Хаим Глик о голодовке террористов
Фото: Getty Images
Хаим Глик о голодовке террористов

Более тысячи палестинских заключенных в израильских тюрьмах объявили голодовку протеста. Инициатор стачки - Марван Баргути. Как отреагировали власти Израиля и на что жалуются опасные террористы. Комментарий Хаима Глика, в прошлом заместителя главы Управления тюрем Израиля. 

Евгений Сова: Добрый вечер, Хаим Глик, в прошлом заместитель главы Управления тюрем Израиля. 

Хаим Глик: Добрый вечер. 

Евгений Сова: Первый вопрос - насколько вообще следует верить написанной статье Марвана Баргути в издании НЙ-Таймс? 

Хаим Глик: Я провел в системе исполнения наказаний и Управления тюрем 27 лет. Я командовал несколькими тюрьмами, занимался непростыми заключенными. Моя последняя должность - замглавы Управления. Исходя из моего опыта, могу с уверенностью сказать, что все написанное Баргути полная чепуха! Я видел многие тюрьмы в разных странах мира. Отношение, которое получают заключенные в Израиле, многие из которых тяжелые террористы, на порядок лучше, чем во многих западных странах. Поэтому, я категорически не принимаю все, что написано в этой статье. 

Евгений Сова: Каким вообще образом заключенный, который отбывает пожизненный срок за убийство, дает интервью. Насколько я понимаю, это нарушение правил? 

Хаим Глик: Да, безусловно. Речь идет о грубом нарушении правил поведения заключенного, поэтому он был тут же переведен в другую тюрьму. Каждый заключенный прекрасно знает, что ему можно, а что нельзя делать. Это правила Управления тюрем, которые ничем не отличаются от правил в любой другой тюрьме в мире и не важно будь это обычный заключенный или палестинец, который отбывает срок за терроризм. 

Евгений Сова: Но согласитесь, что Баргути не обычный заключенный… Не будет называть его лидером или парламентарием и таким образом уподобляться изданию НЙ Таймс, но все таки, он отличается от других заключенных, тем более, что более тысячи человек решили бастовать вместе с ним… 

Хаим Глик: Я не знаю, что такое “тысяча человек пошли с ним”. Я знаю, что многим заключенным просто удобно использовать подобные случаи, а вдруг им тоже что-то перепадет. Марван Баргути никакой не лидер. Он обычный террорист, осужденный израильским судом на пожизненный срок за убийство израильских граждан. Никто не собирается относиться к нему по-особенному или делать ему поблажки. И его участь одна - до конца своих дней сидеть в тюрьме. Я лично не вижу, что он способен влиять или быть лидером. Да, ему удобно вести себя подобным образом, тем более, что это уже не первый раз, когда палестинцы в израильских тюрьмах объявляют голодовку, можно предположить, что это и не последний раз. Но я еще раз повторюсь - отношение к палестинским заключенным одно из самых лучших среди всех тюрем в мире! 

Евгений Сова: Тогда почему в сообщениях различных СМИ особо подчеркивается, что Управление тюрем не намерено вести переговоры с заключенными… Получается, что в прошлом такие переговоры велись? 

Хаим Глик: Нет, я не помню из своей практики, чтобы с палестинскими террористами в израильских тюрьмах когда либо велись переговоры. Все забастовки заканчивались в одностороннем порядке и на условиях Управления тюрем. Поймите, это очень четкая организация. Есть правила для каждого подобного случая и есть определенная политика поведения, которая вырабатывается годами. Кроме того, есть руководство министерства внутренней безопасности, которому непосредственно подчиняется Управление тюрем. Я могу вас заверить - из этой забастовки ничего не выйдет, это все на уровне разговоров. 

