровнем антисемитизма, который только усиливается по мере увеличения мусульманского населения. Опыт показывает, что приход к власти правых сил всегда сопровождается вспышкой антисемитских настроений, даже если сами лидеры демонстрируют к Израилю и евреям дружеские чувства - как это происходит в Трамповской Америке. Но Марин Ле Пен в симпатиях к евреям не замечена, поэтому можно понять французских евреев, готовых паковать чемоданы в случае ее избрания. 

Парадоксальным образом, отношения Израиля с Ле-пеновской Францией могут сложиться не так уж плохо. Во всяком случае, от «Национального фронта» вряд ли стоит ожидать требования уступок палестинцам и создания палестинского государства. 

Эммануэль Макрон для Франции, французских евреев и Евросоюза хорош уже тем, что он – не Ле Пен. В Израиле же по его поводу пока стараются не строить прогнозы. Макрон высказывался против создания палестинского государства в одностороннем порядке и давления на Израиль. Он критиковал позицию своей страны по резолюции ЮНЕСКО, отрицавшей связь евреев с Иерусалимом. Однако на посту министра экономики Макрон поддержал решение ЕС маркировать продукцию израильских поселений, в то же время заявив, что Франция не хочет бойкотировать Израиль. 

Известно также, что Макрон считает необходимым ограничить строительство еврейских поселений, но не замораживать их. В какой-то момент он осудил «агрессивную поселенческую политику Нетаниягу». 

Четкой позиции в отношении Израиля у кандидата в президенты нет. Его политику во многом будут определять советники и соратники, в основном из бывшей администрации Ширака. Среди них выделяют ненавистника Израиля Доминика де Вильпена. Именно в его бытность министром иностранных дел произошел скандал, когда посол Франции в Лондоне Даниэль Бернар назвал Израиль «маленьким дерьмовым государством», виновным в эскалации насилия в регионе. Вильпен вполне может стать в правительстве Макрона главой МИД, а то и премьер-министром. 

Хотя выходца из бизнес-среды Макрона иногда сравнивают с Трампом, ожидания от его президентства скорее напоминают первые выборы Обамы. Как и Обама, он довольно молод, не принадлежит к партийному истеблишменту, не имеет опыта политического руководства – а потому непредсказуем. Утешает лишь то, что Израиль зависит от Франции гораздо меньше, чем от США.

counter
Comments system Cackle