Евгений Сова: Объясните мне, пожалуйста, две вещи. Во-первых, было ли готово Управление тюрем к этому Дню, так называемый День палестинского заключенного. Второе - что делает с теми, кто объявляет голодовку, какие меры можно вообще применить к заключенному, который и так отбывает пожизненный срок… 

Хаим Глик: Начнем с главного: Управление тюрем Израиля лишь выполняет постановления суда. Никто не судит заключенных, а лишь следует тем ограничениям, наложенным на них судьями. В первую очередь - это оградить осужденных от общества, так как они совершили преступления и во-вторых сделать так, чтобы они не вернулись к преступной деятельности. Отсюда и вся политика в отношении заключенных. Никто не собирается действовать особенным образом в отдельных случаях или в отношении отдельных заключенных. Можно предположить, что сотрудники Управления тюрем постоянно улучшают свою работу, где-то добавляют, где-то меняет на практическом уровне, но в целом, все придерживаются единой политики и правил, которые определены законом. 

Евгений Сова: Как же можно наказать например того же Баргути? 

Хаим Глик: Отказ от еды является грубым нарушением правил поведения в тюрьме. Есть достаточно мер, которые можно применить к таким заключенным. Мы слышим из прессы, что палестинские заключенные жалуются на невыносимые условия, забывая отметить, что в их камерах есть например телевизоры с разными каналами. Этого они могут лишиться, если будут нарушать правила. Они, например, забыли рассказать, что не ограничены в покупках в тюремном магазине. Они также не говорят о качестве еды, которую они получают, а это такая же еда, которую получают например военнослужащие Армии Обороны Израиля. Вдобавок заключенные могут пользоваться услугами тюремной поликлиники и получать бесплатное лечение зубов. Иными словами, они забывают рассказать главное - несмотря на то, что они жестокие убийцы, тем не менее, Израиль предоставляет им более чем гуманные условия. А если же речь дойдет до угрозы жизни заключенного в результате им же объявленной голодовки, поверьте, его тоже спасут и сделают все, чтобы вернуть к жизни в той же тюремной поликлинике. 

Евгений Сова: Мы слышим о попытках использовать эту забастовку и призвать к всеобщей демонстрации протеста, некоторые заключенные призывают своих родственников и сторонников выйти на улицы. Есть ли шанс, что голодовка в тюрьме приведет к интифаде на Западном берегу… 

Хаим Глик: К сожалению, у Израиля хватает врагов и есть немало людей, которые с удовольствием готовы использовать подобные ситуации. Нужно понимать, что речь идет о наглой лжи и те, кто используют эту ложь, ничем не отличаются от тех палестинских заключенных, которые жалуются на якобы тяжелые условия в тюрьмах. Спросите у родственников палестинских заключенных, спросите у палестинского министра по делам заключенных, наконец, у самих заключенных и вы увидите, что они будут говорить про что угодно, но никогда не скажу правды про условия содержания заключенных в израильских тюрьмах. Не забывайте, что это тюрьма, при этом, с очень гуманными и приемлемыми условиями для жизни за решеткой. Поэтому, все эти истории - абсолютная чушь! 

Евгений Сова: Есть международный контроль над израильскими тюрьмами? Как это работает? 

Хаим Глик: Израильские тюрьмы постоянно проверяются разными международными организациями. Представители Красного креста могут в любой момент попасть в любую тюрьму. Мы от них ничего не скрываем. Они знают всю ситуацию. Управление тюрем также находится в поле зрения государственного контролера. Представители его офиса постоянно проверяют Управление тюрем. Многие депутаты Кнессета имеют свободный доступ и знают, что происходит в тюрьмах. Есть очень много людей, которые знают, каково истинное положение вещей и Управлению тюрем нечего скрывать, тем более, как я уже сказал, условия содержания в тюрьмах очень приличные для заключенных. По закону и согласно международным правилам. Так что все попытки очернить Израиль таким образом не приведут ни к чему хорошему. 

Евгений Сова: Хаим Глик, большое спасибо. 

Хаим Глик: Большое спасибо!

counter
Комментарии